Не запрещать, а грамотно использовать

Не запрещать, а грамотно использовать
Фото: Сергей Бурлаку

«Прочитала новость на сайте вашей газеты, что в Партизанском районе полицейские задержали браконьеров, которые застрелили четырех косуль. Заснуть не могла! Как у человека может рука подняться на этих прекрасных, благородных животных? Людям, что, мяса в магазинах не хватает? Зачем убивать братьев наших меньших?

Я подписала петицию в интернете с требованием полностью запретить в России любую охоту. В Европе люди давно за это борются. Потому что охота – садистское развлечение для нездоровых граждан. Разве это нормально – убивать животных просто так, ради собственного удовольствия? Охота в цивилизованном обществе должна быть запрещена. Иначе мы выбьем всех зверей на планете.

Наталья Сергеевна С., педагог. Красноярск»

 

Что ж, именно сейчас, в разгар охотничьего сезона, такое письмо должно было появиться. Запрет охоты – модный нынче тренд у городских зоозащитников, многие из которых тайгу видели только по телевизору. Благодаря им охота, это древнейшее занятие человека, обросла множеством мифов, заблуждений и откровенных передергиваний. Развенчивать их – никакой газеты не хватит, тема необъятная.

Но отсыл к Европе порадовал. Например, в Чехии (самая что ни на есть цивилизованная Европа) охотников на душу населения больше, чем в России. И количество фазанов, куропаток, косуль на квадратный километр тоже в разы больше. Все это исключительно благодаря широкому экологическому просвещению, грамотному охотпользованию и тому, что там охотхозяйства по-настоящему работают, делая все, чтобы дичь не переводилась.

Охотник добывает свой трофей не ради «удовольствия от убийства». Он для него, по словам биолога Владимира Емельянова, заслуженная награда. Тот, кто думает, что добыть медведя, сохатого (да хоть рябчика) легко и просто, никогда не наматывал километры по болотам и буреломам, не мерз и не мок, не рисковал жизнью, не ночевал у костра, не слушал и не наблюдал тайгу. Только человек, который по-настоящему любит природу, может называться охотником. Кровожадных браконьеров давайте оставим за рамками – это не охотники.

Ваше письмо, Наталья Сергеевна, я попросил прокомментировать специалистов.

Александр ДУНАЙСКИЙ

* * *

«С браконьерами мы боремся»

Иван МИНАКОВ, директор Красноярской охотустроительной экспедиции, кандидат биологических наук

– Не могу согласиться с тем, что охотники – садисты, убивающие зверей «ради удовольствия». Сам много лет охочусь и признаюсь, что удовольствие настоящий охотник испытывает не от убийства, а от общения с природой. От того, что изучает повадки зверей, наблюдает их в естественной среде обитания. Я больше скажу: охотники – первые защитники природы. Имею в виду, конечно, законопослушных, цивилизованных. Он возьмет ровно столько, сколько сможет сам съесть. Тот, кто знает и понимает законы тайги, никогда не будет стрелять беременную маралуху, молодняк, истреблять птицу целыми выводками и просто стрелять по всему живому ради развлечения. Кто так поступает – это не охотники, браконьеры! С такими мы беспощадно боремся, наказываем.

Запретить охоту нельзя. Во-первых, это давнее, традиционное мужское занятие, особенно у нас, в Сибири, в таежной местности. Во-вторых, ее не запрещать надо, а держать под контролем и регулировать, чем, собственно, государство и занимается. Запретим – люди охотиться все равно не перестанут, просто вырастет количество браконьеров.

Считаю, что человек, сам являясь частью природы, может и должен регулировать численность диких животных – волков, медведей, лис. Посмотрите, в последние годы у нас медведи чуть ли не по улицам городов разгуливают. Лисы распространяют бешенство. Волки наносят ущерб хозяйствам, вырезают скот. Когда такое случается, на их отстрел выдаются бесплатные лицензии.

Кстати, в «цивилизованных» США, где очень развито движение зоозащитников, охотников стало меньше, и там звери начали вторгаться в среду обитания людей, в некоторых штатах наблюдаются целые нашествия енотов, белохвостых оленей. Последние травят фермерские посевы, заходят в города, попадают под колеса и даже, бывает, нападают на людей. Иногда охотников обязывают их отстреливать. В последние годы и у нас наблюдается подобное: в прошлом году на дорогах края сбили несколько лосей, маралов. Недавно за неделю – двух косуль. (Когда верстался номер, стало известно, что в Бирилюсском районе легковой автомобиль столкнулся на дороге с лосем. Три человека в машине погибли. – НКК.)

А знаете, почему это происходит? Потому что численность копытных в охотугодьях края за последние годы выросла, особенно в небольших охотничьих хозяйствах, где заинтересованы в увеличении популяции животных, там их подкармливают, охраняют и всячески создают им благоприятные условия для размножения. Охотпользователю, который взял кусок тайги в аренду, выгодно, чтобы зверей на его участке было больше.

Что касается морального аспекта… Не тем, кто ест мясо беззащитных домашних животных, об этом рассуждать. Если мы, охотники, «садисты», то кто тогда гуманист? Забойщик на мясокомбинате, убивающий коров и свиней тысячами? Фермер, сотнями сдирающий шкурки с кроликов или забивающий к Новому году гусей пачками?

Причем в тайге у зверя есть шанс спрятаться, убежать, перехитрить человека. А когда ты режешь в своей стайке свинью, которую кормил, называл по имени, смотрел ей в глаза… Какие у нее шансы?

Иван Брюханов, коренной житель Кежемского района, добыл этого медведя по лицензии. Он профессиональный охотник, как и его предки. Охотится не «ради удовольствия», а чтобы прокормить семью

«Сибирь – не Европа»

Владимир ЕМЕЛЬЯНОВ, доцент кафедры охотничьего ресурсоведения и заповедного дела Сибирского федерального университета, кандидат биологических наук

– Сибирь нельзя сравнивать с Европой, у нас совершенно уникальный регион, где еще сохранился патриархальный уклад жизни. В России охота – часть национальной культуры, вековых традиций. А для коренных малочисленных народов и для многих людей, живущих на Севере, независимо от их национальности, – это традиционный промысел и способ выживания.

Надо стремиться не к запретам, а к тому, чтобы грамотно вести охотпользование. Еще на заре ХХ века корифеи охотничьего дела, зоологи, орнитологи говорили, что основа рационального природопользования – правильная организация охоты. Когда она идет с соблюдением всех биологических и экологических законов и особенностей животных.

Сейчас у нас в крае минэкологии работает в тесной связке с наукой, и все запреты на охоту, которые время от времени вводятся на некоторых территориях, появляются именно благодаря научным рекомендациям, они направлены на то, чтобы сохранить популяцию зверя и птицы. Пример – северный олень. На Таймыре и в Эвенкии обитает крупнейшее стадо в Евразии. И это благодаря тому, что еще в советское время вели правильное, научно обоснованное использование этого охотничьего ресурса. А когда в конце XX века в стране начались разброд и шатание, это дело было заброшено, и последствия мы сейчас расхлебываем. Было утрачено управление популяцией, она стала расти в геометрической прогрессии, а использовали ее недостаточно. Поэтому стали истощаться пастбища. Природа сама стала регулировать численность, популяция стала падать… Вот что бывает, когда человек самоустраняется от регулирования биоресурсов и «не вмешивается в дела природы», как призывают некоторые зоозащитники. А ведь северный олень – основа выживания коренных малочисленных народов.

Запретим охоту – люди зверя добывать не перестанут, просто вырастет количество браконьеров.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Северный фольклор – это страшная сказка на ночь»
Евгения и Юлию Поротовых долгане считают своими художниками. Прошлым летом они задумали путешествие на малую родину Евгения – в поселок
18 мая 2022
Будь готов! Всегда готов!
Сто лет назад, 19 мая 1922 года, решением II Всероссийской конференции РКСМ была образована Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина – массовое детское
Деликатесы высоких широт
Как-то случилось побывать на Камчатке, в очень приличном отеле, где обещали кормить деликатесами, и воображение сразу нарисовало красную рыбу в