Фото Анна Павлова Кажется, еще никогда в истории России к школьникам и школе не относились с таким вниманием. Родители стараются выбрать учебное заведение и учителя получше, сидят в электронных журналах и обсуждают нюансы образовательных программ в родительских чатах. Вот только беда – дети в большинстве своем учатся все хуже, им сложнее дается программа, и зачастую камнем преткновения становится именно русский язык. «Они слишком мало читают, поэтому патологически неграмотны», – в голос твердят педагоги. Однако причина, как всегда, намного глубже.

«Знает все правила, но что толку»

Вася учится в шестом классе. Он любит математику и роботов, а вот русский – терпеть не может. В его тетрадях – весь учительский кошмар сразу: кривые буквы, которые наползают одна на другую, многократные зачеркивания и «обводки», описки – «д» вместо «б» и наоборот. Но главное – безмерное число ошибок: «облока и тижолый, чисы и дедошка».
– А ведь он знает все правила прекрасно, – сокрушается Мария, Васина мама. – И про безударные гласные, и про жи-ши. Мы постоянно учим с ним словарные слова, но все бесполезно. По русскому кое-как получается жалкая тройка. Вот откуда эти глупые, дурацкие ошибки?
Для школьного учителя Вася – ленивый, медленный и глупый ученик. Он на самом деле сдает диктанты последним, ошибок в них стабильно больше десятка.
– Самое плохое, что над ним смеются в школе. Мол, не может человек быть таким неграмотным, – переживает мама. – И плохие оценки у него почти по всем предметам, где нужно сдавать письменные работы: география, биология, история. Учителя чаще всего даже прочитать не могут то, что он написал.
Петя учится во втором классе, в его тетрадях очень редко встречаются заглавные буквы и точки. Все предложения он, как средневековый книжник, пишет сплошным текстом, не всегда отделяя предлоги от слов.

Еще одна ученица, Маша, пишет в дневнике «взядь галздуг», и только мама понимает, что это – «взять галстук», и завтра в школе, видимо, будет торжественное мероприятие. А еще Маша пишет «жиповник», проверяет его словом «жип» – и для нее все правильно.

Ваня, Петя и Маша, как и тысячи других школьников, имеют логопедический диагноз – дисграфия. Это частичное нарушение навыков письма, связанное с дисфункцией коры головного мозга. При этом интеллектуальное развитие таких детей остается в норме.

Дисграфиков в современном мире, по мнению специалистов, очень много, так же как и дислексиков – школьников, которым не дается чтение, и ребят, страдающих дискуалькулией – имеющих сложности с математикой. В западных странах эти расстройства выявляют уже очень давно, в США и Великобритании, например, 17 % учеников страдают дисграфией в той или иной форме.

У нас этот диагноз пока остается экзотикой, чаще всего такие дети имеют клеймо ленивых и неспособных. А они на самом деле стараются – и в школе, и дома с мамой, а то и репетиторами. Вот только результат не всегда виден, потому что этим детям нужна специализированная помощь.

В европейских странах расстройства обучения – медицинский диагноз. В нашем случае это диагноз логопедический, детей с такими проблемами учителя русского должны оценивать по-другому, не обращая внимания на специфические дисграфические ошибки. На практике это случается только в тех учебных заведениях, где очень сильные школьные логопеды, которые могут переубедить администрацию и самого учителя.

Мало читает?

С дисграфией связано много предрассудков. Что у мало читающих она точно будет, что бывает врожденная грамотность и неграмотность. Хотя во втором случае доля истины, уверяют специалисты, есть. По одной из теорий, проблемы с письменной речью могут наследоваться.
– Мне эта теория казалась глупой, – вспоминает Машина мама, – но когда у дочки начались такие проблемы с письмом, я вспомнила все семейные байки про школьные ошибки у моего папы, Машиного дедушки. Вспомнила, как мы все весело над ними смеялись. Но теперь мне совсем не смешно.
Истинные причины появления этого расстройства неизвестны до сих пор: это может быть наследственный фактор, двуязычие в семье, поражение коры головного мозга еще во время внутриутробного развития, недоношенность, плохая экология... Выяснить это еще предстоит, но факт остается фактом: по данным логопедов, сейчас в России дисграфия в той или иной форме проявляется часто: от 30 % (это оптимистичный взгляд) до 70 % детей. А это означает, что наш подход к формированию навыков грамотного письма нужно менять в корне: дедовских методов, таких как списывание в начальной школе и все виды диктантов до 11-го класса, уже недостаточно. С современными школьниками и работать нужно по-другому.

Дисграфия – очень общий диагноз. Хороший специалист после диагностики установит, какое нарушение первично.

У путающих буквы, например, снижен фонетико-фонематический слух: дети не слышат разницы между «д» и «т», «б» и «п». Слова русского языка им приходится заучивать так же, как, например, английские, поэтому словарные слова они если и запоминают, то не сразу и с огромным трудом. У тех, кто пишет все вместе, страдает навык языкового анализа и синтеза – и в первую очередь учитель должен работать именно с этой проблемой. Ребята, которые «отзеркаливают» буквы, страдают оптической формой дисграфии – и с ними работа ведется совсем по-другому. Но чаще всего в школы попадают дети, у которых всего понемногу, это смешанный вариант дисграфии, сложно поддающийся коррекции.

И напоследок еще один миф: раньше дисграфиков не было. Нет, дети с такими проблемами были всегда, но, во-первых, их было меньше; во-вторых, нарушение это диагностировалось еще реже.
– Я до сих пор страдаю дисграфией, – делится общественный деятель, писательница Даша Мосунова. – Но смогла при этом окончить филфак и литературный институт в Москве. А вот в школе я прошла через настоящий позор. Бабушка с 5-го по 11-й класс каждый день заставляла меня писать диктанты. Но это мне так и не помогло.

Многоликая дисграфия

Опытный логопед узнает дисграфика сразу: эти дети допускают специфические ошибки, которые ни с чем не спутать.

Родителя и учителя должны насторожить такие повторяющиеся ошибки:

– отзеркаливание букв (Е вместо З);

– замена букв (сляпа вместо шляпа, жина вместо шина);

– пропуск букв (стл вместо стол, дврь вместо дверь);

– вставка лишних букв (ланмпа вместо лампа, мартка вместо марка);

– перестановка букв (петерь вместо теперь, всеет вместо свет);

– недописывание букв (красн вместо красный, ушл вместо ушла);

– слияние слов и предлогов (детиспали накроватях).

Если вы заметили, что в тетрадях вашего ребенка такие ошибки встречаются постоянно, необходимо срочно обратиться к логопеду. Ситуацию можно исправить в начальной школе, потом бороться с дисграфией становится все труднее и труднее.

№ 9 / 1089

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения