Меню Поиск
USD: 64.02 +0.24
EUR: 70.85+0.22
№ 84 / 1164

Ливанский кедр как продолжение счастья

О первых месяцах профессора Протопопова на посту ректора КрасГМУ им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого

Оперируют д.м.н. А.В. Протопопов и профессор из Израиля Виктор Гуаро Все, кто посещал кабинет профессора в краевой больнице, знают потертый гобеленовый диванчик и мебель из ДСП. Украшение кабинета – фотогалерея: хроника рентген-хирургии с 1990-х по сегодняшний день. В остальном – вызывающий аскетизм.

Зато интервью сегодняшнее в парадном ректорском кабинете, где колонны, золотые шторы, серебряные багеты, наградные кубки. Одним словом, величие.

Протопопов смотрит на всю эту роскошь смиренно – она неприкосновенна до ноября, потому что в приоритете у профессора десятки иных задач.

У самого известного врача Красноярского края началась новая страница в жизни и карьере.

Новое дело Алексея Владимировича Протопопова должно повлиять на жизнь тысяч людей – от студентов и преподавателей медицинского университета до жителей отдаленных районов края, которые испытывают постоянный дефицит врачей.

Мы будем с интересом наблюдать, как меняется медицинский вуз, а пока зафиксируем исполняющего обязанности ректора КрасГМУ им. проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого в самом начале пути.

– Алексей Владимирович, вспоминается ваш далекий предшественник, ректор КГМИ Граков. Вы тоже, как Борис Степанович, будете спасаться в операционной от административной работы?


Я и сейчас хожу в рентген-операционную, оперирую пациентов выше среднего уровня сложности, и это наверняка продолжится. Но вряд ли это спасение – от чего бежать, если решение возглавить вуз было осознанным? Страшно человеку становится, если он чего-то очень долго желал, и вот, наконец, сбылось. О чем мечтать дальше?
У меня же случилось естественное, эволюционное продолжение карьеры, расширение деятельности. Понятно, что хирургическая и ректорская работа – это своего рода полипрагмазия (в медицине – одновременное назначение больному множества лекарств. НКК), но я должен справиться.
– А мы переживаем – как профессор, привычный к прозрачной практической медицине, будет себя чувствовать в академической среде. Это же несвобода.

Медицинский вуз не академическое учреждение, наша основная задача – подготовка кадров для практической медицины. Вся вузовская наука должна развиваться только в интересах образования. Мы готовим практиков, а уже врачи сами решают – необходимо им защитить диссертацию, или достаточно совершенствовать профессиональные навыки.

Мы это видим на примере краевой больницы. Там работает блестящий кардиохирург Андрей Пустовойтов, который первым в крае пересадил донорское сердце. Научная деятельность Пустовойтова совершенно не интересует. А вот молодой профессор-нейрохирург Павел Шнякин, при том что много оперирует, все же больше склонен к научной карьере.

Я защищался оба раза как практический врач, но прикрепленный к вузу, поэтому все происходящее в университете последние 20 лет мне понятно.

Вы правы: в университете действительно образовалась закрытая среда – назовем ее академической. Вуз, к сожалению, исчез из поля зрения исполнительной и законодательной власти, он не участвовал в процессах, происходящих в регионе. Представьте, мы недавно посетили ФОМС, и нас встретили так: «О, университет! Мы вас уже двадцать лет не видели!»


– А какое отношение вуз может иметь к фонду?

У нас серьезный провал с подготовкой администраторов здравоохранения. Все главные врачи и замы проходят специализацию и сертификацию вне Красноярска, в других городах. Мы обращались в ФОМС по поводу финансирования переподготовки управленцев.
Медицинский университет нужно возвращать – постоянно, на договорной основе  взаимодействовать с исполнительной властью, провести паспортизацию объектов здравоохранения, чтобы определиться с дефицитом кадров.
Наша стратегическая задача исполнение губернаторского заказа, устранение дефицита медицинских кадров на уровне региона, согласно постановлению Правительства РФ от 9 октября 2019 года. Федеральная программа «Земский доктор» сработала недостаточно эффективно, надо устранять дефицит в первичном звене силами края.

– И как же можно это сделать? Страшно молодому специалисту быть единственным врачом на всю округу.

 Я точно знаю, что дефицит первичного звена не зальешь никакими деньгами. Сегодня специалистам в районах предлагают трехзначные зарплаты, но ведь люди все равно не соглашаются ехать в ЦРБ. Конечно, необходима инфраструктура – дороги, культурные объекты, нормальное жилье, но самое главное, на мой взгляд, – надо выводить высокие технологии за пределы Красноярска.
Трехуровневая система оказания медицинской помощи имеет свои ограничения. Никому из врачей не хочется ощущать существенный профессиональный разрыв с коллегами из краевого центра. Вот мы открыли сосудистые центры в Ачинске и Канске. Фактически гора пришла к Магомету. Это один из первых российских опытов вынесения высокотехнологичной инвазивной медицины на большие расстояния от столицы региона, и он оказался успешным.
В Красноярском крае сегодня очень туго со специалистами, надо все скалькулировать и спланировать, как с этим бороться.


– Поделитесь первыми впечатлениями – что вас в вузе поразило, огорчило, обрадовало?

Вы говорили о свободе. Действительно, в сосудистом центре краевой больницы и особенно в отделении рентген-хирургии сотрудники понимали меня с полуслова, принимали мою манеру общения – я люблю «троллить» своих ребят, они понимают, когда я шучу, а когда серьезен.
Здесь уже через пару дней я понял, что уровень коммуникации иной, и я вынужден с этим считаться. Для иллюстрации: в первые недели я объехал все кафедры вуза с предложением прописать все проблемы и варианты решения. Люди обещали, но письмо пришло только от одной кафедры. Я даже не понял, что случилось: почему сотрудники боятся декларировать свое мнение?
Буквально в первые дни я объединил экономическую службу, создал службу госзакупок, потому что ее просто не существовало. В вузе многое вызвало у меня удивление. Предметы тасуются по каким-то непонятным принципам – надо поработать с расписанием, расставить приоритеты. К примеру, сегодня объединены в одну кафедру анатомия и гистология.

– Фундаментальные, базовые кафедры – в одну?

Именно. Я уж не говорю о клинических кафедрах – студенты теперь не ходят в операционную, чистые теоретики. Тестовая система оценок – от нее мы никуда не денемся, но одно собеседование по профилю дает информации о студенте много больше, чем тест. Никто не запрещает проводить собеседования, но у преподавателей, видимо, нет времени.

– А у вас находилось время на молодежь. Вы оставили заведование отделением очень молодому врачу – он готов к такой ответственности?

Никиту Литвинюка обучали в вузе, как и всех сегодняшних студентов, но в него было вложено очень много, прежде чем он стал таким, как сегодня, и, я верю, он справится со своими обязанностями.

Хочу сказать, что наставничество – это ведь не альтруизм, а вполне эгоистичный процесс. Наши наставники в свое время учили нас врачеванию для того, чтобы их в старости кто-то лечил качественно и профессионально. Так и мы сейчас вкладываемся в молодых перспективных врачей – кто-то же должен нас лечить (смеется).
– В вузе вы хотите создать молодую команду управленцев?

Аналог «молодежного правительства» в университете делать не станем, но перспективную молодежь, конечно, будем рассматривать.
Если честно, я удивляюсь количеству юбилейных грамот, которые подписываю 6070-летним сотрудникам. Со всем уважением к ветеранам считаю, что собственноручно выращенные молодые кадры – это безопасность, как личная, так и для вуза в целом.
– Кажется, скучать вам не придется.

 Да, тут много работы, и это хорошо.

Алексей Протопопов с дочерьми Катей и Настей

– Вы возвращаетесь домой поздно. Катерина Алексеевна спит уже, наверное.

– Дочке девять месяцев, ее очень любят и мама, и старшая сестра, и бабушка, но, конечно, она скучает по мне. Когда возвращаюсь, она немедленно просится на ручки, лепечет, рассказывает, как прошел день. Она девочка с характером и с каждым днем все больше похожа на меня.

– А знаете, все говорят, что Протопопов с рождением ребенка совершенно изменился – такой мягкий стал, нежный.

 Возможно.  Мне теперь действительно хочется домой, где мои любимые девочки. Но в целом я не слишком сентиментальный человек.

– Неправда. Человек без глубокой эмпатии не станет восстанавливать церковь в селе, где служил прадед-священник.

 Я отреставрировал церковь в селе Мокрушинском, потому что должен был это сделать и мог это сделать. Моего прадеда убили на крыльце церкви вместе с 17-летним сыном – мне сложно обсуждать публично, представлять, как это было. И мне сложно думать о том, что пережил мой дед, которого расстреляли в 1937-м.
Я знаю семь поколений Протопоповых, там долгая линия священников. У меня своеобразные отношения с православием, но мне нравится, что церковь стоит, в ней молятся прихожане, и я крестил там свою Катю.

– А ведь именно после того, как была реанимирована церковь в Мокрушинском, все в вашей жизни изменилось. В ней появились жена и дочка, так?

– Наверное, просто время пришло. Говорят, счастье зависит от трех пунктов: от кого родился, у кого учился, на ком женился. По всем трем пунктам у меня жизнь сложилась удачно.

– Ваша мама, рентгенолог Наталья Алексеевна, рассказала, что вы любите хвойные растения.

– Да, так сложилось. У меня целая коллекция хвойных. Жду – должны привезти ливанский кедр.

Мама, рентгенолог Наталья Алексеевна

– А еще ваша мама рассказала, как вы учились в школе – занимались только теми предметами, которые нравятся.

– Мама вправе рассказывать обо мне все, что хочет. Родители мне очень дороги, но, наверное, я больше мамин сын, мы очень похожи. Это большое счастье – иметь родителей-долгожителей. Их активный возраст внушает мне оптимизм. Если повезет, надеюсь работать до 90 лет, как мой отец.

– Так и будет. Удачи вам, Алексей Владимирович.

Фото пресс-службы краевой клинической больницы

СПРАВКА

Алексей Владимирович Протопопов родился 13 сентября 1965 года в Красноярске, в семье известных врачей-рентгенологов.

Окончил с отличием Красноярский медицинский институт. После окончания вуза работал в краевой клинической больнице:

– с 1988 по 1992 год в качестве врача кабинета по контрастным и внутрисердечным методам исследования;

– с 1992 года заведовал отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения;

– в 2008 году возглавил региональный сосудистый центр на базе КГБУЗ «Краевая клиническая больница».

Протопопов – один из ведущих рентген-хирургов Российской Федерации. Регулярно проводит мастер-классы и читает лекции в ведущих европейских и американских клиниках.

Он создатель красноярской школы инвазивной хирургии, ученики Протопопова – постоянные участники международных медицинских конгрессов.

Профессор Протопопов принимает активное участие в политической жизни региона. С 2011 года – депутат Законодательного собрания Красноярского края.

В соответствии с приказом министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой от 24 августа 2019 года Алексей Протопопов исполняет обязанности ректора КрасГМУ им. проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого.

Женат. Дочери Екатерине нет еще и года.

Фото пресс-службы краевой клинической больницы

№ 84 / 1164

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео