Монолог фермера

Монолог фермера
Фото Олега Кузьмина

Есть такая известная сельская привычка: сначала объяснить приезжему горожанину: мы, мол, в медвежьем углу живем и лаптем щи хлебаем. А затем вдруг огорошить его чем-то эдаким, от чего глаза на лоб полезут.

От сена до масла

Ровно так же начал и глава крестьянского хозяйства «Кипсей» из села Детлово Сергей Никулин:

– Фермерствуем. Мучаемся. Топчемся, топчемся, а толку нету.

А дальше пошло перечисление «мучений». Сено крутим. Зерно сеем. Картошку садим.

– Это не оттого, что мы такие работящие, – итожит Сергей. – Надо что-то делать, чтобы выживать. Вы же проезжали по деревням. Видите, что происходит. Нашему селу в следующем году исполнится 245 лет. У нас пять мельниц было. А сейчас ни одной.

Недавно в крестьянском хозяйстве «Кипсей» начали производить растительное масло. Пока кустарно. Для себя, для знакомых. Хотя достоинства никулинского масла оценили уже во всем районе и разбирают продукт, что называется, на ура.

– Вот станок, мы его называем мясорубкой, – показывает фермер. – Вот семечка масляничная. Мы ее убираем сами простыми комбайнами. Сюда засыпаем. Перерабатываем около 200 тонн ведрами. Зачем? А чем-то надо ребят занять. У меня здесь работают четверо, сутки через трое. В сутки я им плачу по две тысячи.

Сергей демонстрирует нам свою продукцию, поясняет:

– Это – холодного отжима. Не нагревается свыше 45 градусов. А жмых идет в дробленку. Люди берут ее с удовольствием. Ведь от жмыха увеличиваются и надои, и жирность молока. А у нас ведь почти все молоком живут. Так что и у меня работа, и люди довольны.

Еще одна важная особенность. Масло, которое делают в крестьянском хозяйстве «Кипсей», экологически чистое. При его производстве не используются какие-либо химические вещества.

– Мне нравится заниматься маслом. Хотел поставить заводик, чтобы все было официально – под ключ, чистенько, беленько, – говорит Сергей. – Но нужны собственные средства. А у нас три года неурожай. Нынче урожай, но я пока не могу выехать в поле – погода не дает.

А пока средства не позволяют реализовать мечту о заводе, Сергей Никулин экспериментирует, получая различные масла, о которых мы или ничего не слышали, или давно забыли:

– Вы пробовали маковое масло? Его делают из голубого мака, который выращивается в Иране, Польше, Венгрии… Им булочки посыпают. Я пробовал давить из него масло. Очень хороший выход, а само масло получается светлое, вкусное.

Дальше следует целая лекция о маслах.

Испокон веков на Руси использовались три основных вида масла: сливочное, конопляное и горчичное.

Подсолнечное и затем и рапсовое масло появилось в нашем обиходе гораздо позже. Последнее вообще долгое время считалось техническим, потому что в его составе находится опасная для здоровья человека эруковая кислота. Но сегодня селекция сортов дошла до того, что даже следов эруковой кислоты в рапсовом масле уже нет. А в остальном оно по всем показателям превосходит знаменитое оливковое. Но оливковое масло – это раскрученный бренд. Так же как Toyota, Sony или Apple.

Или взять рыжиковое масло. Единственное, которое имеет два вкуса. В салате – один. А если пожарить на нем картошку – причем именно картошку, – совсем другой.

Творческая профессия

Вообще, признается Сергей, когда он начинает чем-нибудь заниматься, то старается изучить все доступные материалы об этом предмете.

– По образованию я механик, – рассказывает Никулин. – Окончил аграрный. Но если бы сейчас пришлось учиться, поступал бы на агронома. Потому что агрономия – очень интересная профессия. Она – творческая. Агроном может экспериментировать. Единственное ограничение: если в этом году не получилось, то эксперимент можно будет повторить только в следующем.

Когда начали сеять подсолнечник, некоторые наши видные агрономы крутили пальцем у виска: «Да ты лучше горох посей, зачем тебе этот подсолнечник?» Я им: «Да не, мужики, ну попробовать же надо?» Они: «Да ну пробовать! Не вырастишь!» Вырастили. Так же и по рыжику было. На следующий год мне пообещали с Алтая привезти тритикале (гибрид ржи и пшеницы). Тоже буду пробовать – у тритикале норма высева маленькая, а урожайность большая.

Слушаешь фермера Никулина и натурально чувствуешь, как рушатся в голове стереотипы.

– Говорят, что деревня спивается, работать никто не хочет. А это совсем не так. Да, действительно, рабочих найти трудно. Но вот хотя бы взять людей из нашей деревни. Вот, допустим, он держит двадцать коров. Это очень тяжело. Человек, получается, занят весь день – не оторвешься. И он мне говорит: «Серега, объясни мне, зачем я пойду к тебе работать за 30 тысяч, если я у себя получаю 150?» Вот и выходит, что у меня в хозяйстве только трое детловских, а остальные – приезжие.

Другой пример. Вот сейчас на тракторе мой свояк проехал. Лет пять назад запивался. Все неинтересно было. А денежки в кармане появились – совсем другой взгляд на жизнь. И пить бросил.

«Я не колхозник, а крестьянин»

Сегодня у крестьянского хозяйства «Кипсей» более трех тысяч га земли. Крепко стоит на ногах фермер Никулин и другим помогает встать на ноги, кто готов крутиться с раннего утра до позднего вечера, как он сам. И на то у него свой взгляд:

– Мне говорят – вот ты колхозник. Я говорю: «Стоп! Я не колхозник, а крестьянин». Спрашивают, в чем разница. А разница простая: колхозником можно стать, а крестьянином ты должен родиться. Должен любить землю. Свой край, свое село. Мне понравилось, как сказал наш президент: «Сельское хозяйство не бизнес. Это образ жизни». Так оно и есть. У нас подъем, независимо от погоды, в полшестого. А отбой не раньше одиннадцати вечера. Конечно, если непогода, мы можем отдохнуть. Но у нас отдых в том, чтобы сходить к кому-нибудь в гости или по грибы. Или на рыбалку. А если погода, то нам некогда. То посевная, то покос, то уборка.

У нас некоторые говорят: «Перспективы нету». И уезжают. А я спрашиваю: «Ну вот какую вам перспективу надо?» Не хотят чего-то начинать, боятся трудностей.

Я тоже, пока в аграрном учился, первые два года думал: останусь в городе. А на третьем курсе такая тоска по деревне взяла… Не хочу никуда уезжать. Даже в другую деревню. У нас тут край – особенный. Видели речушку Сушь? Чуть больше ручья. А там, чуть повыше по течению, таймень. Сиг, хариус, сорожка, елец, налим, щука – любая рыба есть. Вон гора, там травы лечебные. Чабрец, или, как его еще называют, богородская трава. Тимьян ползучий. Дальше в горы – лисички. Ягоды. Папоротник. Все под рукой, все рядом.

И неожиданно после этой почти поэтической тирады – фирменное, никулинское:

– Сельское хозяйство – это дыра. Но жить в ней можно и даже интересно. Крутишься в ней, варишься. Говорят, что без дохода, – да неправда это! И масло с хлебом, и икра на каждый праздник…

И понимаешь: живо село, пока в нем живут такие люди, как Сергей Никулин.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о
Оперативный маневр
Май продолжает радовать красноярцев летней погодой и температурами. Лишь огнеборцам сейчас не до красот природы. Для них продолжается в прямом
Яркая игра – яркая победа
На поле вышли команды всех предприятий СУЭК в нашем регионе – Бородинского, Назаровского, Березовского разрезов, погрузочно-транспортного управления и ремонтно-механического завода