Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94
№ 52 / 1230

Наука боя

С первых дней войны край стал кузницей кадров для фронта

К уже имевшимся на территории региона пяти военным училищам добавилось 15 эвакуированных образовательных учреждений, где готовили летчиков, артиллеристов, пехотинцев, железнодорожников, переводчиков, медиков и даже моряков. Науку боевого искусства не менее активно постигали и гражданские – практически все рабочие и служащие в крае прошли через так называемый всевобуч. Военнообязанные и допризывники проводили настоящие учения, по жесткости и реальности ничем не отличавшиеся от маневров настоящих солдат.

Отстоявшие небо и землю

В край эвакуировали учебные заведения со всей страны, много училищ перебралось из Украины. Киевские педагоги готовили на красноярской земле артиллеристов, пехотинцев, связистов и летчиков.

Конечно, при эвакуации не все проходило гладко – и курсанты, и преподаватели сталкивались с нехваткой аудиторий, жилья, нужной материальной базы. Некоторым училищам не раз приходилось менять места дислокации. Так, 12-я Краснодарская специальная школа ВВС РККА, готовившая старшеклассников к поступлению в авиаучилища, сначала обосновалась в Енисейске, а затем перебазировалась в Абакан. Не всем авиашколам везло с аэродромами – почвы не везде были пригодны для взлетно-посадочных полос. Пожалуй, больше всех «угадала» с месторасположением Бирмская школа пилотов – она базировалась в Черногорске, где на песчано-каменистую почву с травой могли садиться все типы самолетов того времени в любую погоду. А климат позволял курсантам совершать учебные полеты практически круглый год.

Впрочем, никакие бытовые неурядицы не могли помешать учебному процессу. Лекции и практические занятия велись с первых дней приезда – в неподготовленных и зачастую неотапливаемых аудиториях, на неприспособленных полигонах. Курсанты и преподаватели быстро обживались и самостоятельно налаживали инфраструктуру.

Особенно активно в крае готовили специалистов для военно-воздушных сил – летчиков-истребителей, стрелков-бомбардиров, штурманов, авиамехаников… Из стен училищ выходил практически весь набор профессионалов для авиации. Так, Бирмская авиашкола подготовила 1 215 пилотов-истребителей. Из выпускников черногорского и красноярского аэроклубов (Хакасская область в годы войны входила в состав Красноярского края) был сформирован 679-й ночной бомбардировочный авиационный полк, до конца войны сражавшийся на Карельском фронте. Самолеты и личный состав канского аэроклуба стали частью 682-го полка в Ленинск-Кузнецком.

Инструкторский и курсантский состав Красноярского аэроклуба с членами экзаменационной комиссии

Обучение в крае проходили не только новички, но и опытные боевые пилоты. На базе гражданского аэродрома в Красноярске с 1942-го по 1946 год базировался запасной авиаполк ВВС СибВО, где фронтовые летчики осваивали управление американскими «кобрами» и другими лендлизовскими летательными аппаратами, которые перегоняли по красноярской воздушной трассе.

Времени на подготовку не было, а потому учебный график спрессовывался до минимума. К примеру, артиллерист должен был стать профессионалом высочайшего класса всего за восемь месяцев. Ежедневное расписание военного курсанта, по меркам сегодняшних студентов, выглядит невыносимо жестким. В некоторых училищах занятия длились по 10 и более часов плюс два часа на самоподготовку. И это без учета ночных полевых выходов, занятий по тактике. Артиллеристы особое внимание уделяли практическим занятиям борьбы с танками противника, имитации боевых действий батареи в окружении и выходу из него. Проводились такие учения в любую погоду – в мороз и жару, днем и ночью. Курсантам создавали как можно более тяжелые условия. Несмотря на все сложности, на стрельбах оценки курсантов не опускались ниже «хорошо» и «отлично». Тех, кто не справлялся с программой, отправляли на специальности попроще.

Если преподавателем или главой училища оказывался бывший военный, а тем более фронтовик, результаты слушателей существенно улучшались. К примеру, Сумское артиллерийское училище, разместившееся в Ачинске, по отзывам командиров с передовой, стояло в пятерке лучших в стране. Все объяснялось просто – начальником в 1942 году был назначен полковник, воевавший на Волховском фронте. Именно он заставил командиров и преподавателей перекроить весь учебный процесс с учетом боевого опыта борьбы с немцами.

Курсанты вместе с преподавателями оборудовали полигоны для стрельб, построили инженерный городок и полосу препятствий. Коллектив педагогов даже смог выпустить собственное учебное пособие по артиллерии – некоторые из красноярских наработок были приняты на уровне страны и рекомендованы к включению в программу других учебных заведений.

Молодость и опыт


Одна из основных проблем эвакуированных училищ – нехватка преподавательского состава. Лучшие офицеры, инструкторы отправлялись на фронт. Нередко к доске вставали вчерашние курсанты или не годные по состоянию здоровья офицеры запаса. Красноярский крайком однажды направил более ста работников образования из вузов города в помощь военным училищам.

Но даже в таких условиях качество обучения военных специалистов оставалось отличным. Требования как к курсантам, так и к преподавателям были высоки. В мае 1943 года нарком обороны генерал-полковник Щаденко выпустил директиву: «…отбор кандидатов вести не по формальным признакам общеобразовательной подготовки не ниже семилетки, а направлять в пехотные, пулеметные и пулеметно-минометные училища кандидатов из младшего начсостава с образованием 5 классов из числа имеющих хорошее общее развитие, физически крепких, проверенных людей».

К кандидатам, обучающимся на командиров, требования были еще строже. На эти позиции старались брать не зеленую молодежь, а людей зрелых и желательно с высшим образованием.

Такой подход давал о себе знать. Так, 1-е Киевское Краснознаменное артиллерийское училище имени С. М. Кирова, расквартированное в крае, получало множество писем с фронта – с благодарностями как самих выпускников, так и их командиров. Некоторые из посланий сохранились до сих пор в архивах. Практически в каждом из десяти военных выпусков кировцев можно найти своего героя или орденоносца.
- Недавно встретил наших выпускников: Дундакова – он командир минометной батареи, лейтенантов Дудко и Соловьева – оба орденоносцы… Соловьев со слезами на глазах вспоминал училище и благодарил за знания… Отметил большую пользу арттренажей, – писал в письме в учебное заведение работник штаба Юго-Западного фронта полковник Подольский.

Мал да удал


Самолеты У-2, на которых обучались курсанты военных училищ и аэроклубов в гражданское время, очень пригодились отечественной авиации. Тихоходная, но маневренная и неприхотливая машина пользовалась особым спросом у фронтового командования. Самолет не требовал длительного времени на подготовку к вылету, был неприхотлив к взлетно-посадочным площадкам, мог летать ночью на сверхмалых высотах. Поэтому У-2 часто применялся для оперативного бомбометания по переднему краю противника в условиях фронта, разведки, доставки донесений. Несмотря на игрушечный вид, эта машина была настоящей грозой немцев.

В больших количествах У-2 был только в аэроклубах и училищах. Именно поэтому в 1941 году Государственный комитет обороны постановил передать в ВВС самолеты и сформировать из них пять авиаполков. От красноярского, черногорского и канского аэроклубов были приняты 29 самолетов, 25 ночных летчиков и столько же техников. Самолеты, моторы которых имели ресурс не менее 50 %, были оснащены ночным оборудованием, всем имеющимся стрелковым, бомбардировочным вооружением, подготовлены к зимней эксплуатации.

Суровый практикум

Преподаватели и выпускники гражданских аэроклубов Красноярского края в очередь выстраивались для отправки на фронт. Уже в 1942 году все клубы на время войны прекратили существование, так как весь личный состав и техника были переданы в ВВС.

Преподаватели эвакуированных в край летных военных школ частенько практиковали боевые стажировки на фронтах Великой Отечественной. Просто научить летать – полдела. А вот научить побеждать в воздушном бою немецких асов – для этого одной теории мало. Тут не только техника пилотирования нужна, но особая тактика и психология, о которой в учебниках не напишут.

Красноярские преподаватели Бирмской летной школы участвовали в разгроме прусской немецкой группировки в октябре – декабре 1944 года. Стажеры вели бои в небе Восточной Пруссии, в Литве и над Балтийским морем. За отличное выполнение заданий многие награждены орденами и медалями. К примеру, преподаватель лейтенант Тришевский стажировался в качестве помощника начальника оперативного отделения штаба по разведке. За грамотное наведение штурмовиков на цели в боевых порядках наземных войск он был представлен к ордену Красной Звезды. Всего 74 офицера и сержанта школы принимали активное участие в боях на фронтах Великой Отечественной, из них 15 человек были награждены правительственными наградами. А в сентябре 1943 года школе было вручено Красное знамя.

№ 52 / 1230

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео