В зале сидят около десяти человек в наушниках. Их глазами на время спектакля станет Анна Вельданова, ведущий методист Красноярской краевой специальной библиотеки, тифлокомментатор высшей категории. Фото Олега Кузьмина

В нашем регионе около 18 тысяч людей с патологией органов зрения. По данным министерства соцполитики, 7 387 из них имеют инвалидность. Это совершенно разные люди, которых объединяет одно: театры и музеи для них до последнего времени были недоступны. Сейчас все понемногу меняется.

Черный экран ноутбука

Пропасть между миром зрячих и незрячих существует. Об этом говорят специалисты, это признают и люди, видящие этот мир по-другому или не видящие его вовсе. Чтобы сократить ее хоть немного, и был создан портал «Особый взгляд», специализирующийся на социально-культурной интеграции незрячих в общество. На нем размещается полезная информация, в том числе афиша. Сейчас информацию для нее передают 130 культурных организаций со всей страны, в том числе шесть краевых, включая основные музеи, драматический театр имени А. С. Пушкина. И судя по тому, сколько посетителей в Красноярске собрались на презентацию портала в театре Пушкина, люди с ограниченными возможностями здоровья в нем на самом деле нуждаются.

– Портал «Особый взгляд» нужен не для того, чтобы люди зрячие могли прикоснуться к миру незрячих, – это слишком пафосно и драматично звучит, – объясняет Анатолий Попко, эксперт в сфере визуальной доступности. На презентации он должен показать, как пользуются сайтом те, кто ограничен в возможностях зрения. Чтобы просто какой-то мостик между зрячими и незрячими построить.
Медицинский диагноз Анатолия – «тотальная слепота» – звучит драматично, но, несмотря на него, он проводит тренинги и вообще считает, что в отношении к инвалидам и инвалидности должно преобладать не эмоциональное начало, а рациональное. Так будет проще всему обществу. Эксперт открывает ноутбук и запускает программу синтезированной речи. Она читает каждое слово и знак, на который пользователь наводит курсор. Экран ноутбука черный – его незрячие люди чаще всего отключают, чтобы экономить энергию. Он им не нужен.
– Полезная информация. Горизонтальная черта. Восемь советов, как передвигаться в городе, – произносит механический женский голос. Для Анатолия сайт – не картинка, это текст, по которому он свободно передвигается, переходя из раздела в раздел. Все тексты для «Особого взгляда» пишут либо сами незрячие, либо журналисты, которые их интервьюируют.

Яблоки, стакан с чаем, веточки

В фойе театра – небольшая выставка: пейзажи, натюрморты, жанровые сцены. Их привезли красноярские музеи, несколько работ предоставил музей современного искусства «Гараж» – и это как раз тот случай, когда экспонаты руками трогать можно. Здесь барельефы, повторяющие изображение, картины из разных фактур, обозначающих фигуры: например, яблоки «разукрашены» мелкими ромбами, персики – точки, виноград – наклонная штриховка… К картинам подходят люди в темных очках – и «читают» их. На работах, предоставленных краевым краеведческим музеем, основные фигуры обведены по контуру. Этот вариант – самый сложный для восприятия незрячими: нужно помнить, как шла линия, чтобы собрать в сознании целостный образ. Я пытаюсь «посмотреть» одну из картин. Под моими пальцами линия петляет – и никак не хочет сложиться в цельный образ.


– Сейчас вам помогу, дайте руку, – Полина Зотова, тифлокомментатор высшей категории, уверенно берет мою руку и ведет по линии. – Это ослик, вот его морда, он кажется грустным. Вот уши…

Пальцы путешествуют по картине Сурикова «Милосердный самаритянин», Полина объясняет каждый поворот линии – и изображение оживает в сознании.

– Видите? – спрашивает, улыбаясь, Полина. – Вот это и есть работа тифлокомментатора.

«Изображает ранение в сердце»

Полина скромничает – работа тифлокомментатора намного сложнее и обширнее: эти специалисты делают доступными для незрячих не только картины, но и то, что совсем нельзя пощупать, – фильмы и спектакли. В России по какому-то трагическому стечению обстоятельств искусство театрального тифлокомментирования совсем не развито. Есть Губернский театр под руководством Сергея Безрукова в столице. И все. Поэтому первый такой спектакль в нашем драматическом театре имени А. С. Пушкина – на самом деле событие.


– Я только заглянул посмотреть, как вы работаете, – в комнату отдыха для инвалидов на цыпочках заходит директор театра Петр Аникин. В этом помещении должна быть абсолютная тишина: аппаратура очень чувствительная, а где-то в зале сидят около десяти человек в наушниках.


Их глазами на время спектакля станет Анна Вельданова, ведущий методист Красноярской краевой специальной библиотеки, тифлокомментатор высшей категории. Два месяца она вместе с коллегой готовила подробное описание каждого действия в премьерном спектакле «Три дня в деревне» по пьесе Патрика Марбера. Сейчас перед ней – огромный экран, на который транслируется происходящее на сцене, в руках – толстая стопка листов сценария с комментариями.

– Спектакль для нас, начинающих тифлокомментаторов, очень большой – два с половиной часа, – поделилась она в антракте. – И очень сложный: актеры меняют костюмы во время действия, очень много диалогов, практически нет пауз, много перемещений, движений: герои лежат на крыше кладовой, на земле, они перекатываются, встают, падают. И в это время идут диалоги. Очень интересное световое оформление – я не имею права об этом не говорить, ведь для режиссера это было важно. Есть символические вещи: сад наполняется туманом, герои стоят в лучах заката.

Во время самого показа тифлокомментатора нельзя отвлекать ни на секунду: спектакль – живое существо, действие может поменяться в любую секунду, это не фильм, который раз и навсегда зафиксирован на пленке.


– Сцену постепенно заполняет свет, – начинает работу Анна Михайловна. – Наталья садится за стол, отворачивается. Вбегает Коля с луком… Наталья стреляет в Ракитина, тот изображает ранение в сердце.

Тифлокомментатор должен успеть вставить свою реплику между репликами героев – только так в сознании особых зрителей спектакль станет цельной картиной. И это на самом деле колоссальный труд: сначала Анна Михайловна с коллегой получили видео спектакля, потом попросили более крупные планы, чтобы видеть одежду и эмоции героев, потом приходили на репетиции и спектакли. От старта до инклюзивной премьеры прошли два напряженных месяца, в которые тифлокомментаторы фактически не спали, чтобы успеть описать такой большой и важный спектакль. Анна Михайловна признается, что знает его уже почти наизусть.

– Когда мы только начинали, сталкивались с непониманием: зачем комментировать каждое движение? А может, просто весь сюжет перед началом рассказать? – делится она. – Но, знаете, все очень быстро изменилось. Театр нам помогал и помогает во всем. И нам уже интересно, к какому спектаклю мы будем готовить комментарий в следующий раз.

№ 85 / 1068

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения