«Красноярск способен на большее» Нужно сменить акценты и ускорить темпы развития

«Красноярск способен на большее» Нужно сменить акценты и ускорить темпы развития


С временно исполняющим обязанности губернатора Красноярского края Виктором Толоконским мы проговорили почти два вечерних часа. Полагаю, вопросы журналиста не так интересны, как ответы первого лица, тем более что вопросов, да и ответов в чистом виде в беседе почти не было. Потому привожу его реплики вне связи с диалогом – так содержащийся в них смысл становится ярче.

18 РАЗ Я ПРИЕЗЖАЛ В КРАЙ, РАБОТАЯ ПОЛНОМОЧНЫМ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ ПРЕЗИДЕНТА. И всегда находился в таком настроении: я приехал в гости. Мне было интересно! Всегда хотелось увидеть лучшее. В каждом регионе находил что-то особое, но больше всего рассказывал о Красноярске: об удивительном острове Татышев, о молодежных инициативах (в Красноярске выучил слово «коворкинг» – тогда еще нигде в Сибири его не выговаривали), много рассказывал о Норильске – что нового на производстве, в инфраструктуре, в настроениях людей. Вспомните себя в отпуске: может, и видим какие-то досадные мелочи, но энергичнее подмечаем то интересное, чего у нас нет. Так что я рассказывал о хорошем: турники во дворах, форумы. Трижды или четырежды на КЭФ приезжал…

Понятно, что сейчас у меня совсем другое чувство ответственности за регион, я его уже воспринимаю как свой. В аэропорту кого-то встречаю, показываю все уже как красноярец: смотрите, как у нас хорошо, – и тут, и тут, вот зона отдыха у озера, вот остров, вот для влюбленных беседка…

ВСЕГДА ГОВОРЮ О СИЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ. Но в то же время чувствую свою сопричастность, вижу, что в Красноярске не так, что ему не соответствует, что мешает людям. Вот движение транспорта – много левых поворотов; понимаю: надо что-то менять, чтобы не тормозить поток. Приехал на рынок – не понравился рынок: я был в воскресенье, а покупателей мало. Должно быть наоборот. Значит, не все качественно обустроено. Пошел к администратору, поговорил с торгующими. Представляться не приходится, меня уже узнают, уже легко можно подойти, посоветоваться.

НИКТО МНЕ ОСОБО МАРШРУТ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ НЕ ФОРМИРУЕТ. Учитывая красноярские пробки, водитель часто провозит меня через окраины. Разочарован. Это неправильно! Понимаю, ни у города, ни у края нет сегодня достаточных ресурсов, чтобы привести в порядок все дороги, сделать более качественное благоустройство, это впереди. Но меня не устраивает, как и большинство красноярцев, что чиновники с этим мирятся: ну и что, что здесь мусор… Вот салон автомобильный, а рядом – территория заброшенная. Не потому, видимо, что не хотят или не могут, просто никто не сказал: сделайте тут ну хоть элементарное благоустройство! Надо было требовать. И конкретнее задачи ставить!

Запрос общества сейчас уже высок, власть обязана чувствовать этот запрос: здесь люди с высокими доходами, здесь сильные предприятия. Нельзя допустить, чтобы кто-то думал: а, что мне эти магазины, закуплюсь в отпуске, а, какая там городская среда, я дом в Подмосковье построю. Нет, средой, подчеркнутым уважением к людям мы должны мотивировать их на обустройство, проживание здесь.

Я И В ТЕАТР ХОЧУ, И НА КОНЦЕРТ! Не сказать, чтобы я пересмотрел в последнее время репертуар в Красноярске. Составляли с коллегами график: они сочли, что в воскресенье мне надо дома побыть. А я говорю, нет, покажите, что тут у нас дают. Словом, и в театре я уже был, и на концерт ходил. Понравилось и хочется еще! Знаю, что в сфере культуры в крае идет большое движение. Проблем немало, одна только реконструкция театра Пушкина чего стоит – масштабный, сложный проект, труппа все это время «кочует» по внешним театральным площадкам… Мне важно понимать, чем живет эта среда, как воспринимается красноярцами, какие идеи следует поддержать со стороны властей, сколько в крае театров и театралов, какие направления освоили и на какие «замахнулись»… Это ведь неотъемлемая часть качества жизни…

О менталитете людей

БОРОТЬСЯ С ПАТЕРНАЛИСТСКИМ НАСТРОЕНИЕМ ЛЮДЕЙ – СТОИТ. Подчеркивать, что развитие есть функция общества, – надо. Уметь слышать идеи и предложения – обязательно. Самое неправильное, когда кто-то со стороны, даже имеющий опытный взгляд, вдруг решит, что лучше всех знает, что надо красноярцам. У меня масса личных ощущений, но решать проблемы Красноярска я буду, обсуждая их с разными людьми.

Не соглашусь, что некоторая пассивность людей в житейских вопросах следствие ментальных причин. Скорее, здесь власти привыкли решать глобальные структурно-экономические задачи. Люди приезжали сюда под конкретные задачи, и всегда, с советских времен задачей было построить завод, ГЭС, дорогу… Вырабатывался такой стереотип. Житейским проблемам внимания уделялось меньше. Не сказать, что эти темы были брошены: строилось жилье, школы, спортивные, культурные сооружения, больницы – в крае сегодня больше медицинских центров, чем где-либо. Но есть еще какие-то вещи из области качества жизни, на которые надо обратить пристальное внимание.

Важно, например, установить связь между мощной экономикой и высшей школой. Мы должны быть уверены, у нас – лучшие вузы! На церемонии выпуска кадетов читаю в справке: наши выпускники поступают в такой-то московский университет, еще один московский, еще, питерский, еще питерский, новосибирский, томский и только потом – СФУ. Думаю, что это наверняка случайная ранжировка, но для меня – задача! Говорю поздравительные слова, импровизирую, обращаясь к министру образования: а давайте попробуем учредить для наших медалистов, поступивших в наши университеты, стипендию! Это не будет краю стоить больших денег, но нам самим нужны таланты. Значит, в государственной политике должен существовать этот акцент. Когда люди увидят, что само государство верит в будущее территории и постоянно акцентирует на этом внимание, они станут активнее, захотят вносить свой вклад в это будущее.

УБЕЖДЕН, ЧТО ТЕРМИН «ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ» ЗАМЕНИТСЯ ТЕРМИНОМ «СОЦИАЛЬНАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ». В инвестиционной привлекательности края я не сомневаюсь. Здесь столько всего: ресурсы природы, территории и пространства, здесь накопленная инфраструктура и промышленная мощь, здесь резервы энергетики. Генерация такая, что можно еще такую же экономику создать. И тем не менее, поверьте моему чутью, моей интуиции, этого недостаточно. Молодым людям важно ощущение востребованности, они должны знать – здесь можно обучиться и работать по множеству специальностей. Здесь должна кипеть культурная жизнь – это тоже конкурентное преимущество, и на это тоже следует делать акцент. Люди должны убедиться: здесь хорошие школы, поликлиники, дороги, атмосфера, зачем куда-то уезжать?!

УНИВЕРСИАДА – ЭТО ШАНС. БОЛЬШОЙ ШАНС! Главное – не превратить ее в просто строительство спортивных объектов. Мы должны не просто город обустроить, а так повлиять на ментальность, чтобы возросли запросы. Чтобы каждому было понятно, что красноярцу принципиально важно, какая опера, какой балет идут сегодня, как чувствует себя ансамбль Годенко, какие университеты, какие дороги, скверы. Чтобы здесь учились люди со всего мира. И, конечно, чтобы у Красноярска появились какие-то новые качества. Например, как центра коммуникации России с Азией. Такой город на востоке России должен быть: международные организации, постоянные выставки, международного уровня азиатско-российский университет… На особую роль претендуют многие города, но с тем импульсом, который даст универсиада, я убежден, получить такой статус у Красноярска больше возможностей, чем у других городов Сибири.

О будущем

АЭРОПОРТ – ПЕРВЫЙ ФАКТОР, СДЕРЖИВАЮЩИЙ РАЗВИТИЕ КРАСНОЯРСКА. Оценка качества жизни региона во многом начинается в аэропорту. Еще в Новосибирске заходит ко мне в кабинет инвестор из США, встреча один на один, ни камер, ничего. «Господин губернатор, наверное, я у вас первый и последний инвестор, – говорит он мне. – Вы, наверное, не знаете, как у вас в аэропорту в самолет заходят и выходят, к вам никто не поедет…» А там действительно тесно: железный ангар, таксисты за рукав хватают, дорога до города больше часа. Это замечание меня задело. Всех поднял, и хотя у администрации области не было ни одной акции аэропорта, мы сумели договориться, что инвесторы строят терминал, Федерация – вторую взлетную полосу, а мы – короткую и комфортную автотрассу. В Красноярске аэропорт – «узкое» место, за него надо браться незамедлительно.

ЧИСЛЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ ДАЕТ ИЗМЕНЕНИЕ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ. Когда мне говорят: вот, в Новосибирске что-то лучше, я отвечаю: минуточку, в Новосибирске 1,5 миллиона человек! Это все равно, что 500-тысячный город сравнить с миллионным Красноярском. Численность приводит к сдвигам в инфраструктурных, качественных проявлениях. Поэтому важно, чтобы население росло. Тогда Красноярск будет находить новые и новые резервы, идеи, возможности повышения качества жизни. Причем прирост населения должен быть не только естественный – это многолетняя эволюция и ждать придется долго. Рост должен происходить и за счет положительной миграции. Пока у нас миграционное «сальдо», а в плюсе – всего три региона Сибири. Этим похвастаться могут Томск, Новосибирск и Красноярск.

НАМ НУЖНА ОЧЕНЬ ЯСНАЯ КАРТИНА БУДУЩЕГО. На днях смотрел планы ИСС им. Решетнева. Предприятие особое, но на его примере совершенно ясна и общая перспектива промышленности: информационные технологии – основа производства. Скоро люди не будут напрямую «общаться» с прокатными станами, доменными печами, их орудием труда станут системы управления. Но это далеко не все осознают. А знать важно. Если я вижу огромные перспективы в своем регионе, у меня меняется психология. Я перестаю смотреть на сторону, думаю о том, как обустроиться здесь.

УНИКАЛЬНЫЕ ИНЖЕНЕРЫ, КОНСТРУКТОРЫ ПРИЕЗЖАЛИ НА ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ, СТРОЙКИ. Потом, поскольку здесь большие деньги, приехали бизнес-структуры, которые корнями были не здесь. Приехали мужья, а жены – нет. Дети и вовсе стали осваивать «лондоны». Здесь это чувствуется сильнее, чем в Новосибирске, Томске. Для некоторых главное – научиться здесь зарабатывать! Нет. Почувствовать будущее края, большие возможности, укреплять чувство гордости и веру в превосходство края – вот что важно, вот что нам нужно делать. Возьмите Казань. Это был длительный проект развития, и сегодня там качество жизни получше, чем и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Там нет ветхого и аварийного жилья, там прекрасные спортивные объекты, инфраструктура. Уверен, в Казани почти нет людей, которые бы мечтали о Москве… Да, там были особые условия, но мощнейшая экономика края не уступает ни одному региону страны!

О территориях

КАЖДЫЙ ГОРОД И РАЙОН ДОЛЖЕН ИМЕТЬ СВОЕ БУДУЩЕЕ. Это сложно. Я не хочу тут упрощать ситуацию и говорить, что решения по Красноярску можно будет транспонировать в Канск и все в порядке. Нет. Картина будущего будет у каждой территории своя. Более того, она будет разная по темпам. Сказать, что можно будет одинаково быстро развивать все территории, не могу: какие-то территории объективно перспективны, какие-то обладают меньшим потенциалом. Но без будущего не должен оставаться никто.

Виктор Толоконский видит перспективы развития регионаДля региона с огромной территорией очень важно найти локальные точки развития. В Новосибирской области за главные критерии брались школы, социальная инфраструктура, наличие работы в поселении. Здесь, в крае, надо будет обязательно добавить к этому транспортную доступность. В Красноярске, в агломерации не надо ломать себе голову над налоговыми преференциями, инвестор и так сюда пойдет. А вот в Канске надо. В Минусинске надо. Надо думать о преференциях, чтобы инвесторам было понятно, что в этих регионах выгодно: здесь есть рабочая сила, есть инфраструктура. В Красноярске, в растущем городе всегда будут перегружены школы, перегружены коммуникации, любому инвестору будет навязываться какой-то еще инфраструктурный, социальный проект. А в территориях режим должен быть мягче, государство должно взять больше на себя.

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ КРАЯ ДОЛЖНА ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ НА КАТЕГОРИЮ ГЛУБОКОЙ ПЕРЕРАБОТКИ. У нас очень много ресурсов и очень мало перерабатывающих мощностей. Поселения исторически, географически привязаны к богатствам: к реке, к лесному массиву, месторождению, уникальной природной среде. И сегодня этой логике мы должны продлить жизнь. Был этап, когда мы поверхностно пользовались этим: выкопали, сожгли и забыли, лес порубили и продали кругляком. Потому что иначе надо было бы строить дороги, фабрики… Сегодня мы должны создавать мощности по переработке: где-то зерна, где-то леса, где-то руды. Не допускать использования сырья без глубокой переработки. Потому что именно переработка – это самые современные промышленные технологии, сложные производства. Даже зерно можно, как XIX веке, на мельницу и в муку, а можно получать клейковину, крахмал, сложные медико-биологические компоненты, добавки для фармакологии, они стоят огромных денег. Для каждой территории будет создаваться программа развития экономики и более высокой социальной привлекательности. Понятно, что и новые поселения так или иначе появятся: и «нефтянка» развивается, и мегапроект по освоению арктического Севера.

Все территории при этом сохранят и даже усилят связь со столицей региона. Ведь летать из Ачинска напрямую во Франкфурт не получится, крупные коммуникации все равно пойдут через Красноярск. А это значит, что развитие территорий в любом случае даст толчок и развитию Красноярска. И наоборот. Такая вот диалектика должна быть реализована.

В ОТНОШЕНИЯХ С ТЕРРИТОРИЯМИ МЫ СМЕШАЛИ ДВЕ ВЕЩИ: НАЛОГИ И ПОЛНОМОЧИЯ. Распределение налогов – вещь объективная. Вряд ли государство на федеральном или субфедеральном уровне может позволить себе отмахнуться от проблем, которые существуют во многих территориях. Вот из Канска ко мне приезжают люди через день: там проблема, тут проблема. Я же не могу сказать: нет, ребята, у вас там в Канске свои дела, вы там сами разбирайтесь! Большая страна, большой край объективно предполагают централизацию денег, чтобы в итоге в равной степени обеспечить все территории. Но это вовсе не значит, что, централизуя доходы, мы должны централизовать управленческие функции. Это разные вещи.

Централизовали у себя деньги и теперь школами будем управлять отсюда, детскими садами, больницами, поликлиниками. Это неправильно. Централизуй деньги, но создай нормативы, покажи всем принципы, формулы распределения средств и не лишай органы местной власти полномочий. Объем полномочий должен определяться не уровнем доходности экономики в территории, а тем, как удобно управлять. На уровне субъектов Федерации все понятно. Например, взять Красноярский край и Туву. Здесь – огромное доходное поле, там – глубоко дотационный регион. Но люди-то вдоль всего Енисея живут одинаковые, и полномочий у обоих регионов достаточно, чтобы обеспечить людям гарантии и тут, и там. А с муниципалитетами поступают почему-то иначе.

Я хорошо помню время, когда работал мэром Новосибирска. Все функции и полномочия были в городе. Не было такого, чтобы я приходил в область и говорил: дайте денег на то, на это. Или в Москву что-то там решать поехал. Нет! Я понимал, за что отвечал, у меня была прозрачная картина того, как я получу эти деньги. А сегодня все завуалировано. Важно, чтобы каждый уровень власти был заинтересован в развитии экономики.

О людях и власти

Я УБЕЖДЕН, ЧТО ВЛАСТЬ ДОЛЖНА УМЕТЬ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ И БЕЗ РЕФЕРЕНДУМОВ. Общественное мнение имеет свойство быть текущим, а прерогатива власти – смотреть в будущее. В свое время по Академгородку в Новосибирске была история. Люди считали, что надо оставить там все как есть, ничего не строить, ничего не менять. Просто «заповедная зона», этакий памятник советской эпохе. А я говорю: нет, если мы не будем его развивать, чтобы от лабораторных исследований можно было пойти в конкретную экономику и зарабатывать большие деньги, повышать конкурентоспособность, востребованность науки, современного образования в университете не будет. Надо начинать что-то творить, чтобы все творили! И, построив там всего несколько технопарковых объектов, мы изменили ситуацию. И все почувствовали, что без этого нельзя дальше жить, и это сразу повысило конкурентоспособность и университета, и города, привлекло новые силы.

Я УМЕЮ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ. Не так, конечно, что «я начальник, я решил». Я не раздаю распоряжения из комнаты отдыха, делая вид, что я в командировке. Есть проблема – я пойду к людям и буду разговаривать. И вполне допускаю, что не всегда буду с первого раза понят. За 20 с лишним лет публичной работы случалось, что меня не хотели слышать, мнение мое не принимали. Я знаю это состояние, знаю, как из него выходить. И тут нет иного пути, кроме как еще сильнее аргументировать, еще точнее понимать общественные настроения и уметь корректировать их.

МОЯ ЗАДАЧА – СЛЫШАТЬ ЛЮДЕЙ. Летом я совершу много поездок в территории, повстречаюсь с людьми – с трудовыми коллективами, с профессиональными сообществами. Это будет честный, надеюсь, профессиональный разговор. Не будет никакого популизма. Я всегда старался не нарушать данного слова, не отходить от своих нравственных позиций. Для меня это основа жизни и работы.

Думаю, обновленный взгляд необходим. И для экономики, и для бизнес-сообщества важны честность губернатора и его независимость ни от каких внешних факторов. Я всегда подчеркивал: «свой» и «чужой» – это очень тонкие понятия. Чужой – это ведь не потому, что человек мало здесь живет. Чужой – это когда «там» у него есть какие-то интересы, а значит, с твоими интересами, которые «здесь», они априорно расходятся. «Чужой» – это когда семья у него «там», и мыслями он где-то не здесь.

ПОДДЕРЖКА ЛЮДЕЙ – САМЫЙ СИЛЬНЫЙ АРГУМЕНТ ГУБЕРНАТОРА. Какие бы у главы региона ни были опыт, связи, традиции, одно дело, когда он только свою позицию выражает, и совсем другое, когда он выражает позицию большого и сильного края. Если есть выборность, если есть возможность получить поддержку людей – это всегда укрепляет лидера в видении будущей жизни и работы.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

29 мая 2022
Не навреди и спаси
Основы помощи при травмах изучают в старших классах школы, повторяют на водительских курсах, в армии, в различных ведомствах или на
Пополнение в Бессмертном полку
В редакцию пришло письмо из деревни Ручей Осиповичского района Могилевской области Республики Беларусь от участников поискового отряда Лапичской средней школы.
28 мая 2022
«Ваш счетчик не соответствует нормативам…»
Всевозможные аферисты не останавливаются в своих попытках заработать на доверчивых гражданах. Нередко пользуются проверенными способами обмана, например, рассылая якобы официальные документы от