Меню Поиск
USD: 72.56 +0.12
EUR: 85.46+0.09
№ 59 / 649

«Ликвидировать перекос»

Делай, что должен, с тем, что имеешь, и там, где ты есть!


Сегодняшнего гостя нашей редакции нет нужды представлять. Всю жизнь он проработал в крае, всю жизнь – в строительной отрасли. Должности менялись, ранги, времена, а Николай Сергеевич ГЛУШКОВ оставался прежним – человеком, до мозга костей увлеченным своим делом. В июле нынешнего года он снова стал главным строителем региона. Зачем Глушков еще раз вошел в одну и ту же реку?

Чтобы поставить знак

– Вы первый человек, кого можно назвать командой и. о. губернатора Толоконского. Это что-то значит?

– Мой приход инициировали люди отрасли. Я понимаю, что сработал принцип: не так с ним хорошо, как без него плохо. Исполняющий обязанности губернатора обозначил очень жесткие и понятные для меня требования. Он тоже считает, что наш край заслуживает лучшего, в том числе в своем развитии. Постараюсь оправдать доверие тех, кто меня рекомендовал, и не подвести исполняющего обязанности.

Понимаю, что нужно доделать то, что в свое время не успел. Что изменить. Какие ошибки исправить. Совсем уж откровенно: наступает в жизни этап, когда надо ставить какой-то знак всей своей деятельности. Хотел бы, как человек, отдавший 34 года жизни строительству, чтобы знак был жирным, и лучше – восклицательным. Это реально: отрасль жива, она на подъеме.

– Два с половиной года работы депутатом Законодательного собрания что-то добавили, углубили?

– Я понял, что строительство таких социальных объектов, как например, онкологический диспансер, перинатальный центр, – это звездочки на небосклоне, от которых можно еще что-то зажечь. Например, перинатальные центры в Ачинске и Норильске…

Так складывается, что человек по жизни должен решить главную задачу. И она не в том, что банально: дерево, дом, сын. А в том, чтобы знать, кому в руки передаешь свое дело. Так сложилось, что на сегодняшний день в строительстве появилась кадровая проблема, слава богу, не голод. Хотелось бы за время работы эстафетную палочку передать людям, которые будут ценить то, что за 80 лет в крае построено. Но пойдут дальше, может, даже исправляя ошибки, на которые у нас не хватит времени. Но смену надо подготовить. Поэтому одна из задач – создать кадровый резерв по основным направлениям в отрасли, начиная с министерства и подведомственных структур.

Чтобы отрегулировать механизмы

день строителя– С некоторых пор стало создаваться впечатление, что ваше министерство имеет малое отношение к строительству. Распорядитель финансовых средств, не более того. Есть ли у вас реальные механизмы управления отраслью?

– Финансы, в общем-то, весьма эффективный механизм. И не единственный. Но тут определенные проблемы действительно есть. Из 9 080 организаций, которые стоят на статучете как «организации строительного комплекса» – то есть подрядные, проектные, строительные, предприятия стройиндустрии и так далее – государственных у нас целых три. Два института и один бывший трест, который занимается изысканиями. Все остальные частные, и работают в рыночных условиях. Но я думаю, если министерство возьмет на себя в полном объеме функции государственного регулирования, то руководить процессом в отрасли будет не просто возможно, а достаточно прозрачно и легко.

В структуре министерства два базовых института – «Гражданпроект» и «ПромстройНИИпроект», которые всегда были законодателями мод в отрасли. У них все архивы за 50 лет – именно столько лет этим институтам. Это механизм воздействия. Второй – это краевая государственная экспертиза, которая проверяет все объекты краевого уровня с бюджетным финансированием.

Затем служба архитектурно-строительного надзора, которая контролирует качество объектов на любом этапе строительства, влияет на схему выдачи разрешений, принимает объекты.

Служба градостроительного контроля – это так называемые объекты линейного, крупного назначения: использование земель близлежащих территорий, разработка и утверждение градостроительной документации.

Если при этом выстроить отношения с Союзом строителей Красноярского края, общественной организацией, которая в своих рядах сосредотачивает большую часть крупных предприятий, желающих вести честный бизнес, то министерство располагает вполне достаточным набором инструментов.

– Изменилось ли что-то в отрасли за время вашего, так скажем, отсутствия?

– За последние четыре года многие из вышеназванных связей были утеряны. И министерство, как вы правильно сказали, превратилось в распорядителя бюджетных средств и контролирующий реализацию государственных программ орган. Я думаю, это не совсем правильно, потому что отрасль требует более последовательного, более жесткого, более конструктивного подхода.

Чтобы развернуть село

– Вы не рассматривали возможности министерства в плане стратегическом – как инструмент распределения трудовых ресурсов? Например, строительство жилья на селе решает проблемы минимум четырех министерств…

– Новый, комплексный подход к развитию села обозначил временно исполняющий обязанности губернатора края Виктор Александрович Толоконский. Это очень непростая и чрезвычайно важная задача. Еще и потому, что две трети населения региона живет за пределами краевого центра: в городах краевого подчинения, в райцентрах, в деревнях. И так же нуждается в социальном обустройстве, в жилье, и – к нашей радости – там есть строители, о которых министерство до последнего времени знало не очень много. Сегодня мы делаем первые шаги в этом направлении.

– Вы уже собирали строителей восточной группы районов…

– Да. В Канске собрались представители более 20 строительных организаций восточной группы районов. Это серьезные молодые люди с блестящими глазами, поддерживающие идею восстановления филиалов организации «Союза строителей». Готовые участвовать в важных для нас проектах. Но для этого им нужно обеспечить определенные условия.

Какая там ситуация сегодня? Есть программа по переселению из ветхого аварийного жилья. С федеральным финансированием и жестким федеральным контролем. В Канск в рамках этой программы пришли красноярские строители, выиграли конкурс, получили аванс, и на этом их активная деятельность закончилась. А город оказался в заложниках. Свыше 600 аварийных квартир могут быть не снесены, и миллиард с лишним рублей может быть не освоен – местных строителей подводит чужой застройщик. Конечно, они пошли навстречу: говорят, мы сами будем строить, покажем, на что способны, но вы должны организовать честную конкурентную среду. То есть канские строители, имеющие базу в Канске, должны на своей территории присутствовать в конкурентной среде. Ответить на вопрос, почему сейчас это не так, довольно сложно. То же самое в Минусинске, Ачинске…

– То есть нужна консолидация усилий по выполнению социальных программ на местах?

– Именно. Мы уважительно относимся к строителям города Красноярска. Я воспринимаю Союз строителей как самую мощную организацию, но численность работников отрасли менее 10 процентов. Все остальные работают в других местах. В рамках стратегии, обозначенной временно исполняющим обязанности губернатора Виктором Толоконским, задача номер один – консолидировать местные усилия на решение общих проблем, на реализацию социальных проектов. У нас есть площадки инженерной подготовки под малоэтажное строительство, есть задача обеспечения молодых специалистов жильем на селе, есть программа сноса аварийного ветхого жилья – куча проектов, которые должны реализовываться на местах.

Сегодня наблюдается строительный перекос. 63 процента жилья строится в Красноярске, 37 – на территории края. А должно быть с точностью до наоборот. Я убежден, что наш резерв по вводу жилья находится именно в территориях.

Чтобы реализовать мечту

– Красноярск перенаселен, нам здесь нечем заниматься. Нужно создать условия для переселения людей туда, где они действительно нужны – в малые города, в деревни. В «прошлой жизни» у вас была мечта – создание специализированных поселков...

– Мечта осталась. Я по-прежнему считаю, что если мы хотим приблизить деревню к городу, необходимо делать некоторые вещи, которые делались раньше. Мечта выглядит так. В крае 581 муниципальное образование. Было бы правильным шагом построить 581 дом усадебного типа. С инженерным автономным обустройством, с туалетом, с душевой кабинкой, с отоплением, в том числе от солнечных батарей. И поставить этот дом в самом лучшем месте населенного пункта. А кого туда поселить, должен решить сход граждан. Какой молодой специалист им особенно нужен – милиционер, пожарный, учитель, архитектор, хореограф. Человек, отобранный по конкурсу, приезжает и сразу – в благоустроенный дом. Ему предлагается два договора – один ипотечный, второй -– со стороны власти, с условиями. Родился первый ребенок – погасили 10 процентов стоимости. Родился второй – еще 10. Отработал пять лет или родился третий ребенок – получи дом, в котором уже живешь, в личную собственность. Мне кажется, на таких условиях большая часть молодых людей останется на селе. А если и уедут, все равно внесут вклад, который трудно переоценить.

– Но есть обратное движение… Построили очень сложную в инженерном плане школу в Громадске на 130 учащихся. Сколько их там сейчас? Не больше 60. Такая школа там была не нужна…

– Кроме очевидных издержек планирования у нас есть некий психологический стереотип: ты сидишь на месте, а кто-то должен обеспечить вокруг все блага цивилизации, дать работу… Это не совсем верно. Человек сам должен искать себе место для более полноценной жизни, идти туда, где больше платят. Именно так происходит перераспределение трудовых ресурсов. Так живут в других странах. В США предложили в другом штате работу – он собрался с места, где жил и работал, и уехал. Пока у нас по-другому. И это во многом определяет кадровую проблему.

Чтобы воспитать смену

– Можно ли говорить о краевой строительной отрасли как о законченном комплексе, включающем систему образования, подготовки кадров и так далее?

– Красноярский край здорово выручило то обстоятельство, что на этапе развития производительных сил строительная отрасль была ведущей, системообразующей. У нас сохранилось 488 предприятий. Есть два высших учебных заведения, которые готовят инженеров-строителей. Есть восемь средних специальных учреждений, которые готовят техников. Есть система профессионально-технических – там готовятся кадры рабочих специальностей. То есть на сегодняшний день получить нормальное «строительное» образование – не проблема. Есть взаимоотношения со строительными организациями: целевая подготовка – один из самых эффективных методов получения специалистов нужной квалификации. Этот комплекс обладает всеми необходимыми возможностями, чтобы повышать свои внутренние показатели, добиваться качества.

– У строителей постарше есть ностальгия по тем временам, когда был «Главкрасноярскстрой» с целым рядом мощных трестов и организаций. Один строил алюминиевый завод, другой – химкомбинат «Енисей», третий КраМЗ. Специализированные тресты типа «Главпроммонтаж». Там были лучшие в Союзе специалисты…

– Сегодня специализации трестов не существует. Хотя «Стальмонтаж», который специализируется на монтаже только стальных конструкций, существует. Проверка на прочность успешно прошла в период ликвидации аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Тогда министр МЧС России признал, что это весьма достойные специалисты. Но они осваивают и другие направления: построили ледовый дворец «Арена. Север», детский сад в Покровке. Сегодня работают на футбольном манеже.

Перенастройка отрасли нужна. Не стоит забывать, что за последние годы серьезно изменились технологии. Все делается быстро, из легких прочных конструкций. Да, отрасль не такая, как была раньше, когда работала на госзаказ. Держать огромный трест для будущего строительства нецелесообразно. Но специалисты есть, и под любой проект может быть сформирована профессиональная команда.

– Коль скоро в вашей отрасли достаточно много места занимают государственные программы и проекты, не было бы логичным создать и государственную строительную компанию?

– Считаю это нецелесообразным. Она не будет конкурентоспособной изначально, и мы не имеем ни права, ни возможности ставить ее в привилегированные условия. Но форма собственности в нынешних условиях не столь уж важна – частная или государственная. Есть программа, которая финансируется из федерального бюджета, где четко определена стоимость квадратного метра. Цена в 37,5 тысячи рублей. По этой цене мы покупаем новое жилье взамен снесенного в Красноярске. По этим ценам на определенных условиях решаем социальные и кадровые вопросы. Больше платить – никак. Жилье экономкласса, которое закладывается в программу «Жилье для россиян», по которой у нас уже очередь в Красноярске более 1 400 человек, а в целом по краю – 4 тысячи, имеет фиксированную цену в 30 тысяч рублей за квадрат. Наша задача разобраться в том, где составляющая себестоимости завышена, и сделать так, чтобы жилье строилось не в убыток строителям. Часть средств будет компенсирована фондом жилищного строительства. На нормальных условиях схема государственно-частного партнерства может работать очень эффективно.

– Самая сложная ситуация по ценообразованию, наверное, в Красноярске. Здесь строители тратят огромные деньги на приобретение земельных участков…

– Совершенно верно. Огромные, потому что покупают зачастую не напрямую у муниципальной власти, а у всевозможных посредников, у коих земля оказалась по воле случая. Это первое. Второе. Сегодня техническое присоединение и получение технических условий на основные виды инженерного обустройства тащит за собой еще более 4 тысяч рублей за квадратный метр. Отсутствие кредитных ресурсов, привлечение дольщиков – еще один вопрос, который заставляет строителей перестраховываться. Но реальную себестоимость мы знаем по каждому объекту.

Чтобы испытать гордость

– А государственный интерес существует? Сейчас начинает подниматься село, оно остро нуждается в кадрах – а кадры бегут в город…

– Это вопрос скорее к тем, кто рулит экономикой. Я интуитивно понимаю: при огромной проблеме кадрового обеспечения этот вопрос неправомерен. Нам нужны грамотные молодые люди абсолютно во всех областях. Если говорить о Красноярске. В образовании, здравоохранении, на производстве… Важно, чтобы люди имели возможность реализовать себя в городе. У нас нет телевизорного завода, жаль. Там мои родственники работали (Смеется). Но есть радиозавод. Обидно, что Сибтяжмаш в таком состоянии. Но успешно работает Красмаш. И везде нужны кадры. За каждого человека битва. А государство в ответе за главное – обеспечение безопасного и комфортного пребывания человека в любой точке страны.

Соглашусь, распределение трудовых ресурсов не равномерно. Но не пожелаю ни одному представителю власти регулировать этот процесс. Среда создавалась десятилетиями. Думаю, в крае любой человек с амбициями может найти себе достойное применение. Даже с амбициями самого высокого уровня: нефть, газ, цветные металлы, лес... Мой любимый строительный комплекс. Железная дорога, объекты культуры, спорта… «Далеко до Москвы?» Дома пониже, асфальт пожиже. Но так ведь все решаемо, все в наших руках.

Надо оптимистичнее смотреть на жизнь. У меня есть несколько принципов. Один из них – делай, что должен, с тем, что имеешь, и там, где ты есть. Я родился в этом крае и когда-то давно принял для себя решение не уезжать отсюда никогда. Мой сын здесь родился. Волею судьбы оказавшись в центре России, мы должны делать здесь то, что можем. Чтобы объекты строились в сроки, с требуемым качеством. Чтобы дома приносили радость тем, кто в них живет. Чтобы строители Красноярского края гордились тем, что умеют строить.

С наступающим профессиональным праздником, коллеги! Успехов и энтузиазма, благ для родного края и для родных, живущих в крае!

№ 59 / 649

Ссылки по теме:

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения




Свежий выпуск

Видео



Решаем вместе
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!