Кровавый хайп Как жестокость стала модной?

Кровавый хайп Как жестокость стала модной?

Современные подростки не знают, кто такие Крузенштерн и Шопен, но прекрасно разбираются, как набрать побольше лайков в сети. Это умение очень часто заменяет им другие таланты – и уж точно высоко котируется среди сверстников. И пока одни занимаются спортом или учатся играть на фортепиано, другие бьют одноклассников и выкладывают эти позорные видео в сеть.

Началось в интернете. И там же закончится

– Я тебе сейчас, – на видео – стенки, покрашенные голубой краской, на этом фоне одна тоненькая хорошо одетая девчонка мутузит другую. Та плачет и прикрывает голову руками. Следующий кадр – она сидит уже на полу, за кадром – голос еще одной школьницы, которая меланхолично комментирует происходящее. Лица на видео тщательно размыты – дети несовершеннолетние: нападающей и снимающей по пятнадцать, девочке, которая нелепо сидит на школьном полу, – двенадцать.

Все случилось 8 мая в обычной лесосибирской школе, но видео всплыло в мае. Тогда же подоспел еще один боевик с сюжетом, как под копирку, из Ачинска. В этом городе дело произошло еще в марте.

– Как ни печально говорить об этом, но подобные инциденты становятся нормой жизни среди подростков, – вздыхает Наталья Шапруто, начальник подразделения по делам несовершеннолетних ГУ МВД по краю. Такие конфликты, где бы они ни начались, часто заканчиваются именно в кабинете инспектора ПДН.

– У детей этого возраста есть желание выделиться среди сверстников, а рисовать, петь или играть на скрипке умеют не все. Сейчас проще всего заявить о себе именно таким образом. Показать свое превосходство, унизив другого. Посмотрите, сколько этих видео в сети – каждую неделю новый город. И вот теперь два наших…

Сеть здесь ключевое слово. Два последних весенних конфликта начались в сети и в сети же закончились, прославив всех участников процесса. В Ачинске драка вообще произошла между подростками из разных учебных заведений, которые схлестнулись сначала в интернете.

– Я не могу сказать, что таких правонарушений стало больше, наоборот – их количество незначительно, но снижается, – комментирует Наталья Григорьевна. – И раньше конфликтовали, дрались – и девочки, и мальчики. Единственное, что тревожит: до определенного времени это не было фарсом. Не было публичным. Сейчас таким образом хотят показать себя, получить лайки, подростки считают это своими достижениями. Что по-настоящему страшно.

Родители наконец знакомятся с детьми

Девочки, «прославившиеся» в этом мае, раньше в поле зрения полиции не попадали. Они воспитываются, как сказали в полиции, в среднестатистических семьях: в Лесосибирске их мамы живут во втором браке, в Ачинске у детей полные семьи. Все родители работают. Но, по словам Натальи Шапруто, это еще ни о чем не говорит.

– Мне недавно звонил начальник подразделения по делам несовершеннолетних Ачинска, – вспоминает она.

– Рассказывает: мы сейчас сидим с родителями участниц конфликта в кабинете, и они наконец-то по-настоящему узнают своих детей. Можно сказать, знакомятся с ними. Увидели, где их дети бывают, на каких страничках в интернете, чем интересуются. В кабинете начальника ПДН! И это самая распространенная проблема – родители или зарабатывают на кусок хлеба, или им все равно, чем живут их отпрыски.

Наталья Григорьевна с горечью говорит, что мама избитой школьницы из Лесосибирска не заметила синяки на лице ребенка. Как, впрочем, ничего необычного не заметили в этот день и в учебном заведении: девочки, избившие школьницу, просто вызвали ее с урока. И потом, избитая, она вернулась туда же, в класс.

И в школе, и в семье на побои просто не обратили внимания. Сейчас школьную администрацию ждет долгая неприятная проверка, но самый интересный вопрос: что же грозит самим несовершеннолетним агрессорам?

Если здоровью жертвы не нанесен вред, детей ставят на профилактический учет. Это означает, что сначала полгода за ними будут следить сотрудники полиции – посещать по месту жительства и учебы, запрашивать характеристики, общаться с их родителями, окружением и педагогами. Если за эти шесть месяцев подросток не совершит ничего общественно опасного, с учета его снимут, но в базе данных сведения о нем останутся навсегда.

Если же здоровье потерпевшего ребенка существенно пострадало, то могут привлечь к уголовной ответственности – с 16 лет, если здоровью нанесен вред легкий или средней тяжести. И с четырнадцати, если более тяжелый. Но таких случаев у нас в крае, к счастью, очень и очень мало.

Это всегда долгая история

Подобные происшествия никогда не случаются одномоментно, считает психолог Алена Рябовол. Обычно дети-агрессоры имеют опыт травли, унижений, оскорблений одноклассников.

– Ребенок, не замешанный ни в одном из подобных конфликтов, вряд ли начнет на улице ни с того ни с сего бить другого, – делится наблюдениями Алена. – В таких историях поражает степень жестокости. Это не локальная проблема, она касается всех нас. С этим ни в коем случае нельзя заигрывать: нарушение любых границ и норм должно обсуждаться, и вещи нужно называть своими именами: насилие – это всегда насилие. Не надо говорить, что ничего страшного не случилось.

Жертва очень часто не говорит, что с ней происходит. Нередко именно такие видео становятся последней каплей, которой предшествует долгая череда издевательств, о которых ребенок просто молчит.

Такие инциденты часто видят классные руководители, учителя – и предпочитают не вмешиваться. А делать это необходимо, потому что иначе все будет нарастать как снежный ком: ощущение безнаказанности провоцирует дальнейшие нападения.

Должны быть внимательны и родители потенциальных агрессоров, считает психолог Екатерина Логинова.

– Часто родители отказываются признавать, что их ребенок агрессивен, хоть это видно в любом случае, – уверена она. – Что такое агрессия? Это избыток энергии, который проявляется в жестах, движениях, разговорах.

И в обязанности классного руководителя такое наблюдение тоже входит, он должен постоянно проводить социометрию: кто в коллективе лидер, кто готов отстаивать свою позицию за счет нарушения прав другого. И все микроакты агрессии необходимо останавливать, обсуждать.

Таким актом, по мнению психолога, может быть даже бумажка, брошенная в спину другого ученика. Все эти проявления должны обсуждаться с учеником лично – спокойно и без нравоучений. Потому что маленькая агрессия легко превращается в большую, у которой уже могут быть очень серьезные моральные и правовые последствия.

– Главная стратегия взрослых в этой ситуации – внимательность, неравнодушие и вмешательство, – уверена Екатерина.

– Потому что очень часто этот гнев и агрессия направлены не на угнетаемого ребенка, а на все житье-бытье агрессора. На маму, которая равнодушна и его не замечает. На папу, который ушел из семьи или остался, но его все равно нет. И когда ты ребенка заметил – с его чувствами и проблемами, это агрессивное напряжение может уменьшиться.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

4 декабря 2021
Главный приз – контейнерная площадка
Отсутствие необходимого количества контейнерного оборудования и площадок – одна из главных проблем, с которой столкнулись муниципалитеты в ходе мусорной реформы.
3 декабря 2021
Не на своем месте
Большой магазин инструментов, автозапчастей, стройматериалов и всякой скобянки – с кучей отделов и довольно высокими ценами. Но очень популярный в
3 декабря 2021
Перезагрузка в норильской больнице
На этой неделе в комитетах Законодательного собрания обсудили ряд тем, очень важных для жителей края. Речь шла об экологии, льготных