Хозяин гор Как туристы помогают природному парку?

Хозяин гор Как туристы помогают природному парку?

Ергаки уникальны, и с этим никто не возьмется спорить. Спящий Саян, Висячий камень, пик Араданский с его водопадами, черновая тайга, не тронутая человеком, снег до середины июня и полное отсутствие клещей. Не удивительно, что именно в этот природный парк не зарастает народная тропа – год за годом туристов становится все больше. Если в 2011 году посмотреть на саянские красоты решили 17 000 человек, то в прошлом году – уже 39 000. Они оставляют после себя горы мусора и, не замечая того, прикармливают медведей.

Возможно ли совместить сохранение природы и комфортный отдых? Директор КГБУ «Дирекция природного парка Ергаки» Игорь Грязин уверен, что сделать это нетрудно.

«Первая любовь»

Грязин– Игорь Валентинович, как вы выбрали именно эту сферу деятельности – почему экология, почему Ергаки?

– Все детство я провел на таежных просторах – в Иркутской, Амурской области. Окончил биологический факультет, а потом, уже работая учителем в школе, окончил юридический. У меня даже на юрфаке была дипломная работа, связанная с биологией, – «Правовой режим охотничьих угодий». После юрфака занялся юридической деятельностью, при этом сопровождал как адвокат организации, занимающиеся охотничьим хозяйством, сотрудничал с Крайохотуправлением до его реорганизации. То есть связь с биологией, охраной природы я не терял никогда – моя «первая любовь» боролась с занятием юриспруденцией. В 2011 году мне поступило предложение возглавить природный парк «Ергаки», я согласился. На этой работе наконец-то можно было в полной мере сочетать и биологические, и юридические знания. Переехал с семьей из Красноярска в Ермаковское и по сей день занимаюсь любимым делом – охраной природы.

– Как в первый раз попали в Ергаки?

– Это было в 80-е годы, когда я студентом ездил в Тыву. По дороге решили посмотреть новое для нас место. Ергаки поразили меня совершенно – никаких баз, абсолютно девственная природа, горы. Когда через многие годы я попал сюда снова, поначалу испытал реальный шок: деятельность человека сразу была заметна. В принципе, то же самое случилось и с озером Беле, где раньше не ступала нога туриста, а теперь знаете, сколько там человек отдыхают летом. Картинка совсем другая.

– Грустно смотреть?

– В случае с Ергаками вначале впечатление было крайне негативное, потом, когда погрузился в ситуацию, стало понятно: все не так плохо – задействованы небольшие территории парка. А вот на Беле все очень печально: полным ходом идет деградация природного комплекса.

Ергакам повезло: нужно отдать должное правительству Красноярского края – на момент создания природного парка сразу была поставлена задача развивать его в соответствии со схемой терпланирования. И мы сейчас работаем строго в соответствии с этой схемой на закрепленных рекреационных площадках. Есть соответствующая комиссия, которая это контролирует. Поэтому у нас нет такого хаоса, как, например, на Алтае. Если вы там были, наверняка видели, как хаотично застроена красивейшая Катунь.

– А какие проблемы с Беле?

– Там проблема не только с тем, что появились большие базы отдыха, которых в такой зоне просто быть не должно. Проблема с невыстроенной инфраструктурой, с туалетами – там негерметичные септики. Мы в Ергаках сейчас категоричны – только герметичные септики, поэтому строить такие объекты здесь дорого. Если все негерметично, дренаж неизбежно попадает в почву. Я уверен, что заботу о сохранении уникальных природных объектов нужно начинать именно с таких вопросов. Мы ведем большую, трудоемкую работу, но с ней справляемся. Даже в труднодоступные места рядом с таким большим водоемом, как озеро Светлое, например, спускаем 200-литровый бак, оборачиваем, закрепляем досками – и так добиваемся герметичности. Когда все заполняется, закрываем и оставляем. К сожалению, у нас нет возможности, как в Канаде, вывозить септик вертолетами, поэтому добавляем в бак бактерии – и через некоторое время эта субстанция будет для природы безопасна. Разбогатеем – будем вывозить сразу вертолетами.

– Вы привели пример Канады. Возможно, нам стоило бы что-то перенять у них?

– В целом, если говорить о технологиях, мы используем лучший мировой опыт. Обустройство троп, создание инфраструктуры на периферии – транспортных стоянок, это везде примерно одинаково. Вопрос в том, насколько качественно, технологично и с учетом ландшафта это сделано. Например, у нас никогда не будет таких высоких экотроп, как на Столбах – нет ни одной тропы выше 10 см. И все это обусловлено особенностями климата: в Ергаках снег выше 1,5 м, высокие настилы просто раздавит.

– Тропы на каких-то маршрутах проложены полностью, или все пока в процессе?

– Почти полностью готова Тропа сибирского охотника, думаю, что в этом году мы ее окончим. У нас сейчас работы ведутся в Каменном городке – там будет больше километра тропы, сделаем специальную железную лестницу, появятся хорошие настилы. И зону, прилегающую к Оленьей речке, и Каменный городок заканчиваем, – осталось немного. Начинаем плотно работать над тропами на Радужное и Светлое. Экотропы облегчат жизнь туристам – все-таки по ним ходить удобнее – и помогут нам контролировать туристические потоки. Это очень важная для парка работа.

– Как я понимаю, волонтеры помогают именно в создании экотроп.

– Несомненно. Мы благодарны волонтерам: у них много энтузиазма и желания помочь. Только второй год ориентируем их на обустройство троп – прошлогодний опыт оказался очень хорошим. Создание тропы – работа, которая сразу видна, и каждый из них может сказать: ребята, вот этот участок сделал я.

Однозначно, волонтерское движение мы будем развивать и дальше. Насколько мне известно, сейчас у нас единственный волонтерский международный лагерь во всем крае. Пока лагерь действует только летом, но мы проходим регистрацию в Европейской волонтерской службе и планируем, что добровольных помощников будем привлекать круглый год. Они могут заниматься не только обустройством троп и уборкой мусора, но и проведением научных исследований.

– Каких-то жестких ограничений для попадания в волонтерский лагерь нет?

– Главное – желание работать и физическая форма, все остальное неважно.

– Что, на ваш взгляд, движет волонтерами, которые приезжают помогать вам из других стран?

– Главное, что привлекает их в Ергаках, – это великолепная природа, свобода общения, хорошие условия проживания и питания, обеспеченные природным парком. Но главное, конечно, – помощь в сохранении природы. Их работа особенно важна летом, в пик туристического сезона, когда весь коллектив парка максимально задействован в работах, связанных с охраной, проведением экскурсий, эколого-просветительских мероприятиях.

«Мы всегда на стороне зверя»

Еграки– Сейчас часто используется термин «познавательный туризм». Вы не могли бы пояснить, что он означает?

– Мне, если честно, он не очень нравится – особенно в применении к туризму на особо охраняемых территориях. Ведь познавать можно не только природные достопримечательности, так? Более уместен термин «экологический туризм» как отражающий связь с природой. Он предполагает не только собственно путешествия, но и рекреацию – восстановление человеческих сил на лоне природы.

Мы очень активно ведем эколого-просветительскую работу, особенно с детьми – в школах и детских садах. Проводим экскурсии для них в Ергаках. Создали совместно с WWF клуб друзей природы «Жарки», дети вместе с нами участвуют в постоянной работе по сохранению уникальных природных комплексов Ергаков, популяризации парка.

– Работа выходит за границы парка?

– Да, стараемся распространить экологическую культуру и на Ермаковский район. Туристы, в том числе иностранные, часто хотят посмотреть не только территорию парка, где чисто и нет мусора, но и весь район. Мы столкнулись с ситуацией множества несанкционированных свалок, вид которых крайне негативно сказывается на имидже района, Красноярского края и России в целом. Но не закроешь же окошки автобуса занавесками. Пытаемся бороться с этим. Например, в этом году дети клуба «Жарки» вместе с методистами парка пометили на карте с помощью GPS все несанкционированные свалки района, на основании этих данных направили заявление о принятии мер в прокуратуру. Прокуратура уже отреагировала соответствующими представлениями.

Дети взяли «шефство» над Мигнинским прудом в Ермаковском районе – популярным местом купания и отдыха. Они с нашей помощью второй год убирают мусор на берегу, разметили баннер о необходимости убирать за собой. Да, очень сложно поменять менталитет загрязняющих природу взрослых, но определенные результаты есть. Мусора на пруду стало меньше.

– Судя по вашему сайту, для природного парка большая проблема – медведи.

– Скорее не медведи, а туристы, которые не знают, как себя вести. Это просто кошмар! Мы начинаем с троп выносить еду, выложенную ими для медведей. А ведь сколько раз говорили: ни в коем случае нельзя кормить зверя. У нас были случаи, когда медведь пытался залезть в палатку. Особенно опасно, когда люди потихонечку прикармливают их, еда заканчивается – медведь идет к людям, он уже привык, что его кормят. Каждый год мы это говорим, но туристы, видимо, не запоминают. Выкладывать еду на тропе – вопиющая безответственность. Человек, который делает это, подвергает себя реальной опасности.

Несколько случаев нападения медведя на человека в год все-таки бывает. Или он проходит рядом, или пытается залезть в палатку. И каждый раз, мы анализировали, это молодые звери – двухлетки, которых, видимо, выдавливают из основной зоны проживания на периферию. Они ищут пищу, идут на ее запах – и вот здесь начинается конфликт человека и зверя. Мы, сотрудники природного парка, всегда на стороне зверя – мы знаем его психологию и понимаем, что так себя будет вести любой зверь, не только медведь.

Как только сообщают, что медведь вышел к людям, мы очень оперативно работаем по этому сигналу. На основных маршрутах – на Радужном и Светлом – у нас постоянные посты, передвижная спецохрана. Там находятся инспекторы, в том числе и с оружием. Поэтому все могут спокойно идти в горы, мы сразу же на любой сигнал отреагируем. Смертельных случаев, к счастью, не происходило.

Еще раз прошу туристов: не кормите зверя и немедленно сообщайте, если увидели медведя на активном туристическом маршруте.

– За безопасностью туристов следят и сотрудники МЧС?

– Спасатели на территории парка – его огромное преимущество. Это отмечают все – и наши туристы, и международные. Ребята-спасатели, конечно, молодцы, очень помогают. Работаем рука об руку Мы привлекаем их, когда на большие экскурсии собирается больше 20 человек.

– МЧС эвакуируют тех туристов, которые травмируются?

– Такие эвакуации происходят периодически. Ситуации, которые приводят к травмам, очень простые: человек поднимается на водопад Мраморный, хочет сфотографироваться, поскальзывается на мокрых камнях – все, травма. Были и смертельные случаи – именно на Мраморном. Недавно зимой два снегоходчика не рассчитали скорость движения, не знали местность, надавили на газ – и свалились с обрыва. Всегда нужно помнить об осторожности – это горы, здесь не все так просто.

«Главная ошибка – самоуверенность»

– Можно ли в современных условиях совместить нормальную жизнь природного парка и комфортное пребывание в нем туристов?

– Я убежден, что можно выстроить взаимодействие туриста с природой, при котором природа будет страдать минимально от антропогенного воздействия. Ключ к успеху – развитая туристическая инфраструктура и жесткая регламентация поведения туриста на природе: останавливаться только в специально отведенных местах, пользоваться газовыми горелками, уносить мусор с собой, не уничтожать растительность, не прикармливать животных, не рисовать на скалах.

И соответствующий контроль, конечно. При таких условиях окружающая туриста среда не будет нарушаться и посетитель парка будет видеть цветущие поляны, чистые, без надписей скалы, близко подходящих животных. Мы к этому стремимся.

– Что дает простому городскому жителю посещение природного парка?

– Городской житель в парке восстанавливается после стрессовой жизни в городе – дышит чистым воздухом, восстанавливает нервную систему. Бесклещевая зона природного парка Ергаки с чистейшим воздухом, водой, древними кедровниками, удивительным горным ландшафтом идеально подходит для этого. Я был свидетелем случаев, когда типичные жители крупных городов дня два находятся в состоянии кислородного опьянения, привыкая к чистому воздуху. Когда процесс привыкания заканчивается, происходит отчетливое улучшение состояния организма. У людей просто хорошее настроение.

– Какие главные ошибки совершают туристы в Ергаках?

– Главная ошибка туристов, идущих самостоятельно в горы и тайгу, – это самоуверенность. Прежде чем впервые посетить Ергаки, изучите информацию о парке – она есть и на нашем сайте http://www.ergaki-park.ru/. Подберите снаряжение. Потренируйтесь ходить. Научитесь ориентироваться в горах. Неподготовленный турист может и заболеть, и заблудиться. Внимательней смотрите маркировку маршрутов. Не лезьте без снаряжения на крутые горные склоны. Не оставляйте еду, не прикармливайте животных. Максимально пользуйтесь газовыми горелками.

– Как в парке обстоит дело с браконьерами?

– Нам помогают с ними бороться сами туристы. Постоянно поступают данные о том, что там или там видели человека с ружьем. Я еще раз всех туристов прошу: сообщайте, как только увидите в Ергаках что-нибудь, что, на ваш взгляд, нарушает природный комплекс, каким-то образом может повредить парку. Это как раз тот пример, когда туристический поток в том числе положительно влияет на сохранение парка – туристы же не охотятся, но всегда сообщают о фактах браконьерства. Говорят, туристы губят природу, уничтожают животных. Да, такое бывает. Но ведь можно сузить туристические потоки, обустроить их традиционные маршруты. Здесь мы избегаем деградации природных ресурсов – тропы занимают слишком небольшое пространство, чтобы началась эрозия почвы.

В Ергаках тысячи людей, поэтому браконьеры просто сюда не суются в большинстве своем. Взаимодействие туристов и парка пока складывается удачно. Я считаю, у нас больше друзей, чем тех, кто пытается нарушить правила. Поэтому очень спокойно отношусь к развитию туризма на особо охраняемых природных территориях – конечно, исключая заповедные зоны.

Досье

Игорь Грязин родился 22 августа 1969 года в поселке Артемовский Бодайбинского района Иркутской области.

В 1988–1989 гг. прошел срочную службу во внутренних войсках. Воинское звание – сержант.

В 1992 году окончил биологический факультет Красноярского государственного университета, специальность – биолог со специализацией «промысловая ихтиология и охотоведение».

В 1998 году окончил юридический факультет Красноярского государственного университета.

С января 2011 года – директор КГБУ «Дирекция природного парка Ергаки».

Женат. Четверо детей.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Северный фольклор – это страшная сказка на ночь»
Евгения и Юлию Поротовых долгане считают своими художниками. Прошлым летом они задумали путешествие на малую родину Евгения – в поселок
18 мая 2022
Будь готов! Всегда готов!
Сто лет назад, 19 мая 1922 года, решением II Всероссийской конференции РКСМ была образована Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина – массовое детское
Деликатесы высоких широт
Как-то случилось побывать на Камчатке, в очень приличном отеле, где обещали кормить деликатесами, и воображение сразу нарисовало красную рыбу в