Молоко для беглых

Молоко для беглых
Фото Евгения Русских

Владимир Васильевич Усков, краевед, журналист, автор книги «Мы – большеулуйцы», трижды переизданной, рассказывает о себе, своих земляках и малой родине.

– Район был местом ссылки как в царское время, так и в 40–50-е годы прошлого века. Поэтому главная наша традиция – гостеприимство, или то, что сейчас называется толерантностью.

Когда многие люди из других краев попадают сюда, они ощущают это на себе. Здесь не принято противопоставлять одних людей другим – по национальности, вере. А сюда ведь попали и немцы Поволжья, латгальцы, украинцы, белорусы и русские, конечно, – всего у нас более 15 национальностей.

Жили здесь и поляки, сосланные в Сибирь после восстания 1863–1864 годов. Представители каждого народа оставляли здесь свой след. Жизнь была со своими радостями и трудностями, но всегда заведено здесь помогать друг другу – и в царское время, и позже, и не только в нашем районе, а во всем Причулымье.

Были здесь и беглые, ходили по ночам, кормились тем, что подадут. Бабушка мне рассказывала, что всегда на ночь около дома оставляли крынку молока и кусок хлеба. Это делалось «вслепую», для каждого, кто нуждался. А может, в том числе и для того, чтобы себя обезопасить – люди-то ходили разные.

Переживала эта земля и очень трудные времена. В 20–30-е годы прошлого века был голод. Отец мой застал этот период, рассказывал, как хлеб буквально выгребали до зернышка. Люди жили на черемше, щавеле, пучках – первую траву ждали с нетерпением. Отец вспоминал, как в детстве они с другом нашли яйца перепела – есть хотелось страшно, а отвращение к этой еде они не могли преодолеть. Но съели все же…

Невозможно обойти и период репрессий. Я состоял в комиссии по реабилитации и специально занимался этим вопросом. Началось все не в 37-м, а раньше, в коллективизацию. Отдельные семьи голодали, потому что забирали кормильцев. Ссылали, кстати, не только к нам, но и от нас – как, например, семью Василия Иннокентьевича Давыдова, будущего Героя Советского Союза, участника штурма рейхстага.

Тогда ему было десять лет… Отца его и дядю расстреляли во вторую волну репрессий. Когда война началась, мужчины ушли на фронт, а оставшиеся работали не покладая рук и голодали.

Тяжелым было и послевоенное время. Как и в тридцатые годы, много людей ходили, просили подаяния. Сам застал это, видел таких людей. Но это уже были остатки нищенства…

Потом жизнь начала налаживаться, но все равно те времена оставили след в образе жизни, традициях наших людей, хотя после войны уже более семидесяти лет прошло. Бабушка, кстати, прошла все эти времена, одна поднимала семью – не было такого, чтобы хлебные крошки со стола просто стряхнула… Но были поворотные события в здешней истории не только трагического свойства.

Одно из них – открытие в конце 90-х моста через Чулым – пусть даже понтонного, – что стало, по сути, транспортной революцией для жителей всего района. Асфальтировали дороги, был даже свой асфальтовый завод. К тому же в тех самых девяностых Ачинский НПЗ перечислял вполне хорошие налоги.

Правда, народ продолжает уезжать, прежде всего, потому, что работы становится меньше – теперь нет ни асфальтового завода, ни молочного. За тридцать лет население уменьшилось почти вдвое.

Но – уже добавлю от себя – внешне это не замечается, особенно человеком со стороны. Большой Улуй – чистое, ухоженное село, на зависть многим другим. И жители этим гордятся.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

28 мая 2022
«Ваш счетчик не соответствует нормативам…»
Всевозможные аферисты не останавливаются в своих попытках заработать на доверчивых гражданах. Нередко пользуются проверенными способами обмана, например, рассылая якобы официальные документы от
Три четверти успеха
85 лет назад, 21 мая 1937 года, началась знаменитая советская экспедиция «Северный полюс – 1» под руководством Ивана Дмитриевича Папанина.
О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о