Ловля «бабочек» под дождем Есть ли способ ликвидировать проституцию?

Ловля «бабочек» под дождем Есть ли способ ликвидировать проституцию?

Отправляясь в рейд по ловле проституток, я сделал пометку в записной книжке – не забыть выяснить у девушек причины, толкнувшие на скользкий путь порока. Что их заставляет рисковать здоровьем, репутацией, жизнью, наконец? До сих пор не доводилось лично спрашивать об этом у специалисток по продажной любви. Если попробовать – может получиться волнующий очерк, срез общества, так сказать.

О жалобных историях

Потом – еще до того, как все началось, – вспомнились слова Куприна, что у каждой проститутки всегда наготове жалобная история: безумная любовь, подлец-гусар, побег из родительского дома и т. д.

Но когда все увидел – решил ни о чем не спрашивать. И вовсе не потому, что девушки неразговорчивые. Просто есть женщины, которые не станут проститутками ни при каких обстоятельствах, и есть те, кто будет этим заниматься, даже живя в роскоши. К чему здесь жалобные истории? Жизнь может припереть любую, но не любая бросится в этот грязный омут. А если бросилась, о чем с ней говорить? Сострадания все равно не вызывает.

Вечером в районном отделе полиции собираются опера, старший делает краткий инструктаж, интересуется, у всех ли есть деньги, потом все рассаживаются по машинам и едут «закупаться». Ехать лучше одному или вдвоем – если народу больше, девушка может не сесть в машину. А нужно обязательно, чтобы села и взяла деньги – они-то и есть вещдок, на основании которого проституток доставляют в полицию. Часа на полтора от силы…

Сначала старшему пришлось съездить на разведку. В тот вечер шел дождь, было мрачно, сыро, и мне подумалось, что вообще ничего у нас сегодня не получится. Но рядом один опер рассказывал другому про девушку, которая стоит на участке при любых осадках и температурах, и эта стахановка не единственная. Значит, кого-нибудь да поймаем, решил я… Даже появилось нечто напоминающее рыбацкий азарт.

Контрольная закупка

«Закупаться» поехали с молодым полицейским по имени Денис. Маршрут короткий и несложный – по большому счету за угол свернуть.

На обочине под уличным фонарем – три замурзанные машины. Из окна «Нивы» выглядывает объемистая женская физиономия и стрекочет матом. Машины подпрыгивают от молодого крепкого хохота. Рабочая смена на «предприятии» начинается весело. Это потом – наедине с собой – многие обливаются слезами, проклиная себя и жизнь свою, размазанную по…

Развернулись, припарковались. Из машины выскакивает стройная фигурка, просовывает голову в окно и говорит вместо «здрасьте»:

– Бухаем?

– Бухаем. Садись.

Барышня в машине – полдела сделано. Денис интересуется прейскурантом: самая простая операция – 600 рублей.

– Но ты сразу «косарь» давай, за время тоже платить надо.

Опер передает деньги, барышня берет банкноту.

– А куда едем? – интересуется она.

– Тут, рядом… Дядьку (то есть меня) домой отвезти надо.

– Зачем?

– Тебя как зовут?

– Оля.

– Понятно… Контрольная закупка, Оля. Оперуполномоченный УБОП, вот удостоверение. Видишь?

– Ну ё… – без особой досады в голосе говорит Оля. – Может, договоримся?

– Не договоримся. Ты деньги не выбрасывай.

– Слышь, останови пива купить.

– Давно работаешь?

– Шесть лет.

– Бывала у нас?

– Ни разу.

– За шесть лет – ни разу?

– Ну да… А че такого? Останови пива купить…

Перед отделением выстроилась небольшая очередь машин. Почти все с «уловом».

– Деньги давай, – говорит опер.

Оля – девушка грамотная.

– Какие деньги?

Но и Денису тема знакома. Прежде чем найти тысячерублевку (номер которой записан и впоследствии с нее снимут ксерокопию), он переворачивает все коврики в салоне, отодвигает сиденья, исследует каждую щель. В конце концов деньга отыскалась…

Аня и Таня

В отделении Оля превращается в Аню, точнее в Анну Александровну, 1979 года рождения, неработающую, незамужнюю, бездетную, проживающую в том же районе, где осуществляет трудовую деятельность. Прямо как Манька Облигация в Марию Ивановну Колыванову. Кроме того, при свете становится очевидным, что в темноте Анна Александровна выглядит намного эффектнее. Неудивительно – эта «специальность» быстро превращает красавиц в жалкое их подобие. Совсем немногим удается вернуться к нормальной человеческой жизни, обрести семью, родить детей, найти достойную работу. Исковерканная молодость подвигает в основном к пьянству…

В полиции ее знают – как, наверное, и прочих здешних профессионалок. Доставленная чуть раньше проститутка Таня, навалившись тяжелым бюстом на стол, ищет в здоровенной папке (где, как я понял, есть копии паспортов всех завсегдатаев отделения) оттиск своего удостоверения личности. Женщина-полицейский просит заодно найти и Анин паспорт.

Таня находит оба. Она ощутимо старше коллеги, работает также шесть лет, не замужем. Ее уже почти допросили. Таня подписывает какие-то бумаги, потом строчит обязательство по явке в мировой суд. Там, судя по всему, ее оштрафуют. На сумму от полутора до двух тысяч рублей.

Начинают допрашивать Аню, но она опять «включает дурочку».

– Для чего вам это?

– Для протокола. О занятии проституцией.

– Я не занимаюсь проституцией…

Тут подает голос старший.

– Анна Александровна, ты хочешь здесь до утра просидеть? Мы что, в игрушки с тобой играем? Забыла, где находишься?

Окрик действует на девушку благотворно, и протокол заполняется – как речка журчит. Когда доходит до вопроса о заработках, на Анином лице возникает снисходительная улыбка знатока.

– Ну, здесь раз на раз не приходится. Бывает, три, пять… семь. Можно и двенадцать за ночь поднять.

«Поднять» – это звучит адекватно: работенка непростая, радости явно не доставляет. Интересно, с легкостью ли люди деньги тратят, полученные такой ценой? На предложения поговорить за жизнь (в помещении корреспонденты ТВ и мы с фотокором) задержанная не реагирует. Даже отказом. Следует попытка подступиться издалека.

– Аня, визиточку дашь?

Услышав это, Анна Александровна начинает копаться в сумочке – долго и сосредоточенно, как это умеют только женщины, однако вместо визитки достает зеркальце, помаду и начинает красить губы дешевой помадой.

– Зря, – замечает ей старший. – Все равно через полчаса сотрется.

Святая правда: заполнив все бумаги, Аня вежливо прощается и уходит. Держать ее в отделении полиции законных оснований нет.

Проститутка Таня покинула помещение уже давно – наверное, опять заступила на вахту.

Очереди дожидаются еще четыре девушки, с которыми проделывают те же рутинные операции. Девушки молодые, в аляповатой раскраске и с той же степенью амортизации, которая, наверное, отличает всех проституток, работающих в этой придорожной нише. Ведь те, которых ловили опера в тот вечер, – обычный «фаст-фуд» для проезжающих-голодающих. Рекламных страничек в Интернете у них явно нет. Их подбирают такие же, кто не думает о риске подцепить чего-нибудь нелицеприятное, а потом бегать по врачам.

Итоги

Как зовут барышень из новой партии, я не запомнил, да это и не важно. Все они на одно лицо – девушки из низшего общества. Примечательно, что в отделении они держатся так же буднично и уверенно, как и сами полицейские, для которых это обычное дежурство. В общем-то, понятно почему – и те и другие на работе. Только работы, мягко говоря, очень непохожие.

Разговариваем со старшим.

– Сегодня обычный день – примерно столько же всегда и приводим, – говорит он. – В основном одни и те же. Рецидивистки. По решению мирового суда им грозит штраф от полутора до двух тысяч рублей.

– Возраст?

– От 90-го года рождения до начала 70-х.

– Эксцессы во время рейдов бывают?

– В последнее время, как правило, нет. Все в курсе, лишние проблемы девушкам не нужны. Охрана на заднем плане и к нам не суется. Есть только водители. Как с ними расплачиваются, не знаю – все индивидуально.

– Как долго девушки могут работать?

– Некоторые – лет по девять. Может, и больше.

Из всего увиденного я извлек единственный вывод – споры о легализации проституции бессмысленны. Она и так легализована, только налогов не платит и медосмотра, как при царизме, не проходит. Полтора часа в отделении и штраф, составляющий мизерную часть дохода, – это не барьер для незаконного бизнеса. И полиция ловит проституток только потому, что это входит в ее сферу ответственности.

Хотя, как рассказал «НКК» представитель УВД Красноярска Сергей Антипин, подобные рейды позволяют держать этот рынок в узде.

– Например, если в Советском районе еще недавно было около семи таких точек, то сейчас три-четыре.

Но пока есть спрос, будет и предложение – здесь ничего не поделаешь. Профессия эта, говорят, очень древняя…

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Аптека под ногами
Названия некоторых лекарственных трав звучат довольно экзотически. Зизифора клиноподиевидная. Витекс священный (он же авраамово дерево). Атрактилодес овальный. Термопсис ланцетовидный. Аистник
4 июля 2022
Как избежать летних неприятностей для вашего гаджета
В отпуске, на пикнике, на рыбалке или на даче смартфон выступает в авангарде событий: съемки, навигация по маршруту, оплата покупок,
Вернуть потраченное
В связи с непростой экономической ситуацией можно отложить много различных трат, но ни лечение в клиниках, ни прием необходимых лекарств