Фото Олега Кузьмина 27 января 1944 года Ленинград был полностью освобожден от фашистской блокады. В следующем году 75-летие этого события, одного из важнейших в истории Великой Отечественной войны, будет широко отмечаться во всей стране. В том числе и у нас в крае – мы каждый год отмечаем эту знаменательную дату, готовимся к ней заранее.

И это не случайно. Тыловой Красноярск был связан с фронтовым Ленинградом прочной нитью: в Сибирь с берегов Невы эвакуировались несколько предприятий и вузов. И, конечно, люди: наш край принял более 11 тысяч блокадников.

Эвакуированных развозили по всей его территории: Хакасия, Емельяновский, Минусинский, Идринский, Краснотуранский, Новоселовский, Каратузский, Партизанский, Канский районы. 28 сентября 1942 года в Красноярск прибыл эшелон с детьми из Ленинграда – 1 458 человек.

В администрации края сейчас идут последние корректировки и согласования обширного плана мероприятий, посвященных событию. В январе губернатор примет представителей Красноярской краевой общественной организации пенсионеров и инвалидов «Блокадник». Будут возложены цветы к памятникам «Детям войны» в Красноярске и «Жертвам Ленинградской блокады» в Березовке. В школах пройдут тематические уроки, дети примут участие в конкурсе сочинений о блокаде – его победители поедут в Санкт-Петербург. Власть окажет адресную социальную помощь людям, награжденным медалью «За оборону Ленинграда» или знаком «Жителю блокадного Ленинграда»...

Это далеко не весь список. Запланировано множество интересных акций, встреч, благотворительных концертов и других культурных событий, связанных с юбилейной датой.

Эта память не должна умереть


Валентину Степановну Антонову в Красноярске хорошо знают. Эта невысокая женщина почтенного возраста – человек большой доброты и неиссякаемой энергии. Она стояла у истоков краевой общественной организации «Блокадник», которой руководит с 1999 года.

В 1942 году восьмилетняя Валя была эвакуирована из осажденного Ленинграда в Сибирь. После войны вернулась в город на Неве, там окончила среднюю школу, потом институт связи и… снова поехала в Сибирь, такая была у нее мечта. В Красноярске тогда строился телецентр, молодая выпускница стала здесь работать, доросла до главного инженера. Сейчас Валентина Степановна на пенсии, ведет большую общественную работу.

В ее книге «Сибирь второй нам родиною стала» собраны воспоминания блокадников – очень тяжелый в ней материал, читаешь, и ком подкатывает к горлу. Книга есть в библиотеках края. Возьмите ее, почитайте своим детям. Они должны знать историю своей страны.

В мемориальном комплексе Победы есть постоянно действующая экспозиция, посвященная блокаде Ленинграда. Именно здесь, в музее, мы и встретились недавно с Валентиной Степановной. Она обсуждала с сотрудниками, как лучше обновить выставку к 75-летию снятия блокады:

– Хотим сделать что-то вроде большого альбома, соберем в нем воспоминания ленинградцев, которые не вошли в книгу, их портреты, какие-то документы, фотографии…

В 1991 году, когда была образована общественная организация, в ней насчитывались 1 600 блокадников, живущих в Красноярске и других городах края.

– Сейчас нас осталось меньше трехсот, – с горечью говорит председатель. – Но на наши встречи, торжественные собрания приходит хорошо если 25–30 человек. Остальные уже просто очень пожилые, «неходячие». Своих, ленинградцев, мы, конечно, не забываем – заходим к ним, помогаем, звоним, поздравляем с праздниками, юбилеями…
Но у меня душа болит обо всех одиноких стариках, не только о блокадниках. Их у нас немало – без детей, без родственников. Заводы, на которых они работали, позакрывались, раньше хоть с предприятия могли раз в год позвонить или зайти. Сейчас некому. Социальные работники? Да, приходят. Но для этого надо сперва написать заявление в соцзащиту. А многие старики не то что из дома уже не могут выйти – ручку в руках не в состоянии держать. Таким мы тоже стараемся помогать по мере сил.
Спрашиваю ее: что знают современные дети о блокаде, доходит ли до их сердец то, что Валентина Степановна рассказывает на встречах со школьниками?

– Вы знаете… Уже, к сожалению, не до всех доходит. Рассказываю детям о блокадном пайке, о мужестве защитников города… смотрю, им неинтересно, глаза пустые, их же сейчас совсем другие вещи интересуют, какая блокада, это было очень давно… – с грустью признается моя собеседница. – Но так не во всех школах, а только в тех, куда мы приходим впервые. Там дети плохо подготовлены, о блокаде почти ничего не знают. Зато в тех, с которыми наша организация давно сотрудничает, ребятишки все понимают. Увы, в патриотическом воспитании у нас много формализма.
Чтобы достучаться до каждого ребенка, оно должно быть живым и конкретным. Именно так мы стараемся работать – к 75-летию планируем провести в некоторых школах кинопоказы: дети увидят фильмы, связанные с блокадой, художественные и документальные. Они смогут пообщаться с живыми блокадниками. Организуем конкурс чтецов в библиотеке...
Благодаря настойчивости Валентины Степановны удалось разыскать братскую могилу на старом кладбище в поселке Березовка, где в годы войны были похоронены десятки ленинградцев, умерших по дороге в Сибирь, – над ней не было ни столбика, ни таблички, она вообще «потерялась». С помощью районной администрации и ветеранских организаций место захоронения было приведено в порядок, обозначено и облагорожено, над ним поставили памятник. Еще один – «Жертвам Ленинградской блокады» – установлен на аллее Славы этого кладбища.
– Память о Ленинградской блокаде, о мужестве защитников города, о том, какой дорогой ценой удалось его отстоять, не должна умереть. В дни 75-летнего юбилея мы постараемся сделать все, чтобы молодежь не забыла о подвиге ленинградцев, – говорит Валентина Степановна.


Удалось разыскать братскую могилу на старом кладбище в поселке Березовка, где в годы войны были похоронены десятки ленинградцев, умерших по дороге в Сибирь. Ее привели в порядок

Солдатский суп и 250 граммов хлеба

Вспоминает Мария Семеновна Каева. Родилась в 1921 году под Петроградом. Эвакуирована в 1942 году в Красноярск.

– Отцовский дом находился недалеко от Ленинграда, мы, все родственники, собрались там. Слева Невская Дубровка, справа полыхает Ленинград. Вечером было страшно, казалось, что небо горит. Ночами еще страшнее, летели немецкие самолеты со страшным звуком. Их было очень много, они летели бомбить Ленинград.

Начался холод, голод. Норма хлеба снизилась до 125 граммов на иждивенца. На нашей улице шестеро ребятишек умерло. Одна девочка пяти лет все просила у мамы перед смертью опилок.

Мой 17-летний брат ушел в ополчение, а потом мы получили письмо, что он ранен и лежит в больнице им. Мечникова. Я пошла искать больницу. Транспорт уже не ходил. Кое-как больницу нашла. Но брата уже похоронили. В городе улицы пустынные, разбитые дома, трамвай лежит на рельсах вверх колесами. Пока я шла, три машины-самосвала проехали. Я думала, они дрова везут, а когда ближе подъехали, поняла, что в машине друг на друге лежали полуголые трупы. Мертвых собирали везде – на улице из-под снега, в квартирах – и везли на Пискаревское кладбище.

Я еще могла ходить, так как работала в госпитале – стирала белье и кровавые бинты – и мне в обеденный перерыв приносили суп солдатский и 250 граммов хлеба. А мама очень плохо выглядела, сестры опухли, сын перестал ходить.

Мы эвакуировались по льду Ладоги ночью, а затем добирались месяц до Красноярска, подолгу стояли в тупиках. Ехали голодные, больные, грязные. Мама не выдержала, умерла, ей было 46 лет. Мы были в плохом состоянии и даже не знаем, на какой горе в Красноярске похоронили маму. Это лишь капелька того, что пришлось пережить. Вспоминать страшно.

Из книги Валентины Антоновой «Сибирь второй нам родиною стала».

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения