Когда в семь лет впервые наряжаешь елку Как живет семья, в которую приходит приемный ребенок

Когда в семь лет впервые наряжаешь елку Как живет семья, в которую приходит приемный ребенок

«Теперь нас на одного мальчика больше. Знакомьтесь, Даня. Пока еще не Шубкин, но это уже формальности», – представила приемного ребенка Татьяна в своем блоге в социальной сети. Так у ее дочери, 5-летней Алисы, появился брат, а у самой женщины – сын. С тех пор прошло полтора года. Все это время красноярка Татьяна Шубкина рассказывала о своих детях в блоге. И хотя большинство записей ироничные и веселые, было понятно: маленькой семье пришлось пережить немало, чтобы привыкнуть друг к другу.

Первый этап – самый жесткий

Каждый пост в блоге Татьяны Шубкиной – о буднях и праздниках приемной семьи. Как правило, это фото детей с небольшим комментарием, например, «Бывают люди, которые в 7 лет впервые наряжают новогоднюю елку». Или небольшой рассказ о приемном сыне: «Сходил на английский, пришел без двух зубов. Один потерял, второй сохранил – под подушку положил. Говорит, мышка принесет 50 рублей, он мне деньги подарит, чтобы я подарок себе купила».

Всего несколько предложений, но каждое слово «стреляет» прямо в сердце и воздействует сильнее долгих рассуждений о том, что каждому ребенку нужна семья. Ведь о чем бы ни были конкретные записи, на самом деле они рассказывают о любви, которой наполнена жизнь мамы и двух ее детей.

…То, что хочет стать приемной мамой, Татьяна Шубкина поняла много лет назад. Но тогда для этого не было финансовых возможностей. Особенно важно было иметь свою квартиру – женщина не хотела обременять близких. Через месяц после того, как появилось собственное жилье, начала собирать документы на оформление опеки над ребенком из детского дома. Этот процесс занял около месяца. Еще два месяца ушло на обучение в школе приемных родителей (ШПР).

ШПР, считает Татьяна, – необходимый этап для каждого, кто собирается взять под опеку или усыновить сироту. Здесь дают информацию, без которой приемным родителям не обойтись. Например, подробно рассказывают об адаптационных периодах, через которые проходят воспитанники детдома в новых семьях. Поначалу они стараются произвести хорошее впечатление, пытаются услужить. На самом деле такое поведение означает крайнюю неуверенность.

– На следующем этапе адаптации ребенок начинает давать жару окружающим. Это означает, что он расслабился, начал чувствовать себя членом семьи, – объясняет Татьяна. – Чего только не вытворял сын в это время! Каждым поступком он будто спрашивал: «Что будет, если разбить любимую вазу? Накажут? А если уничтожить любимый планшет? Простят?»

В школе приемных родителей предупреждают: не показывайте привязанность к каким-то дорогим вещам (например, гаджетам или драгоценностям). Вероятнее всего, именно самые ценные будут уничтожены, чтобы проверить, насколько вы готовы принять и полюбить маленького человека и после таких проступков.

Многие сироты, оказавшись в семье, прячут еду, бесконтрольно объедаются, не получая от пищи удовольствия. У тех, кто живет в детском доме, сформирована привычка даже в туалет по часам ходить, не говоря уже о расписании обедов и завтраков. Поэтому, оказавшись в месте, где перекусить можно в любое время, а не когда скажут, не могут остановиться.

– Прошло полтора года, но сын до сих пор иногда прячет еду под подушку. Причем, как правило, это нечто странное: какие-то объедки или корочка от банана, например. Поначалу это пугало, сейчас отношусь к таким «кладам» спокойно, – продолжает Татьяна. – У меня не много информации о начале жизни Данила, но я знаю: он голодал, был беспризорником. За брошенным мальчиком присматривали соседи по частному сектору – у его матери были совсем другие интересы. В самом начале жизни сыну пришлось пройти через такие испытания, какие не всякому взрослому под силу.

Данила забрали из семьи, когда ему было пять лет. Помнит, когда за ним пришли полицейские, то купили сок и шоколадку. Насколько поняла Татьяна из его рассказа, разлука с матерью не стала шоком. Видимо, особой привязанности к ней не было. А вот о социальном приюте, где оказался мальчик, прежде чем попал в детский дом, вспоминает с нежностью. Наверное, только там он впервые почувствовал себя ребенком. Здесь не нужно было выживать, а можно было наконец-то поесть досыта и даже поиграть и посмотреть мультики.

Не ждите, что он будет вас любить

Адаптация – непростой период не только для ребенка, но и для всех членов семьи, куда он приходит. Дочери Татьяны понадобилось время, чтобы привыкнуть к брату. Хотя мама долго готовила Алису к тому, что скоро в доме появится еще один ребенок. Например, девочке было сложно смириться с тем, что Данил ломает ее игрушки.

Они до сих пор иногда ссорятся – как все братья и сестры, – но очень быстро мирятся. Хотя Алиса младше Данила, ведет себя как старшая. Мальчик частенько витает в облаках, практичная девочка присматривает за ним. У Алисы под контролем школьные дела – не только собственные, но и брата. Сейчас мама за них спокойна, но так было не всегда.

– Начало жизни Данила в семье совпало с привыканием к школе. И это был настоящий ад, – вспоминает Татьяна. – Он выбрасывал учебники за шкаф, подворовывал. Признаюсь, для меня это стало настоящим шоком. Причем, уверена, происходило это просто из-за отсутствия привычки к собственности, ведь в детском доме у ребятишек нет своих вещей.

Сейчас, если мальчик находит в школе деньги или вещи, то разыскивает хозяина и возвращает. Но чтобы пришло понимание: чужие вещи трогать нельзя, понадобился не один месяц объяснений. И, разумеется, одними беседами здесь не обойтись. Только когда ребенку регулярно дарят подарки, когда у него появляются собственные вещи, он начинает ценить и то, что принадлежит другим.

Были и другие непростые для приемной мамы моменты. Казалось, некоторые перемены в жизни не сможет принять никогда. Все изменилось в тот момент, когда женщина поняла: ни один ребенок не обязан соответствовать представлениям о нем. Многие из проблем в семье происходят потому, что люди видят и взаимодействуют не с живым человеком, а с неким образом. Общение приемных детей и родителей – не исключение.

– Когда ребенка берут из детского дома, с ним связывают какие-то ожидания. Представляют, наверное, как он будет сидеть смирно на диване, кушать аккуратно, всем «спасибо – до свидания» говорить. Но где вы видели таких детей? – говорит Татьяна. – Не ждите, что он будет вас любить. Поставьте себя на его место: вас берут за шкирку и переселяют к незнакомым людям. Посмотрю я, как вы найдете со всеми общий язык.

Дети никому ничего не должны. У каждого – свой характер: кто-то хулиган, а кто-то тихоня. И, конечно, все разные, неважно, где вырос ребенок, в детском доме или в семье. Всем нужны любовь и внимание.

Из блога Татьяны Шубкиной

– Когда мы забирали Данила, из детского дома уезжал еще один мальчик. И вроде бы и праздник: мы с тортиками, конфетами, шарики везде воздушные. У меня праздник – сын рождается. А тут твою руку берет малявка и говорит: «А ты меня тоже заберешь?» И ты не обращаешь внимания на них. Не потому, что ты весь такой бесчувственный, а чтобы надежду даже не дать им. И для себя, чтобы не реветь в три ручья.
Сейчас я поняла: советовать забирать ребенка никому не стану. Замуж, наверно, не так страшно выходить – разойтись всегда можно. А тут навсегда, в любых ситуациях: и в горести, и в радости, да еще и в ответе только ты.
Территорию мелкие делили около месяца – прямых столкновений не было, драк до крови тоже, просто было недопонимание. Теперь это хоть и не прям такие трогательные идеальные дети, но явно брат и сестра: ябедничают друг на друга, одна выскочка, другой хитрюга, а друг без друга – тоска.
Что сейчас? Будто так и было всегда. Я опять своя собственная, дети рядом, но не вместо меня. С Данилом все отлично наладилось. Я очень боялась, что не приму его, – но получилось. Нам, конечно, еще нужно научиться посмелее обниматься, но мы уже получаем от этого удовольствие, а не страх. «Нам» – я здесь говорю именно «нам» – потому что мы все втроем учимся общаться друг с другом.

Фото из семейного архива Татьяны Шубкиной

Проект: Папа, Мама, я вас жду!

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

И тракт, и музей, и завод
Обычно, вспоминая знаковые события почти двухсотлетней давности, мы можем «иллюстрировать» их лишь силой своего воображения. Но благодаря уникальной коллекции первого фотографа
28 июня 2022
В попытках остановить время
В одной из наших предыдущих бесед с членом Общественной палаты Красноярского края, директором Института государственного и муниципального управления при правительстве
27 июня 2022
Что круче: Кызыл-1997 или Кызыл-2022?
Чемпионат России по вольной борьбе пришел в Кызыл спустя ровно 25 лет. Тогда, в 1997 году, он проходил вообще под