Кризис как окно возможностей

Кризис как окно возможностей
Фото: Олег Кузьмин

Сложнейшая политическая ситуация, в которой оказалась Россия, не может не оказывать воздействия на отечественную экономику как на уровне государства, так и на региональном и местном уровнях. Сегодня одна из основных задач государственного значения – быстрая адаптация к внешним и внутренним вызовам. О том, как изменились приоритеты в развитии нашего хозяйственного комплекса, мы беседуем с министром экономики и регионального развития Красноярского края Анной ГАРНЕЦ.

В условиях турбулентности

– Любая стратегия экономического развития Красноярского края в значительной мере опиралась на богатую сырьевую базу и развитие экспорта. Будут ли вноситься «стратегические» коррективы в связи с сокращением возможностей выхода на внешние рынки?

– Я думаю, что краевой документ планирования – непосредственно стратегию развития Красноярского края – мы менять не будем. Пока к принятию таких решений не готовы даже на федеральном уровне. Все-таки стратегия – это документ долгосрочного планирования, определяющий тренды на достаточно отдаленную перспективу. А мы сейчас находимся на некоем витке экономической трансформации, который завершится через год-другой. И только после этого начнем понимать, как будут изменяться долгосрочные векторы развития экономики.

Разумеется, в рамках краткосрочного планирования мы не можем не учитывать влияние западных санкций. Более того, необходимо очень быстро реагировать на все турбулентные вихри, которые переживает мировая экономика. Сегодня сложно прогнозировать развитие ситуации даже на трехлетний период. И это не очень хорошо с точки зрения бюджетного планирования. Но пока условия именно таковы.

Можно выделить три волны влияния санкций на экономическую жизнь региона. Первыми еще весной последствия ощутили потребительские рынки и обычные граждане. Начались серьезные инфляционные процессы.

Следующую волну «поймали» субъекты малого и среднего бизнеса. То есть те, кто наиболее чутко реагирует на любые изменения в экономике.

Сейчас третью волну ощущают на себе крупные предприятия. У большого бизнеса другая экономика, есть определенная подушка безопасности: запас ресурсов и сырья, производственные мощности, которые позволяют какое-то время оставаться на плаву. За это время бизнес может перенастроить свои производственные процессы в соответствии с теми рисками и ограничениями, которые мы сегодня наблюдаем.

Болевые точки

– В связи с сокращением импорта и изменением импортных потоков какие товарные группы и отрасли являются для нашего края наиболее уязвимыми?

– Потребительский рынок с точки зрения насыщенности товарами и услугами изначально серьезных ограничений не ощутил. Ситуация была подогрета эмоционально. Возник ажиотажный спрос, связанный с ожиданием дефицита, уходом из России целого ряда транснациональных брендов. Это стало одним из факторов влияния на инфляцию.

На деле исчерпание складских запасов, особенно продукции длительного хранения, проявилось только осенью. Однако к этому времени заработали механизмы «параллельного» импорта, был принят пакет документов по упрощению таможенных процедур, расширено взаимодействие с дружественными зарубежными партнерами и многое другое.

Активизировались и наши отечественные производители. По целому ряду позиций товаров широкого потребления работа по импортозамещению началась уже с 2014 года. Мы же понимали, в какой политической ситуации живем.

Но несмотря на то что в стране (и в нашем крае в том числе) действовало много программ поддержки импортозамещения, результаты были не те, на которые мы рассчитывали. Ведь отечественным производителям было сложно конкурировать с раскрученными западными брендами. Хотя по качеству наша продукция могла быть лучше. Но, во-первых, такой объем затрат на продвижение своего товара, который могут позволить себе транснациональные компании, для российского бизнеса недоступен. Во-вторых, за счет эффекта масштаба себестоимость брендовой продукции ниже, чем у российских аналогов. И только с массовым уходом брендов из России у наших предпринимателей возникла уникальная возможность занять освободившиеся ниши.

Отмечу, что в нашем внешнеторговом обороте импорт занимает сравнительно небольшую долю – порядка 30 %. Все-таки Красноярский край – это экспортно ориентированный регион. Но если говорить про производственную деятельность, то там самая критичная, на мой взгляд, сфера – это производство оборудования. Оборудование занимает значительную долю в объеме технологического импорта. С точки зрения влияния на производственные процессы это уязвимая сфера.

Здесь можно выделить два блока – есть оборудование высокотехнологичное, использующее IT-решения. С ним ситуация сложная. Намного проще обстоит дело с менее технологичными видами оборудования. Здесь у нас есть успешные кейсы, реализованные российскими (и красноярскими) производителями. Речь идет о полном замещении импортных аналогов. Среди примеров – строительные материалы, продукция бытовой химии, сорбенты, маты, изделия из геосинтетических и полимерных материалов, станки, 3D-принтеры, интеллектуальные цифровые платформы, детектор транспорта и многое-многое другое.

Более того, крупные корпорации, работающие в нашем регионе, начали с 2014 года сокращать долю импортного оборудования. Некоторые из них, в том числе входящие в топ-5 крупнейших отечественных компаний, достигли в этом больших успехов и сейчас чувствуют себя комфортно.

Лучше мы сами

– Что, на ваш взгляд, более перспективно: развитие импортозамещения или переориентация на импорт из Китая?

– Наш крайний пакет региональных мер поддержки направлен именно на развитие инвестиционной деятельности, на создание условий для импортозамещения.

Очень важно, чтобы у бизнеса была возможность начать с колес производство оборудования, которое не требует высоких технологий.

Но и сфера технологичного производства – один из основных наших приоритетов. Только нужно понимать, что это игра вдолгую. Но с точки зрения интересов государства надо начинать процесс формирования технологий, которые для нас стали недоступными, уже сейчас. Перестроиться на Китай, конечно, самый простой способ. Но это не спасет ситуацию. Надо понимать, что китайцы хоть и партнеры, но и у них есть ограничения, часть которых сохранилась с «ковидных» времен. Кроме того, рынок Китая не под санкциями. Он находится в мировой экономической системе, и Россия вряд ли получит там режим наибольшего благоприятствования.

Поэтому Китай надо рассматривать с точки зрения перекрытия сиюминутного дефицита. Но если мы говорим про формирование устойчивой экономической системы, то основной приоритет – это создание производств на территории РФ. И в том числе Красноярского края. Именно это мы и стараемся, начиная с весны, донести до представителей бизнеса, работающих в регионе.

Ресурсы для этого есть. В крае очень хорошая научно-технологическая база. Исторически сложился мощный промышленный, в том числе машиностроительный, комплекс. Сегодня, когда мы вынуждены из минерально-сырьевой и добывающей сферы переходить в высокотехнологичные области, он востребован как никогда.

Когда мы начали работать с крупным бизнесом в области импортозамещения, то попросили сформировать перечень потребностей. Выделили две группы дефицитов: производственные и технологические. Последние требуют формирования технологий, и это мы отдали в научную сферу, в университеты. Сейчас там на базе центров инжиниринга, прототипирования восстанавливаются утраченные технологии.

А вот в рамках производственных дефицитов потребности более простые и понятные. Это, в частности, производство одежды, средств индивидуальной защиты, метизов, генераторного оборудования. У многих компаний амортизация оборудования не достигла большой степени. Потому есть потребность в замене отдельных деталей. Эти ниши в значительной мере уже закрыты нашими производствами.

Три кита поддержки

– Какая поддержка бизнеса осуществляется сегодня в Красноярском крае?

– Мы осуществляем поддержку по трем базовым направлениям экономики: капитал, земля, труд.

Первые пакеты мер поддержки были ориентированы на малый и средний бизнес, когда из-за инфляции росла себестоимость продукции. Тогда для многих предприятий стоял вопрос об элементарном выживании.

А следующий пакет был уже ориентирован на развитие. Его цель – стимулировать появление и рост новых видов деятельности, перспективных с точки зрения импортозамещения.

В сфере капитала это дешевые долгие деньги. Создан и докапитализирован Фонд развития промышленности, где любой предприниматель, заинтересованный в производстве на территории края импортозамещающей продукции, может получить заём до 100 млн рублей на начало производственной деятельности под 1–5 % годовых. Ставка очень выгодная в нынешних условиях.

Ряд мер льготного кредитования предусмотрен в рамках инфраструктуры поддержки малого и среднего бизнеса. Микрозаймы, займы на развитие, гранты для молодых и начинающих предпринимателей.

Здесь как раз речь идет о небольших предприятиях, которые очень быстро могут наладить производство и ликвидировать дефицит товаров массового спроса.

Наш край богат на земельные ресурсы. Но есть сложности с вовлечением их в оборот. Нет инфраструктуры, трудно иногда получить разрешительные документы для использования земельного участка. С целью решения этой проблемы в крае подготовлен и утвержден перечень видов продукции, которая признана импортозамещающей. Реестр очень широкий – порядка тысячи наименований. Для производств, которые будут создаваться в соответствии с этим документом, на федеральном уровне предусмотрена процедура предоставления земельных участков без торгов по упрощенной схеме.

Наиболее сложный элемент «триады» – трудовые ресурсы и человеческий капитал. В регионе всегда был недостаток трудовых ресурсов. Сегодня у нас очень низкий уровень безработицы, чем мы, естественно, гордимся. Показатели занятости бьют исторические для края рекорды. Но с точки зрения экономических перспектив это не совсем радует, поскольку свидетельствует о недостаточном развитии рынка трудовых ресурсов. Учитывая глобальные инвестиционные планы, которые реализуются на территории региона, мы видим серьезные ограничители. Поэтому сегодня пересматриваются подходы в кадровой политике. Смещаем акцент на среднее профессиональное образование – именно там готовятся кадры, которых остро не хватает на нашем трудовом рынке.

В последние годы красноярское среднее профессиональное образование вышло на достаточно высокий уровень. Но останавливаться на достигнутом нельзя. Именно поэтому в одном из последних указов губернатора Красноярского края предусмотрен ряд мер, направленных на дальнейшее развитие профессионального образования.

Сильный характер – сильная экономика

– Какие сильные стороны есть у экономики края?

– Традиционно сильной стороной считается богатая сырьевая база. Но в нынешних условиях становится очевидным, что наши богатства – это тот фактор, который долгие годы сдерживал развитие региона. Сегодня нам надо вспомнить, что край исторически располагал высоким научно-технологическим потенциалом, и этот потенциал в значительной степени сохранился. О ключевой роли научно-технологической базы неоднократно говорил губернатор. Помимо большого количества научных и научно-исследовательских учреждений, вузов, Красноярский край располагает крупнейшими наукоемкими производствами Роскосмоса и Росатома. Мы можем возродить былую мощь в производстве сложного оборудования.

Добавим к этому богатые земельные ресурсы, развитую энергетику. Все это позволяет создавать сложные производственные цепочки в различных отраслях, помимо традиционной для края металлургии. И, соответственно, переориентироваться в сторону серьезного технологического машиностроения.

– То есть в споре об индустриальном и постиндустриальном развитии поставлена точка?

– Я считаю, что мы одновременно идем по двум направлениям: индустриальному и постиндустриальному. Отказаться от индустриального прошлого и нашего потенциала невозможно.

Но существует и креативная индустрия, которая вполне динамично развивается. Конечно, в нашем крае она не будет доминирующей. Постиндустриальные виды деятельности выполняют скорее социальные функции – создают привлекательную для людей среду. Обеспечивают занятость, насыщенность сферы услуг. К тому же являются фактором привлечения трудовых ресурсов на нашу территорию. Сегодня население избаловано сервисами, привыкло к определенным условиям быта. И если мы хотим, чтобы к нам ехали профессионалы, то должны обеспечить межотраслевой баланс между индустриальными и постиндустриальными секторами.

– Каковы перспективы инновационной деятельности в Красноярском крае?

– Красноярская наука всегда имела прикладной характер – обеспечивала научную поддержку основных экономических отраслей региона. Эту традицию надо поддерживать и углублять. Сегодня в крае создана инновационная инфраструктура, но она требует донастройки. Есть Фонд науки, бизнес-инкубатор – это первые стадии сопровождения любого инновационного проекта. Губернатором приняты решения по усилению эффективности Фонда науки, чтобы более точно настроить его на производственные задачи экономики края. Продолжением доказавшего свою эффективность бизнес-инкубатора должен стать большой технопарк, где проекты будут двигаться от стадии прототипирования к производству. Соответствующее поручение также дано Александром Викторовичем. Главное наше конкурентное преимущество перед другими университетскими городами Сибири – наличие крупных предприятий – потребителей наукоемкой продукции. И мы должны его использовать.

– Какие задачи вы считаете главными для себя как министра?

– Этот год считается сложным. И для России в целом, и для нашего края. Но мы видим и окно возможностей. Мы можем начать преодолевать нашу сырьевую направленность, двигаться в сторону глубокой переработки. Я адепт развития в крае высокотехнологичной индустрии. Понимаю, что в нормальных условиях бизнес не будет развивать производства с высокой добавленной стоимостью. Это слишком высокие риски, значительные и долгосрочные инвестиции.

Но сегодня в условиях жесточайшего экономического давления развитие технологических отраслей – единственный возможный для нас путь развития. И я понимаю, что многие предприниматели готовы сделать этот рискованный шаг при условии государственной поддержки. Значит, моя задача как министра – обеспечить эту поддержку.

– Что нам поможет выдержать экономическое давление Запада?

– Надо понимать, что последние годы наш регион устойчиво развивался. Поэтому сегодня у нас есть довольно большая подушка безопасности. Накопленный потенциал позволил нам даже этот год пройти успешно. По крайней мере, по основным показателям сохраняется динамика роста.

Ну а главное – человеческий капитал. Сибирский характер уникален. Мне кажется, в Сибири живут люди, готовые к преодолению любых трудностей. Думаю, сибирякам все по плечу.

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

1 декабря 2022
Что нового ждет россиян в декабре?
Представляем подборку наиболее значимых законов, вступивших или готовящихся к вступлению в силу в первом месяце зимы. Паспорт или полис С
1 декабря 2022
Секрет долголетия идринского фронтовика
Из Идринского района ушли на фронт Великой Отечественной 5 309 человек. Погибли, умерли от ран, пропали без вести 2 581.
Без рубрики
1 декабря 2022
Где рождается новогодняя сказка
В Красноярске есть предприятие, где круглый год царит праздник. К Новому году здесь начинают активно готовиться уже летом – придумывают