Меню Поиск
USD: 73.28 -0.09
EUR: 86.6+0.12
№ 54 / 1232

Мы хлеба горбушку – и ту пополам

Дети, старики, труженики тыла делились с бойцами на фронте всем, чем могли

Коллектив пасеки и дети работников. Пелагея Матвеевна Ворончихина – крайняя справа, ее супруг – в центре Нет, к такому немцы точно оказались не готовы. Ведение боевых действий не только днем, но и ночью (вермахт изначально воевал по строгому распорядку). Широкое партизанское движение, берущее начало еще с той, Отечественной войны 1812 года (с которым, при всем уважении, европейское Сопротивление не стояло и рядом). Практически мгновенный, даже по современным меркам, перевод экономики на военные рельсы. И свой, собственный отклик мирных граждан огромной страны – от мала до велика – на вторжение. А теперь умножьте все это на мужество, стойкость и героизм, проявленные и на фронте, и в тылу…

Личное дело каждого

Объективности ради, что-то отдаленно похожее на помощь тем, кто в окопах, существовало и в Германии. Когда немецкие армии под Москвой начали тотально вымерзать, тамошние фрау вязали носочки, шарфики и посылочками отправляли их на Восточный фронт. Собственно, этим все и ограничилось. А потом и вовсе стало не до бандеролей.

В Советском Союзе борьба с захватчиками сразу стала личной войной каждого, и люди вели ее так, как могли. Массовое вступление в народное ополчение, внесение средств, драгоценностей, продуктов, одежды в фонд обороны страны, сбор теплых вещей и подарков для бойцов Красной Армии…

Война шла всего шестой день, а 28 июня 1941 года красноярские пионеры уже несли на почту посылку с письмом:
Дорогой наш защитник! Мы, пионеры форпоста дома № 126 по улице Ленина гор. Красноярска, восхищаясь вашим мужеством в защите нашей любимой родины, ни на минуту не забываем о вас. От имени всех пионеров форпоста шлем вам наш скромный подарок. Желаем от души всем вам больших боевых успехов. Крепче бейте фашистов! Под знаменем Ленина-Сталина идите только вперед. Мы обещаем так же, как и вы, стать достойными сынами и дочерьми своей родины. Крепко обнимаем вас и целуем. Галя Комкина, Маргарита Трубенко, Люка Иванов, Вероника Чуркина, Валя Гордеев, старшая пионервожатая форпоста Лида Тарасова.
На снимке: пионеры форпоста за заделкой посылки красноармейцам (справа налево) – Рита Трубенко, Галя Комкина и пионервожатая Лида Тарасова. Фото С. МАЛОБИЦКОГО

Продали корову, быка…

С 1942 года особый размах приобрел сбор личных средств граждан на по­стройку военной техники, самолетов, танков. Символом этого движения в нашем крае стала жительница села Лопатино Советского (ныне – Березовского) района Крестинья Шумкова, сдавшая на боевой самолет 121 тысячу рублей.

Собрать деньги на самолет Крестинья и ее родители решили на семейном совете, но особых сбережений у них не было. Договорились продать овощи, картофель, излишками урожая поделились односельчане. Но денег все равно не хватало. Тогда продали корову и быка. За этот патриотический поступок комсомолку Шумкову поблагодарил телеграммой лично Иосиф Сталин.

Из письма колхозницы Крестиньи Шумковой:
Москва, Кремль, товарищу Сталину.

Дорогой наш отец Иосиф Виссарионович! Узнав о патриотическом почине колхозника Ферапонта Головатого и прочитав Ваш теплый ответ ему, я, воспитанница ленинско-сталин­ского комсомола, решила последовать его патриотическому примеру. С чувством глубокого удовлетворения я сегодня внесла в госбанк 121 тысячу рублей и прошу заказать на мои сбережения, заработанные чест­ным трудом в колхозе, боевой самолет «Красноярский комсомолец».

Пусть мои сверстники – сталинские соколы на этом самолете бес­пощадно громят немецко-фашистских варваров. Пусть эта машина в боевом строю с сотнями других самолетов, построенных на трудовые сбережения колхозников, приблизит нашу победу над врагом.

Тем крепче броня

Вспомните классику советского кинематографа о войне, пересмотрите документальную хронику и фотографии тех лет. Чем разукрашивали фашисты свою технику? Бубновыми и пиковыми тузами, оскаленными мордами хищников. Надеялись, наверное, напугать да самим взбодриться.

Советскому солдату это было не нужно. Я хорошо представляю себе чувства мехвода, садящегося за рычаги танка с надписью «Канский школьник». Деньги на его строительство собрали дети, ученики школы № 4 Канска. И когда экипаж бросал эту машину в бой…

Или возьмем танковую колонну «Красноярский колхозник». Только в 1943 году жители Тасеевского района собрали на ее строительство 824 507 рублей. Районная газета «На социалистической стройке» 14 января писала:
Колхозница Корсаковской сельхозартели «Заветы Ленина» Анна Кислова подписалась на строительство танковой колонны «Красноярский колхозник» на 10 000 рублей. Колхозник Моржов подписался на 2 000 рублей и внес наличными 1 115 рублей. Внес наличными 800 рублей и колхозник Ф. Климашев, подписавшийся на 2 000 рублей. Колхозница Шукан Мария подписалась на 2 000 рублей и внесла наличными 400 рублей. Работники Хандальского завода «Маслопром» все как один подписались на постройку танковой колонны «Красноярский колхозник» в размере двухмесячной заработной платы. Прошел сбор денежных средств и среди учеников школы деревни Усть-Кончалок. Так, школьники Федя Садчиков, Тима Наумкин, Соня Тебляшкина, Ксенья Семенова дали по 14 рублей каждый. Уже собрано наличными 186 рублей. Сбор продолжается.

За святую Русь

Большой вклад в оказание помощи фронту внесла Рус­ская православная церковь, занявшая с первых дней войны патриотическую позицию. К 1 июня 1944 года патриаршей церковью Красноярского края в фонд обороны страны было собрано свыше 4 миллионов рублей.

Из информации Уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР по Красноярскому краю:
За весь период функционирования Николаевской кладбищенской часовни в Красноярске (1,5 года) материальное положение ее патриотической деятельности выразилось в следующем: за 1943 г. собрано в фонд обороны страны – 55 000 руб. За 1944 г. в фонд обороны – 5 000 руб.; на подарки бойцам – 10 000 руб.; на строительство танковой колонны им. Д. Донского – 150 000 (церковный совет от тов. Сталина получил две благодарности); на другие патриотические цели (приобретение облигаций третьего военного займа) – 5 000 руб. Таким образом, за время 1,5-годичного функционирования Кладбищенской часовни собрано всего 225 000 руб. В Красноярском крае, кроме указанной часовни, других действую­щих церквей на 1.VII.1944 года нет.

Оборонная смена


Но война требовала еще и еще. Не хватало обмундирования, снаряжения, боеприпасов, оружия. И тогда в стране создается фонд обороны. Рабочие перечисляли в него деньги, заработанные на воскресниках и «оборонных» сменах, колхозники сдавали зерно из личных запасов. Для покрытия расходов выпускали облигации военных займов. Подписка носила частично принудительный характер: размер годовой подписной суммы должен был составлять не менее месячного оклада.

Кроме того, с начала 1942 года красноярцы, как и все советские граждане, упла­чивали военный налог.

В Боготольском районе подписка на заем была проведена ночью (!), тотчас после передачи по радио решения правительства, и закончена к шести часам утра. Колхозники района подписались на 2 миллиона рублей и внесли наличными более 600 тысяч.

Секретарь Красноярского крайкома ВКП(б) И. Голубев докладывал в Москву:

«При горсовете и в каждом предприятии Артемовского района создаются советы содействия семьям красноармейцев. Коллектив комбината – все подали заявления о сокращении сроков погашения займа до одного-пяти месяцев.
Пятидесятисемилетний дворник завода № 1 Симанов Михаил Иванович подал заявление в бухгалтерию с просьбой перечислить компенсацию за отпуск в фонд обороны.

Начальник 3-го участка подземных работ Лиив А. Я. погашает июльской зарплатой свою оставшуюся подписку в 1 260 руб.

Трудящиеся вносят свои сбережения, облигации займа и предлагают ценные вещи, например, врач т. Гребенкин – велосипед, Гусева – обручальное кольцо и 300 руб. облигаций, домохозяйка Иванова Е. поступает на работу с тем, чтобы за все время войны вносить всю зарплату.
В Ермаковском районе колхозники подписались на полтора млн руб., в Минусинском – на 3 млн руб. Причем на большинстве предприятий и учреждений подписка проводилась тотчас после объявления указа правительства и составила 100–140 и более процентов к месячному фонду заработной платы...»

Ручей впадает в реку

В годы войны сократились посевные площади, упала урожайность, уменьшилось поголовье скота, но страна получала от сибиряков необходимую сельхозпродукцию. На фронт отправляли все – и продукты, и одежду.

Теплые вещи и подарки для воинов собирали в районах края, сельчане и горожане отправляли групповые посылки на фронт к праздничным датам.

Например, Канский мясокомбинат не только производил мясную продукцию, но и шил для солдат полушубки, делал гематоген. Артель «Сибиряк» катала валенки для бойцов. Промкомбинат – шапки, рукавицы, белье. Мельничные комбинаты отдавали фронту муку и крупу.

Уже к 1942 году из Канского района на фронт было отправлено 1 011 телогреек, 865 ватных брюк, 267 полушубков, 820 пар валенок, 2 750 пар рукавиц, 2 440 пар носков, 110 меховых жилетов.

Из газеты «Енисейская правда» от 8 февраля 1942 года:
В посылке работники Енисейского леспродторга направляют 10 кг печенья и конфет, 100 пачек махорки, 50 книжек курительной бумаги, 50 пачек папирос, карандаши и писчую бумагу».
Вроде бы немного. Но сколько у них самих при этом оставалось? И ручейки со всех районов сливались в одну большую реку.

Дети Туруханского района помогали фронту не только по обязанности, следуя призывам лозунгов и плакатов (например, как эти: «Теплую одежду бойцам Красной Армии! Заработанные средства на строительство новых танков! Примем участие в постройке самолета им. Виктора Талалихина!»). Они сами проявляли инициативу, желая оказать помощь фронту. Собирали в подарок воинам деньги, крупу, консервы, мыло. Вкладывали в посылки письма, полные теплых слов любви и дружбы. Как сообщала газета «Северный колхозник» в 1943 году:
Всего было собрано средств 2 200 рублей. В общешкольную посылку было вложено 35 бутылок вина, 15 кг печенья, 31 пачка папирос, 300 г табака, 8 кг риса, 14 банок консервов, 20 кг ягод, 35 кусков мыла.

Прифронтовая нива

В 1942 году красноярцы начали помогать районам, только-только освобожденным от оккупации.

Из постановления бюро Красноярского крайкома ВКП(б) от 13 февраля 1942 года:
Колхозники колхоза имени Кирова Усть-Абаканского района Хакасской автономной области решили помочь колхозникам районов, освобожденных от немецкой оккупации, выделить из своего хозяйства безвозмездно 500 центнеров семян зерновых культур, 200 голов овец, 20 голов свиней, 20 голов крупного рогатого скота, 2 лошади и 200 кур. Колхозники колхоза «Ударник» Минусинского района отчислили от каждого трудодня 100 граммов зерна и, кроме того, по 10 копеек деньгами, что составило 708 пудов зерна и 368 рублей деньгами. Колхоз выделил также из общественного фонда 10 годовалых телок. Единодушно решили помочь колхозникам районов Московской области колхозники Ачинского, Боготольского и Иланского районов.
А из эвенкийской фактории Стрелка по радио летело сообщение:

«В одной из бесед учительница-агитатор Евдокия Дмитриевна Пудова рассказала ребятам о героизме и подвигах бойцов и командиров Красной Армии, освобождающих нашу советскую землю от гитлеровской нечисти.

После беседы ученики решили помочь детям, находящимся в освобожденных от немецких захватчиков районах. Они уже собрали 152 рубля. Ларча Ястриков, Гурьев внесли по 20 руб., Анкудинов – 15 руб., по 10 руб. внесли учащиеся Яким Петров, М. Ястриков, Лавр Дмитриев, Будача Момоль, Дебоуль Дмитриев, Феня и Николай Гаянчуковы и другие. П. Шонбин, руководитель агитколлектива на ф. Стрелка».

В город на Неве

Узнав о прорыве блокады Ленинграда, крестьяне из колхоза имени Калинина Минусинского района обратились ко всем колхозникам края с призывом провести декадник помощи сибиряков-красноярцев героическим защитникам города на Неве:
Дорога в город Ленина открыта. Сюда нужно срочно направить сплошной поток продовольствия, одежды, всего необходимого. Мы единодушно решили отчислить с каж­дого трудодня по 100 граммов хлеба и 10 коп. деньгами в фонд помощи трудящимся Ленинграда. Это составит 408 пудов хлеба и 6 800 рублей.

Отправим ленинградцам индивидуальные посылки со сдобными сухарями, салом, табаком и другими продуктами. Кроме того, из общекол­хозного фонда мы выделяем 50 пудов мяса, 100 пудов картофеля, мед, яйца и т. д.

Это только первый наш взнос, но этим мы не ограничимся. Мы вносим предложение: провести с 1 по 10 февраля декаду помощи ленинградцам. В дни декады организуем широкий сбор хлеба, мяса, мо­лока, яиц и других продуктов из личных запасов колхозников в фонд помощи защитникам города Ленина. По поручению колхозников: И. С. Новоселов – председатель колхоза, Н. И. Кувшинов – зам. председателя колхоза по животноводству.

Ашкаульский мед

Ворончихина Пелагея Матвеевна (справа), молодая помощница пчеловода, на пасеке

Из южных и восточных районов края на фронт текли мед, патока, варенье, шли фрукты и овощи, грибы, молоко. В те годы каждой семье, имевшей корову, определяли норму: 300 литров молока в месяц необходимо было сдать государству. Кроме этого, каждый двор отдавал в пользу фронта яйца, шерсть, шкуры телят.

Пелагея Ворончихина (два фото) вместе с мужем работала на пчелоферме в селе Ашкаул Канского района. Дело нелегкое: пчелоферма состояла из четырех пасек, в каждой по 100 ульев. Как раз одна из четырех сотен пчелиных домиков была под ответственностью Пелагеи Матвеевны. Женщина ухаживала за питомцами, убирала их на зиму, вощила рамы, следила, чтобы пчелы не роились. Пасека находилась в семи километрах от родного села, и Пелагея, уже мать троих детей, ежедневно преодолевала этот путь – от дома до пасеки и обратно. Когда началась война, пчелоферма заняла особую роль в сельском хозяйстве района. Ашкаульский мед шел на фронт для пищевых и медицинских целей. А воск использовали в ракетостроении и обработке военной техники.

При подготовке материала использованы документы и фотографии сайта «Архивы Красноярского края».

№ 54 / 1232

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео