Красноярск: путешествие во времени От деревянного захолустья к современному мегаполису

Красноярск: путешествие во времени От деревянного захолустья к современному мегаполису

Бывая в других городах, мы неизбежно сравниваем их с Красноярском. Обращаем внимание на жилые дома, количество магазинов, на работу транспорта. Оцениваем, насколько комфортно было бы жить. Иногда сравнение в пользу Красноярска, иногда – наоборот. Но в любом случае не вызывает сомнения факт: за последнее десятилетие город преобразился. А насколько комфортно было жить в Красноярске 35, 50 или 70 лет назад? Чтобы понять это, необходимо совершить небольшое путешествие во времени…

На «Мотане» до Красмаша

С образованием Красноярского края город на Енисее приобретает новое значение, хотя никак не дотягивал до статуса столицы края. Сейчас нам сложно даже представить, что половина горожан… держали скот, имели пастбища, да и вообще по сути вели деревенский образ жизни: мыться, к примеру, ходили в баню – а их на 1937 год насчитывалось 18. Передвигались на лошадях. Общественный транспорт появился только перед войной. К началу 1940 года красноярская межрайонная контора автотранспорта имела парк, состоящий из грузовых автомобилей и восьми автобусов марки ГАЗ-03-03. Пассажиры могли передвигаться всего по трем автобусным маршрутам, к примеру, «Железнодорожный вокзал – Мелькомбинат».

Каким быть городу дальше? На этот вопрос должны были ответить специалисты, готовившие в середине 30-х годов проект «Большого Красноярска». Предлагались разные концепции: развитие только левобережной части или преимущественно правобережной части, но с сохранением жилой застройки на левом берегу. В итоге пришли к выводу, что части города будут располагаться параллельно, на двух берегах.

ВзлеткаНовый статус повлиял на характер дальнейшей застройки города. Появились первые крупные общественные здания – лесотехнический институт, центральный телеграф, многоэтажные жилые дома в центре. На правом берегу началось возведение первых жилищных комплексов – по улице Вавилова и по проспекту им. газ. «Красноярский рабочий» (Каменный квартал). К концу 30-х годов в городе было 11 больниц. В 1940 году в Красноярке был открыт хирургический комплекс на 180 коек, который впоследствии стал краевой больницей. Молодой стране была важна каждая пара рук, в том числе и женских. «Женщина! Учись грамоте!» – призывали листовки того времени. Возникла острая необходимость в таких учреждениях, как детские сады, – ранее их не существовало. Для желающих работать на детских площадках были организованы трехнедельные курсы. Наркомпрос прислал четырех студентов дошкольного факультета МГУ, два ящика цветной бумаги и карандаши. Сохранились сведения, что с 1934 по 1940 год построили 15 детских садов. Но работало их – в неспециализированных зданиях – почти в 20 раз больше.

Особенно остро стояла проблема с жильем. Новая квартира была недосягаемой мечтой. В конце тридцатых годов на одного человека приходилось… всего три квадратных метра. Да и какие это были метры? В лучшем случае – в деревянном доме, построенном до революции. Тем временем в центре города начались работы по строительству зданий на площади Революции. Чтобы освободить место, летом 1936 года взорвали величественный Богородице-Рождественский собор. На его месте возвели Дом Советов (в настоящее время это здание правительства края).

Уже тогда была создана служба зеленого хозяйства. Правда, до каштанов и пальм было далеко: озеленение города сводилось к выкапыванию обычных сибирских кустарников и деревьев в лесу и последующему высаживанию их на улицах. Огороды жителей вынесли за черту города. Конечно, все меры по благоустройству были недостаточными. Красноярск не производил особого впечатления. Проспект Сталина был покрыт дощатыми тротуарами. На месте проспекта Свободный — городская свалка… А вот какой столица края сохранилась в воспоминаниях почетного жителя города, известного строителя Виктора Боровика «Город, ставший судьбою»:

«Красноярск 40-х годов… Его даже нельзя было назвать провинциальным. Большего захолустья представить трудно. Одно-двухэтажный, какой-то запущенный, заброшенный, грязный. В том месте, где сейчас Предмостная площадь правого берега, никакой площади не было, ветер поднимал огромные клубы пыли, так что двигаться было невозможно – в такие ветреные дни Красноярску больше подходило название Ветропыльск. <…> Ходили всюду пешком. Правда, от нынешней остановки «Театр юного зрителя», где на участке в бараках проживала большая часть рабочих, до Красмаша – седьмого участка двигался поезд, который назывался «Мотаня».

«Станки стояли прямо на снегу…»

Не будь той страшной войны – каким был бы Красноярск? Об этом мы никогда не узнаем. Облик правого берега навсегда изменили эвакуированные заводы. Тогда, в начале 40-х, эшелоны с эвакуированным оборудованием стояли на всех железнодорожных станциях – Енисее, Злобино, Базаихе. В лучших зданиях — размещены госпитали. В город хлынули эвакуированные. Бараки, времянки, общежития – вот где приходилось разжигать «домашний очаг» тысячам горожан. И это в лучшем случае. Зачастую люди вынуждены были жить на кухнях, в отапливаемых палатках, в цехах заводов, спортивных залах, красных уголках. Но даже в такое время не забывали о благоустройстве. Проводились воскресники по очистке и озеленению города. Тяжелейшее военное время, эвакуация не только крупных заводов, но и учебных заведений позволили Красноярску уже в 50-е годы стать одним из крупнейших индустриальных центров страны. Построены заводы асбоцементных изделий, фибролитовых плит, домостроительный цех Красноярского ЛДК. Город приобретал все более обустроенный вид. На городских улицах – правда, лишь некоторых – наконец-то появился асфальт. А 31 декабря 1949 года была открыта первая городская елка. Вместо картофельных полей на правом берегу заложили красноярский парк имени 1 Мая. Но вот квартирный вопрос стоял все так же остро. По утвержденному генеральному плану проводилась застройка Слободы Весны индивидуальными домами. Для экономии нередко старые одно- и двухэтажные дома просто «надстраивали». Впрочем, жизнь даже в «роскошных» по тем временам домах на главной улице города (нынешнем проспекте Мира) была не такой уж комфортной. По воспоминаниям жильцов, лифтов не было, так же как и горячей воды, а на кухне стояла обычная печь, соединенная с общим дымоходом, проложенным в толстой стене.

Конечно, и в то время разбивали клумбы, высаживали кустарники, кое-где были даже маленькие фонтаны. Но инвестиции в благоустройство, когда часть горожан жила едва ли не на улице, по понятным причинам считали нецелесообразными. Позже вообще появился лозунг «Архитектура должна быть экономной». Экономили на проектировании – появились типовые проекты, на материалах, заменяя кирпич элементами домостроения, которые собирали на заводах. В Северо-Западном районе, Зеленой Роще и других районах появились хрущевки с крошечными кухнями и низкими потолками. Их сейчас ругают. Но благодаря именно им тысячи людей наконец-то смогли переехать в собственное жилье.

Десятилетия взлета

театральная площадьИсторики называют два десятилетия – с 1970 по 1990 год – «красноярским взлетом». В это время вводится в строй не только ряд новых заводов – появляются Институт медицинских проблем Севера, Красноярский филиал СО АН СССР, филармония и еще ряд знаковых для города объектов. Город активно застраивался. Все эти преобразования связывают с именем Павла Федирко, долгое время занимавшего место первого секретаря Красноярского краевого комитета КПСС. Архитекторы того времени очень ценили то, что человек такого уровня занимался градостроительством и формированием облика города.

Любимый многими горожанами театр оперы и балета появился почти случайно. Изначально проектировался музыкальный театр. Вот как этот момент вспоминает в своей книге почетный гражданин Красноярска, заслуженный строитель РСФСР Виктор Боровик, ставший свидетелем разговора первого секретаря крайкома КПСС Владимира Долгих с Павлом Федирко.

– Слушай, Павел Стефанович, – говорит Долгих, – у нас же есть музыкальный театр. Да, плохой, придет время – найдем деньги, сделаем хороший. Но в Сибири нигде, кроме Новосибирска, нет театра оперы и балета. А чем мы хуже? Давайте построим оперный!

– Давайте!..

Старожилы Красноярска, наверное, еще помнят, как однажды все пункты приема стеклянной тары неожиданно повесили объявления: принимаем темные бутылки из-под шампанского. А нужны они были нам, строителям театра оперы и балета. Во всех театрах мира для отражения звука под оркестровую яму засыпается специальное стекло, которое покрывается цементной пленкой и затем деревянным покрытием. И в нашем оперном под оркестровой ямой было разбито несколько десятков тысяч таких бутылок».

Но театр был только началом. Павел Федирко понимал: автономное его существование было лишено смысла. Для артистов было построено общежитие. Потом Дом актера. Потом – хореографическое училище, институт искусств…

В конце 70-х годов была предпринята попытка переноса административного центра на Взлетку. Уже тогда понимали, что в перспективе исторический центр просто не выдержит потока транспорта. Но этим планам не суждено было сбыться… Началась перестройка. Недостроенными оказались не только административные здания, но и планетарий. Кто знает, появится ли он теперь?..

В современном городе проекты большинства жилых комплексов включают в себя не только дома повышенной комфортности, но и строительство детских садов, школ, обустройство дворов и даже набережной в том случае, если здания стоят неподалеку от реки…Конечно, таких жилищных комплексов пока не так много, и не могут они пока кардинально изменить общий индустриальный облик Красноярска с трубами, серыми промышленными «коробами», бетонными заборами… Но стоит вспомнить градостроительную историю советского периода (а едва ли не 90 процентов современного города было построено именно тогда), как многое становится объяснимым. Задачи, которые ставились руководством страны перед Красноярском, не оставляли возможностей для тщательного планирования и воплощения каких-то диковинных замыслов архитекторов и ландшафтных дизайнеров…У Красноярска все еще впереди.

Под кронами каштанов

ЖД вокзалЕще в середине 90-х годов Красноярск вряд ли мог поразить кого-то особой красотой. Рядовой город с однотипными зданиями, каких в стране – не один десяток. Помню, как, прогуливаясь в районе парка Горького в то время, совершенно случайно обнаружила три невысокие робкие струйки, бьющие вертикально из какой-то бетонной полуразрушенной плиты… «Фонтан!» – умиленно подумала я.

Сейчас многие элементы благоустройства, которые выгодно отличают Красноярск, появились благодаря бывшему мэру – Петру Пимашкову. Сколько подшучивали над ним, сколько обвиняли в «напрасной» трате бюджетных средств… А сейчас наступление лета по-настоящему не чувствуется, пока не запустят «Реки Сибири» или светомузыкальную феерию на Театральной площади. Кстати, по словам автора проекта Арэга Демирханова, фонтан перед театром оперы и балета был придуман им во время работы над проектом архитектурного ансамбля еще в конце 60-х годов:

– Перед театром был фонтан-кондиционер, спроектированный для вентиляции театра. Он не планировался как декоративный или художественный. Мне очень хотелось, чтобы здесь был устроен светомузыкальный фонтан. Я замышлял его как зрелище, как красивую визитную карточку города, с видом на просторы Енисея. Но городские власти никак не могли реализовать светомузыкальный фонтан, так как разноцветная игра воды – очень дорогое и сложное устройство. И только девятый глава Красноярска – Петр Пимашков согласился воплотить идею в жизнь. Я специально ездил в Китай, где осмотрел оборудование, способное работать в нескольких режимах на различные ритмы музыкальной композиции. Работа велась постепенно вплоть до 2006 года.

Сейчас в Красноярске работает более ста фонтанов, вписавшихся в общий облик города достаточно органично. Так же органично, как и аккуратная брусчатка, и великолепные зеленые скульптуры, и наши уже ставшие знаменитыми пальмы… Их историю рассказывают авторы книги «Мой, твой, наш Красноярск: город на рубеже тысячелетий»:

«Пальмы появились в 2001 году. Южные красавицы прибыли из Сочи по железной дороге в специальных контейнерах. Такой подарок сделал сочинский бизнесмен Сергей Миносян, который прожил в Красноярске 10 лет… Первые пальмы были высажены возле педагогического университета на проспекте Мира, три украсили Красную площадь и еще три – площадь возле технологического университета». А в 2005 году впервые на проспекте Мира были высажены теплолюбивые каштаны – зиму они живут под специальными колпаками… А зеленые скульптуры? Изначально специалистов планировали пригласить из Китая, однако они запросили такую сумму за свои услуги, что стало ясно: дешевле наших мастеров отправить на учебу в Голландию. Зато сейчас семейство жирафов, слоны на Копылова, петух с ярким хвостом стали неотъемлемой частью городского пейзажа. Как и огромное количество тюльпанов. Можно вспомнить много чего появившегося буквально в последние 10 лет: и скульптуру поэта А. Пушкина и его жены с изящной ротондой на проспекте Мира, и статую Фемиды, и бременских музыкантов возле ДК 1 Мая… Такие штрихи рисуют образ современного города. Уютного и комфортного.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о
Оперативный маневр
Май продолжает радовать красноярцев летней погодой и температурами. Лишь огнеборцам сейчас не до красот природы. Для них продолжается в прямом
Яркая игра – яркая победа
На поле вышли команды всех предприятий СУЭК в нашем регионе – Бородинского, Назаровского, Березовского разрезов, погрузочно-транспортного управления и ремонтно-механического завода