Литовский северянин

Как заселялась глубинка Красноярского края

Литовский северянин Как заселялась глубинка Красноярского края

Василий Казимирович Клинавичюс, или Юозапас Казимеро, как правильно звучит его имя-отчество на литовском языке, вздыхает: «Дожить бы до 88 лет. Такая красивая цифра – две восьмерки». А окружающие шутят: «Развернуть их – дважды бесконечность получится». Василий Казимирович – легенда Туруханского района, свидетель исторических событий, связанных с заселением этой северной земли.

Война и ссылка

Туруханский район – территория, отдаленная от центра нашего региона, отрезанная не только от Большой земли, но и от соседних поселений. Сообщение между деревнями и селами либо на вертолете, либо на теплоходе. Во всем районе действует только одна (!) автомобильная дорога – до деревни Селиваниха, которая входит в Туруханский сельсовет. И строил ее – «изобретал», как говорит автор, именно Клинавичюс.

– Если рассказывать историю моей жизни – дня не хватит, – машет рукой Василий Казимирович. – Столько всего было.

– А мы не торопимся, – успокаиваю я.

– Ну тогда слушай, – словно сказку, начинает он.

Жизнь его действительно долгая и удивительная. Полна событий, перемен мест и обстоятельств.

Родился Юозапас Казимеро в Литве на хуторе недалеко от города Езнас Каунасского уезда. В семье трое ребят, Юозапас старший. Когда война началась, ему четыре года исполнилось.

– Я плохо помню, как пришли к нам немцы, мал был, – рассказывает Василий Казимирович. – Но как евреев расстреливали, видел. Много их тогда убили фашисты.

На хутор к ним немцы не заглядывали. Так что войну семейство пережило без особых потрясений. Но в Литве бродили разные настроения. Уже после Победы появились на территории «лесные братья». Банды убивали литовцев, которые поддерживали Советский Союз, работали в административных органах. И в 1948 году в республике началась чистка.

– В марте 1948 года у меня отец умер. А в мае нас выслали из хутора, – вспоминает пенсионер. – Пришли в четыре часа ночи, всех погрузили на телеги и повезли на станцию. Там в железнодорожные вагоны запихали и отправили неизвестно куда.

Интернационал енисейского поселка

Привезли литовцев в Красноярск. Юозапас запомнил пушки. Видимо, рядом были завод и полигон, на котором их испытывали. А затем погрузили на теплоход и отправили на север Красноярского края.

– Уже лето было, когда прибыли мы в поселок Нижнешадрино (в 43 км от Ярцево в Енисейском районе. – НКК). Выгрузились. Мне тогда показалось страшным то, что вода ушла, а на берегу остались огромные льдины, которые стояли и таяли. Мы бегали по берегу и срывали с ледяных глыб сосульки.

В Нижнешадрино был леспромхоз, шла заготовка древесины. От женщины и троих малолетних пацанов на лесосеке толку никакого. Перевели семейство в Ярцево – заниматься сельским хозяйством на опытном участке, где выводили новые сорта растений.

Маме Юозапаса северный климат не подошел, она заболела, слегла. И мальчишки оказались брошены на произвол судьбы. Есть было нечего – подкармливали сердобольные соседи. Зимой наступили холода. По ночам мальчишки бегали воровать дрова. Наберут охапку поленьев – есть чем печку растопить, погреться. Однажды за этим занятием поймал их начальник опытной станции, и на следующий день к бараку, где жили Клинавичюсы, привезли подводу дров.

Василий Казимирович до сих пор благодарен за такой подарок:

– Начальник станции к ссыльным хорошо относился. А переселенных было много. Здесь жили и немцы, и греки, и калмыки, и карелы.

Детдомовское счастье

– Сегодня всех пугают детдомом, а для нас он показался раем, – продолжает рассказ Василий Казимирович.

Матери не стало, ребятишки, как щенки, выброшенные на улицу, почти год пытались выживать самостоятельно. Не получалось. И братьев отправили в Туруханский детский дом. Это было счастье! Их кормили и одевали.

– Здесь мы почувствовали себя людьми!

К тому времени литовцы освоили русскую грамоту (а приехали – ни слова по-русски не знали), их приняли сначала в пионеры, затем в комсомольцы. Не помешало даже клеймо врага народа.

– Ну какой я враг народа – десятилетний мальчишка? Чем мог навредить государству? – рассуждает бывший ссыльный.

Самостоятельную жизнь ребята начали рано. Юозапасу тринадцать лет исполнилось, когда отправили его в Сухобузимский район учиться на тракториста-бульдозериста.

– На учебу послали немца, калмыка и меня, – улыбается литовец. – Сначала в землянке жили, затем комнатку дали. Дружно жили, не тесно. Как профессию получил, так всю жизнь трактористом и бульдозеристом отработал. Вот эта дорога, по которой вы ко мне приехали, – мое изобретение.

Растет семья!

Когда сосланных реабилитировали и разрешили уехать на родину, многие представители разных национальностей Север покинули. Поехал на отеческий хутор в родительский дом и Василий Казимирович. Походил, посмотрел и решил вернуться в Туруханский район, который давно уже стал родным, да и женился он на русской женщине.

В советское время в Туруханске был знатный совхоз – и коров, и свиней держали. Двадцатипятилетнего тракториста Юозапаса отправили в соседнюю деревню Селиваниху работать, поселили на квартиру. В том же доме дали жилье и приезжей молодой специалистке-звероводу Альбине, которая прибыла на работу на местную звероферму. Молодые люди приглянулись друг другу, на танцы походили, а затем поженились.

– Как закрутилось, завертелось, так 60 лет и крутится, – улыбаются супруги. – Двое детей народились, трое внуков да пять правнуков. Посмотришь – раньше один Клинавичюс был в Туруханске, а теперь вон сколько! Растет семья.

Вот такая рыба

Один из братьев Василия Казимировича все же уехал в Литву. Зовет его – приезжай. Но тот не хочет. В Туруханском районе все для него родное, близкое. И реки Нижняя Тунгуска с Енисеем, которые соединяются здесь в единый могучий поток, и природа, и рыбалка.

За 75 лет жизни на Севере литовец стал заядлым рыбаком. Чуть ли не каждый день выходил на своей лодочке на реку с сетями и удочкой – ой сколько рыбы было! И строганину ели, и солили, и жарили. В его рыбацких историях есть строки и про налима 16-килограммового, и про осетра под два метра в длину (тогда еще разрешалось их добывать на Севере). Вся семья мясом этой огромной рыбины целую зиму питалась.

И сейчас в сенях его дома аккуратно висят на гвоздиках неводы. Хозяин только рукой машет:

– Силы уж не те. Не могу на реку выходить.

Хотя тянет, тянет его стихия…

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
19 июня 2024
Пантелеевская уха
Хорошо известна астафьевская уха. В Ирбейском районе появилась своя – пантелеевская. В честь детского писателя Ивана Пантелеева, которому 8 июня
Без рубрики
19 июня 2024
Дикоросы – реальные деньги для села
«Работа с дикоросами не только бизнес, но и социальная ответственность. Это возможность для сельских жителей получить дополнительные средства». На заседании
Без рубрики
19 июня 2024
Самая полезная рыба в мире
Биологи Сибирского федерального университета и нескольких институтов Российской академии наук провели анализ питательной ценности семи промысловых видов рыб, обитающих в