Меню Поиск
USD: 76.81 -0.35
EUR: 89.66-0.31
№ 60 / 1238

Красноярск или Венеция?

Уродливые следствия отсутствия ливневок

Фото Олега Кузьмина Многочисленные провалы и размытия на дорогах красноярцы связывают с участившимися дождями. Сезон осадков всегда был сложным для краевого центра. Нередко на центральных улицах появлялись настоящие озера. Ведь с улиц Красноярска воде уходить некуда.

Почему в краевом центре отсутствует система ливневой канализации, и планируется ли решать этот вопрос в будущем? Об этом мы разговариваем с заведующим кафедрой «Автомобильные дороги и городские сооружения» ИСИ СФУ, кандидатом технических наук, доцентом, членом-корреспондентом РАЕН, координатором проекта «Дорожная инспекция ОНФ» в Красноярском крае Вадимом СЕРВАТИНСКИМ.


– Вадим Вячеславович, как многочисленные провалы на улицах Красноярска связаны с отсутствием в городе ливневой канализации?
– Все очень просто: асфальт старый – растрескивается и перестает быть гидроизоляцией. Вода проникает в основание, и оно теряет свою несущую способность. Покрытие запросто можно продавить колесом. Ливневками у нас оборудовано около 10 процентов всей уличной сети – 119 км из 1 200 км дорог. Но и из них некоторые не работают.
– Красноярск обновляется, появляются новые микрорайоны, новые дороги. А почему ливневую канализацию не прокладываем?

– Ливневки строить дорого. У нас много старых сетей, которые прокладывались хаотично. И их перенос – это 40 процентов от стоимости всех строительных работ. В Красноярске воду в ливневых канализациях стараются запустить под собственным весом – чтобы она шла самотеком. Потому что перекачивающие станции тоже дорогое удовольствие. А куда она потечет? Где у нас коллекторы?
Есть генеральный план развития Красноярска, но план ливневой канализации в него не внесен. Мы не знаем, как строить ливневую канализацию и разводить воду – куда пойдет уклон.

– То есть у нас не существует даже плана строительства сетей?

– Совершенно верно. Хотя мы должны об этом думать. Развивать территорию необходимо в соответствии с пониманием, как пройдет система ливневой канализации. Строительство новых микрорайонов должно идти в соответствии с планами строительства ливневок.

Тогда городу легче будет дышать. А отсутствие плана сказывается уродливыми гримасами при ремонте улиц. Например, когда расширяли улицу Ленина, где существует ливневая канализация, не смогли понизить проезжую часть к краю (где должен идти прикромочный лоток, в который стекает вода). Потому сделали перелом профиля. Теперь вода стекает с двух сторон прямо на проезжую часть. Это неправильно и с точки зрения безопасности, и с точки зрения проектирования дорог.

Другой пример: улица Пролетарская, ее тоже при строительстве сделали с ливневой канализацией. Но до недавнего времени здесь находился частный сектор, улица узкая. А сейчас на ней настроили многоэтажных гигантов и улицу расширили (этого требуют градостроительные нормы). И водоприемные колодцы оказались ровно посередине дороги. Ливневая канализация не работает, стоит впустую.
А если бы генеральный план города действовал в соответствии с планом развития ливневой канализации, мы бы знали, где в будущем будет закрываться частная застройка или будут расширяться границы города. И понимали бы, как вписывать туда ливневку.
Кстати, планируется возобновление работы по строительству метро. Первые проекты метрополитена были глубокого заложения – до 70 метров. Сейчас самая глубокая станция расположится на расстоянии 30 метров от поверхности земли. На эту глубину ливневку не закопаешь.
Я считаю, появление метро в Красноярске усложнит поверхностный сток, то есть усугубит ситуацию с подтоплением дождевыми водами. А в будущем потребует супермастерства при реконструкции улиц.

– Но есть хотя бы задумка создать генеральный план развития ливневой канализации в Красноярске?

– В прошлом году инженерно-строительный институт СФУ делал запрос в департамент городского хозяйства администрации Красноярска на этот счет. Но ответа до сих пор нет. А планы составлять нужно, это жизненно необходимо Красноярску.

– То есть в ближайшее время ждать изменений не стоит?

– Революционных – нет. Но к лучшему все постепенно меняется. Например, в обслуживании дорог. В прошлом сезоне много нареканий было на средство борьбы с гололедом «Бионорд». Но это не самый плохой материал в сравнении с остальными. Сейчас город продумывает и просчитывает схему распределения этого реагента – как правильно, в каких пропорциях и где посыпать.
Мы заключили договор с АТП, проводим переквалификацию сотрудников. Повысились и требования к материалу. Администрация Красноярска поставила условия перед заводом: будут делать входной контроль, проверять химсостав пришедшего вещества.
Кроме того, сейчас наши химики занялись рассолением земель. Продумывают, какие химические реагенты вносить, чтобы нейтрализовать либо уменьшить воздействие противогололедных материалов на окружающую среду.

– Может, стоит отказаться от применения «Бионорда»?

– Раньше в Красноярске дороги посыпали песком. Возможно, это косвенная причина задерживания строительства ливневой канализации. После зимы на поверхности оставались тонны песка, которые смывались в ливневку. Замучаешься чистить. Трубопроводы диаметром 40 см, и очищение – только ручная работа. Кроме того, не было такого интенсивного движения.
Сейчас Красноярск – один из самых аварийных городов России. Необходимо обеспечивать сцепление. Песок с солью очень сильно корродирует металл. Кроме того, весной и летом из-за песка на дорогах стоит пыль – не продохнуть. А «Бионорд» чем хорош – он разрыхляет снежно-ледяную поверхность, нужно только вовремя ее убирать с дорог.
Я, например, вторую зиму отмечаю: еду по чистому дорожному покрытию, вижу разметку, а не ледяные шишки размером с кулак. Я считаю, необходимо выбирать то, что обеспечивает нашу безопасность на дороге.

Фото Олега Кузьмина, пресс-службы КрУДор, пресс-службы регионального отделения ОНФ

№ 60 / 1238

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео