Не стреляй в собаку. Она живая «Кому же в жертву ты принес собаки сердце?..»

Не стреляй в собаку. Она живая «Кому же в жертву ты принес собаки сердце?..»

На мальчика, вышедшего покататься на коньках во дворе Советского района Красноярска, бродячая собака накинулась неожиданно. Повалила ребенка на землю и принялась кусать за лицо. Мальчишка сумел отбиться, но потом еще долго ему пришлось лечиться после «общения» с животным. В Кежемском районе бродячие псы так же неожиданно нанесли увечья сразу двум детям – сначала набросились на мальчика, потом изувечили девочку. Малышку увезли в больницу в тяжелом состоянии.

После подобных сообщений отношение к бродячим собакам в обществе однозначное: «Стрелять надо!» Однако защитники животных уточняют: уничтожать следует только действительно агрессивных животных, остальных достаточно стерилизовать, чтобы бездомные не плодились.

Объединение любителей животных «Друг» – одна из первых в Красноярском крае общественных организаций, «болеющих» проблемами бродячих кошек и собак. Ее президент Виктор ДОЛЖЕНКО сегодня гость «Нашего Красноярского края».

Виктор Долженко– Виктор Михайлович, отношение к бродячим животным неоднозначное. Одни высказываются за уничтожение «дикарей», другие – за сохранение жизни наших меньших братьев. Как общественникам удается лавировать между двумя крайностями?

– Люди имеют право любить или не любить животных. И члены нашего общества с пониманием относятся к тем, кто безразличен к животным или боится их. Но беспризорные кошки и собаки – следствие безответственности людей, которые сначала берут животное в семью, а потом выбрасывают его на улицу.

– Но не все животные выброшены, многие рождаются на улице…

– Это животные-парии. Они родились от брошенных. Но исторически так сложилось: раз человек приручил кошку и собаку, он отвечает за них. И собаки, которые сегодня так беспокоят наше общество, генетически призваны жить с человеком. Дружить с ним, ублажать, охраняя и развлекая. Потому и животные-парии тянутся к человеку. И не только для того, чтобы он их покормил. Хозяин есть и у домашних, и у беспризорных. Только если в первом случае это конкретный человек, во втором – муниципалитет. Потому что собаки – составная часть хозяйства города или села.

– И муниципалитет регулирует популяции «бродяг». Например, отстреливая их.

– Во всем мире эту проблему решают цивилизованно, не издеваясь над животными. И даже используют их на пользу обществу. Например, в Таиланде бродячих собак стерилизуют, снаряжают специальными номерными ошейниками и используют для охраны туристических поселков от диких животных. Собаки отгоняют от туристов назойливых обезьян. Я считаю, что и в России любители животных имеют право требовать гуманного обращения с бродячими собаками, без убийства. Наша организация еще в 2008 году разработала систему гуманного регулирования популяции безнадзорных животных. За прошедшие годы куда только я не ходил – в администрации Красноярска и края, в горсовет и Законодательное собрание. Везде говорили: «Дорого». Но в прошлом году ЗС приняло «Порядок отлова, учета, содержания и иного обращения с безнадзорными, домашними животными», созвучный с нашим. По новым правилам безвозвратный отлов допускается только в отношении агрессивных собак или тех, что переносят опасные для людей заболевания. Остальных животных нужно отловить, не причинив травмы, и доставить на осмотр к врачу. Тот должен внести собаку в специальный реестр, проверить на наличие заболеваний и стерилизовать. Если в течение недели животное никто не заберет, его возвращают в среду обитания. В то место, откуда оно было изъято. Агрессивных же собак подвергают эвтаназии – безболезненному умерщвлению.

– И все это происходит по заявкам жителей?

– Да. Человек должен сказать: «Вот эта собака меня беспокоит». Мы не можем ловить всех подряд, на это никаких средств не хватит. В первую очередь следует убирать животных агрессивных. А если заявок от людей не поступает, ехать и выбирать наиболее крупных особей, потому что каждый год они приносят по 5–6 щенков. Но эта система у нас пока не работает.

– Почему? Ведь ежегодно Красноярску выделяется 1 млн 200 тыс. рублей на отлов бродячих животных, а другим муниципалитетам края по 600 тыс. рублей.

– Посмотрите, что получилось в Красноярске. Заключили договор на отлов бродяжек с тем же предпринимателем, который раньше отстреливал собак. Он отчитывается, что заключил договор с ветеринарной клиникой, где стерилизуют животных. Но куда дальше он отправляет прооперированных – неизвестно. Ведь собака должна пролечиться после хирургического вмешательства. А у нас в краевом центре нет ни одного пункта передержки – такого, каким он должен быть.

– Чиновники уверяют, что выделяемых из бюджета денег не хватает на отлов животных. В этом году уже в феврале израсходовали все средства. Неужели в краевом центре так много бродяжек?

– Никто никогда не оценивал популяцию таких животных в Красноярске. В 2008 году организация «Фламинго» попыталась подсчитать число собак в Советском районе. У них вышло порядка 5 тыс. голов. Но я думаю, бродяжек у нас гораздо больше. Ведь стаи переходят с места на место, плодятся. Потому мы и предлагали возвращать стерилизованное животное на место изъятия. Это закон природы: если убрать доминирующую собаку, на ее место приходит другая со своей стаей. А если уменьшить стаю, они начинают активно размножаться, увеличивается приплод.

С бюджетными средствами проблема другая – слишком высокие расценки на отлов и стерилизацию одной особи. Сегодня на собаку в бюджет заложено 10 тыс. рублей. Мы в объединении любителей животных подсчитали, и вышло, что затраты можно снизить как минимум наполовину. Конечно, анестезия и перевязочные материалы дорогие, но можно уложиться в 3 тыс. рублей. Нашей организацией недавно открыт городской пункт стерилизации безнадзорных животных, там операция для бродячей собаки стоит 2 тыс. Чиновники муниципалитетов не заинтересованы в решении «собачьей» проблемы, поскольку ни в одной администрации нет специального подразделения, которое отвечало бы за городскую фауну. Провели конкурс и спихнули всю заботу на предпринимателей. А как они выполняют свою миссию – никто не контролирует.

– Наверное, общественные организации для того и существуют, чтобы вскрывать недостатки, указывать чиновникам на недоработки. Как, например, случилось с собачьим приютом в Рыбинском районе. Именно общественники забили тревогу, когда обнаружили оголодавших псов.

– В Рыбинском районе проблема возникла как раз в пункте передержки отловленных бродячих собак. Региональный общественный фонд «Белка и Стрелка» открыл приют и сразу подписал контракты на отлов, стерилизацию и временное содержание бродячих животных с 14 районами Красноярского края. Каким образом они предполагали выполнять свои обязательства? Я сомневаюсь, что стерилизованные животные вывозились в места прежнего обитания. Кроме того, животных недокармливали и не лечили. Замешивали дробленку с картошкой и кидали в чашки. Никто не ждал, что они будут кормить собак мясом, но контролировать этих предпринимателей было необходимо. Нужно было добиваться, чтобы в пункте передержки предлагали хорошее содержание животных, правда, добивать организацию не стоило. Хотя «Белка и Стрелка» действует и сейчас, недавно служба ветнадзора сообщала, что работа в Рыбинском районе налаживается: улучшили пункт передержки, действует служба стерилизации.

– Объединение любителей животных «Друг» – своеобразный прототип службы отлова. Ведь на базе вашей организации действует центр стерилизации для бродяг?

– Да, кроме того у нас работает служба спасения животных, попавших в трудную ситуацию. Нам поступает много звонков о сбитом зверье или оставленном хозяевами в запертых квартирах. Очень часто приезжаем и видим: на обочине лежит живая, но покалеченная собака, и никто ее не поднимет, никому она не нужна. Забираем, отвозим в ветеринарную клинику, если необходимо – делаем операцию за свои средства. Выхаживаем, а затем пристраиваем в семьи.

– Как обходитесь без пункта передержки? Раздаете животных членам организации?

– У нас было арендовано муниципальное помещение, где мы держали животных после операции. Но его забрали. Конечно, чтобы замкнуть систему спасения и лечения бродяжек, нам крайне необходим пункт передержки. Я давно уже работаю над этой проблемой. Но помещение должно быть подальше от жилья и с прилегающей территорией для выгула. Чтобы получить такое здание, нам предлагали участвовать в тендерах на общих условиях. Но общественная организация не конкурентоспособна. А сейчас появилась надежда: Федерация и правительство края целенаправленно поддерживают такие организации, как наша, – социально ориентированные, некоммерческие. По закону мы теперь можем получить помещение вне конкурса, а депутаты горсовета идут на предоставление льгот по арендной плате. Благодаря этому мы можем «потянуть» центр передержки. Под центр стерилизации администрация города выделила нам в долгосрочную аренду подходящее помещение, за что мы очень благодарны. Очень надеюсь, что следующим шагом станет аренда помещения под пункт передержки.

– А на какие средства лечите и стерилизуете собак? Спонсоры помогают?

– Мы участвуем в краевых программах субсидирования. В 2012 году наша служба спасения животных получила от края субсидию в 200 тыс. рублей. На эти деньги приобрели медикаменты для прививок, средства для гуманного отлова животных, оплатили термическое уничтожение погибших. В этом году мы заявили инновационную социальную услугу – информационно-диспетчерский центр по проблемам животных. Надеемся на финансирование. Он у нас работает уже несколько лет на общественных началах. А первое время я ходил по потенциальным спонсорам, письма писал богатым людям – думал, что все любят животных. Но откликались мало. Больше всего нам помогают простые люди. Кто кормами для животных, кто медикаментами, кто рублем, кто своим волонтерским трудом. И мы всем благодарны. Много средств и своего бесплатного труда вкладывают члены нашей организации. Мы шутим: «Все работаем за деньги. То есть за свою работу платим свои деньги».

– То есть общественником может быть только богатый человек?

– Не богатый, а нежадный – тот, кто готов делиться. Я пенсионер, привык довольствоваться тем немногим, что есть. Но в организацию входят и молодые люди, готовые вкладывать свои деньги и в службу спасения, и в строительство пункта передержки животных.

– А отдачи от кого ждете? От животных?

– Я для себя давно понял: туда (на тот свет. – Ред.) материальные блага не заберешь – ни вкладов, ни дач, ни машин. Но я верю в существование души, а значит, только добрые дела тебе и зачтутся.

– То есть ждете, что собачки замолвят за вас слово перед Господом?

– Нет, просто добро, которое делает человек, отпечатывается в его душе. У меня была собака – ротвейлер Гера, умерла два года назад. С нею я тешил свою душу. И до сих пор благодарен ей, что она у меня была. Гера приходит ко мне во снах.

– Как складываются взаимоотношения людей и бродячих собак? Насколько они жестоки по отношению друг к другу?

– Очень многие люди сопереживают животным. Как только начинается отстрел, в информационно-диспетчерскую службу поступает масса звонков: «Мы собаку любили, кормили, а теперь нашли ее убитой». Конечно, псы могут быть опасными, но и многие люди очень жестоки. Наша организация уже два года судится с мужчиной, который из ружья застрелил собаку только потому, что она на него залаяла. Все это происходило в присутствии других людей, детей. Я считаю, что только благодаря нашей организации в крае заработала статья 245 Уголовного кодекса РФ «Жестокое обращение с животными». По этой статье уже осуждено 12 человек. Много звонков с жалобами, что сосед уехал на несколько дней и оставил в квартире кошку или собаку. Животное голодает, кричит. Однажды позвонила женщина и сообщила, что в деревне Дрокино хозяева во дворе держат на привязи дога – огромную собаку, которая не приспособлена к уличной жизни, не кормят его. Приехали мы к этому дому и видим: дог в крайней степени истощения, напоминает велосипед. Изголодавшийся, облезший – хуже бродяги. Миска есть, но когда давали кушать псу – неизвестно. У хозяев трое детей, им не до собаки, некогда ею заниматься. Еле убедил отдать дога. Погрузили мы пса в машину, отвезли к добросердечной женщине (она в загородном доме жила). Откормила она его, подлечила, передержала и пристроила в хороший дом. А так – погиб бы благородный дог.

А сколько к нам поступает изуродованных псов. Одна собака без языка – его ей вырвал какой-то «доброхот» (а собачка адекватная, ласковая), у другой металлическая конструкция на лапе – до такой степени переломана. И псы нападают на людей. Но меня, например, ни одна собака в жизни не укусила. Бывает – лает изо всех сил, я с ней поговорю. Она видит, что я по отношению к ней не агрессивен, – либо уйдет, либо будет со мной дружить. Ведь у собак, так же как и у людей, у каждой свой характер. Одни любят человека за то, что он их кормит, другие просто от полноты чувств, а третьи стоят в сторонке и даже притронуться к себе не разрешают. Но дружить можно со всеми.

СПРАВКА

Красноярская региональная общественная организация «Объединение любителей животных «Друг» существует с 2006 года. Виктор Долженко говорит, что идея объединить всех любителей животных возникла у него спонтанно. Тогда он пытался открыть в Красноярске кладбище домашних животных. Но после 8 месяцев хождений по кабинетам ему отказали. Тогда-то любитель собак и кошек решил, что действовать необходимо сообща с другими такими же защитниками лап и хвостов. На тот момент в Красноярске не было общественных зоозащитных организаций. Организация «Друг» стала первой.

Сейчас члены объединения любителей животных говорят: «Мы любим всех – от инфузории-туфельки до слона». В «Друге» обрели членство Клуб голубеводов Красноярского края, детско-юношеская школа по конному спорту «Кентавр», клуб конного туризма «Кочевник», общественная организация «Быть добру».

Красноярская региональная общественная организация «Друг» имеет свой филиал в поселке Подтесово.

ДОСЬЕ

Виктор ДОЛЖЕНКО – полковник в отставке и общественник со стажем. Более 20 лет активно участвует в работе краевого историко-родословного общества.10 лет является членом Красноярского клуба любителей зимнего плавания «Криофил», возглавляет Общественную экологическую палату Гражданской ассамблеи Красноярского края, руководит Общественным советом при министерстве природных ресурсов и экологии Красноярского края, член Общественного экологического совета Красноярского края.

Красноярский городской информационно-диспетчерский центр
по проблемам животных (ГИДЦ)

Диспетчер – Альбина Васильевна Свило, тел. 8 967 608-79-11

Служба спасения животных, попавших в трудную ситуацию
Руководитель – Антонида Васильевна Азарова, тел. 8 923 293-63-54

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

29 мая 2022
Не навреди и спаси
Основы помощи при травмах изучают в старших классах школы, повторяют на водительских курсах, в армии, в различных ведомствах или на
Пополнение в Бессмертном полку
В редакцию пришло письмо из деревни Ручей Осиповичского района Могилевской области Республики Беларусь от участников поискового отряда Лапичской средней школы.
28 мая 2022
«Ваш счетчик не соответствует нормативам…»
Всевозможные аферисты не останавливаются в своих попытках заработать на доверчивых гражданах. Нередко пользуются проверенными способами обмана, например, рассылая якобы официальные документы от