Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94
№ 72 / 1250

Наркотики – не круто!

В этом стараются убедить молодежь края общественники из «АнтиДилера»

Фото vk.com/antidiler124 Красноярский край – родина общероссийского общественного движения «АнтиДилер». Название организации говорит само за себя. Молодые люди выступают против распространения наркотиков в своих территориях, а также проводят профилактическую работу со школьниками, с сузовской и вузовской молодежью: убеждают их в том, что принимать наркотики – это не круто.

Как удается общественникам противодействовать этому злу, а также помогать правоохранительным органам в поимке опасных распространителей зелья, НКК рассказал член общественного совета ГУ МВД России по Красноярскому краю, руководитель краевого отделения общероссийского движения «АнтиДилер» Даниил Подборных.


– Даниил, движение зародилось в Красноярском крае. Почему именно наш регион стал родоначальником общественного противодействия наркотикам? Настолько критической была ситуация?

– Был запрос от общества. В 2010 году в Красноярске процветала так называемая аптечная мафия, которая безрецептурно продавала сильнодействующие наркотические вещества. Людей это возмущало. Я тогда как раз переехал на улицу Мичурина в Красноярске, рядом была аптека, которая занималась незаконной продажей препаратов.
За ней туннель. Вечером идешь – страшно становится. Приобретавшие сильнодействующие вещества наркоманы сразу же их принимали и лежали в этом туннеле. А прижать аптеки не удавалось: законы были слабыми, за такое деяние полагался штраф максимум до двух тысяч рублей.
Но до 2014 года мы все-таки закрыли эту аптеку и несколько других, которые без рецепта продавали наркотики. Вместе с полицией провели контрольные закупки, доказали их вину.

С этого начиналось наше общественное движение. В то время депутатом Госдумы был Дмитрий Носов, который поддержал наше желание бороться с распространением наркотиков. Он объединил ребят, предоставил автомобиль для работы. Ведь чтобы ударить по наркомании, по пропаганде наркотиков, нужно было создать альтернативу – антинаркотическое движение.
Оно получило большой отклик, вышло за рамки Красноярского края, стало расти число борцов с дилерами уже в других регионах страны. И когда в 2017 году в Общественной палате России состоялся сбор «АнтиДилера», в Москву приехали общественники практически из всех субъектов Федерации.
– Аптеки – первое ваше дело, но не единственное. Наверное, после него вас заметили правоохранительные органы?
– Да. После 2014 года в стране был всплеск распространения спайса. Тогда за несколько недель в России от этого опасного зелья погибли шесть тысяч человек. Многие структуры, увидев эффективность работы «АнтиДилера», обратились к нам за помощью. «ВКонтакте» мы создали группу «АнтиДилер» Красноярск», чтобы население могло сообщать нам, где продают наркотики. Красноярцы откликнулись. И через полгода мы перекрыли все имеющиеся тогда точки, взяли главных идеологов и распространителей спайса среди молодежи. Отгородили от общества – отправили за решетку. Работали с ФСКН и ФСБ. А когда ФСКН упразднили, стали сотрудничать с управлением наркоконтроля.
– Не захлебнулись информацией?

– Информация о точках реализации приходит наплывами. Принимает и просматривает ее определенный человек из нашего общественного движения. Мы сначала проверяем сведения, а затем передаем в правоохранительные органы. Но можем и сами выехать по адресу. Даже в районы края. Такое бывает часто: обычные люди жалуются, что ничего не могут сделать с наркоманом или распространителем наркотиков, в селе один участковый или бывает наездами. Тогда нам выделяют оперативника в управлении наркоконтроля, и мы с ребятами едем в район работать.


– А что может сделать общественник в такой ситуации?

– Для начала говорим с тем, кого подозревают. Приехал «АнтиДилер» – это первый звоночек для распространителя. Дальше последуют оперативные действия. Как правило, люди понимают. В тюрьму никто не хочет.

– Из каких районов сообщений больше?

– Из южных, например, из Минусинского района были сообщения о наркодилерах. Там Тува близко, откуда много разной гадости приходит на территорию края. Когда в деревне появляются новые тувинцы, уже понятно, зачем они приехали. У нас была такая ситуация, когда жители Тувы приехали в Красноярск менять наркотики на машину. И к нам прилетела информация. На контрольную закупку пошли общественники из «АнтиДилера». Взяли этих тувинцев. Мы тогда с ФСБ работали.

– А сейчас какова ситуация с распространением и выявлением дилеров?
– Во время универсиады поставщикам перекрыли въезд в Красноярск. Но как только студенческие игры закончилась, к нам опять хлынул поток. Кроме того, некоторые травят себя наркотиками, произведенными кустарным способом из определенных лекарственных препаратов. По-прежнему распространяют «соль». Формула этого вещества постоянно меняется. Раньше сложно приходилось доказывать вину распространителей «соли» – необходимо было до нескольких месяцев ждать, пока эту формулу утвердят как наркотическое вещество, внесут в реестр (когда в реестре нет формулы, распространителю нельзя официально предъявить обвинение. – НКК). Сейчас закон поменялся, проблема решается в течение двух-трех дней.
– Как молодому человеку, который ищет подработку и просматривает объявления, например, о вакансии курьера, понять, что ему не пиццу предлагают разносить?

– Насторожить должно выдвигаемое условие, что его просят сфотографироваться на фоне своего паспорта, спрашивают, употребляет ли он наркотики, или его друзья. Предлагают оплату, если закинет партию... На эту удочку, к сожалению, часто попадаются школьники. Поэтому их родители, педагоги должны проявлять бдительность. Руководству школы также важно быть начеку.


– Но вы же часто бываете в школах с беседами. Удается убедить молодежь, что не стоит принимать и распространять наркотики?
– Мы разработали свою методику работы через беседы с учениками. Приходим в школы, техникумы, институты и разговариваем. Мы не рассказываем, из чего состоят наркотики, – зачем возбуждать интерес? Наша задача – донести до ребенка, что такое зависимость и мнимые убеждения. А зависимость бывает не только от наркотиков, но и от никотина, алкоголя. Важно, что с учениками разговаривают ребята, которые ненамного старше их – примерно одного возраста. Им подростки больше доверяют.
– Ответная реакция есть?

– На беседах мы обязательно рассказываем, куда можно сообщить о распространителях. И ребята сообщают, если у них в классе или в школе вдруг завелся такой. После каждой встречи мы еще раз приезжаем в учебное заведение уже с оперативником – беседуем с тем, на кого указали школьники. Пытаемся перевести его на светлую сторону – объяснить, чем дилерство для него опасно. Это имеет хороший психологический эффект.

– Карантин из-за коронавируса ударил по наркодилерам?

– Да. Во время самоизоляции, по отчетам МВД, наркоторговля немного снизилась. Уменьшилось и количество преступлений, совершенных несовершеннолетними в наркотическом опьянении.


– По логике – сейчас стоит ждать всплеска?

– Мы готовы. Наркотик в Красноярский край приходит из сопредельных территорий. И как только появляется информация, что туда пришла очередная партия, мы понимаем, что часть может прилететь к нам. Работаем с коллегами из других регионов, чтобы перекрыть границы наркоторговцам.

Если вы знаете, где торгуют наркотиками, сообщить адреса можно общественникам из «АнтиДилера» в социальной сети Вконтакте.

№ 72 / 1250

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео