«Немыслимое»: напасть, пока они изранены

«Немыслимое»: напасть, пока они изранены
25.04.1945. Встреча на Эльбе. Рукопожатия советских солдат из 58-й гвардейской стрелковой дивизии и американских солдат 273-го пехотного полка 69-й пехотной дивизии VII корпуса 1-й армии США waralbum.ru/Аллан Джексон

В канун Дня Победы стоит вспомнить еще об одной, параллельной хронологии тех славных дней, которая раскрывает человеческую и политическую суть наших тогдашних союзников. Суть, не изменившуюся и по сей день.

Праздник с камнем за пазухой

25 апреля 1945 года советские и американские войска встретились на мосту через Эльбу неподалеку от городка Торгау; 2 мая Красная армия взяла Берлин; 9 мая Германия подписала пакт о безоговорочной капитуляции своих вооруженных сил… 22 мая британский премьер-министр Уинстон Черчилль получил из Объединенного штаба планирования военного кабинета (аналог нашего Генштаба) секретный доклад, оценивающий возможности проведения операции «Немыслимое» – а именно нападения на советские войска в Европе с перспективой дальнейшего вторжения на территорию СССР. Заданное начало операции – 1 июля 1945 года. Предполагается, что Черчилль отдал приказ о разработке плана примерно в конце апреля, то есть когда солдаты союзных армий обнимались и пили за близкий благословенный час, после которого проливать кровь уже не придется, высшие офицеры устраивали банкеты, а Клементина Черчилль, жена премьера и к тому же председатель Фонда помощи России Британского Красного Креста и ордена св. Иоанна Иерусалимского, колесила по Советскому Союзу с официальным и рекордным по продолжительности – 42 дня – визитом.

План операции «Немыслимое», несмотря на строжайшие меры по сохранению тайны, довольно быстро перестал быть сверхсекретным, в чем прямая заслуга нашей разведки и в особенности знаменитой «кембриджской пятерки». К началу лета Сталин знал о нем, Жуков отдал приказ о масштабной перегруппировке советских войск в Европе и строительстве оборонительных линий, а разведка занялась детальным изучением дислокации сил формально еще союзников.

Однако в открытой западной печати документ был опубликован только в 1998 году, примерно в то же время и у нас. Видимо, этот секрет Полишинеля выглядел вопиюще позорным даже в условиях «холодной войны»; пусть «системы» были непримиримы, но вопросы репутации что-то значили. После распада СССР вся эта моральная «шелуха» начнет постепенно осыпаться…

Русские получат тотальную войну

План «Немыслимое» – пространный 29-страничный документ, в котором подробно проанализированы возможности Красной армии и британо-американских сил, а также частей вермахта, оказавшихся в западной зоне оккупации, которые рассматривались как потенциальные участники Третьей мировой. Впрочем, подключить собирались не одних немцев… Считается, что англосаксы затаили камень за пазухой из-за разногласий со Сталиным по поводу послевоенного польского правительства – «отец народов» хотел его видеть лояльным к СССР, союзники желали совсем другого, что и для нас, и для них вполне естественно. Однако текст плана недвусмысленно дает понять, что поляки лишь предлог.

«Общеполитическая цель операции – навязать русским волю Соединенных Штатов и Британской империи… Хотя воля двух стран и может рассматриваться как дело, напрямую касающееся лишь Польши, из этого вовсе не следует, что степень нашего вовлечения в конфликт непременно будет ограниченной. Быстрый военный успех может побудить русских хотя бы временно подчиниться нашей воле, но может и не побудить. Если они хотят тотальной войны, то они ее получат…

Единственный для нас способ добиться цели в определенном и долгосрочном плане – это победа в тотальной войне… Тотальная война неизбежна, и нами рассмотрены шансы на успех с учетом этой установки. Политическая установка такова, что быстрый военный успех позволит нам достигнуть наших политических целей, а последующее участие в конфликте нас не должно волновать».

Штабисты отмечают, что не могут рассматривать возможность смены режима в Советском Союзе, ибо это не их компетенция – она активируется значительно позже. Если исходить из чисто военных соображений, то «вывести русских из игры можно только в результате:

а) оккупации столь обширной территории собственно России, чтобы свести военный потенциал страны до уровня, при котором дальнейшее сопротивление русских становится невозможным;

б) нанесения русским войскам на поле сражения такого поражения, которое сделало бы невозможным продолжение Советским Союзом войны».

В главе «Оккупация жизненного пространства России» рассматривается возможность повторить гитлеровский блицкриг вглубь советской территории с выходом на рубежи Москвы, Волги и Кавказа.

Далее подробно анализируются боевые возможности будущих противников, а также самой готовности народов начать новую мировую войну, когда «старая» еще не вполне закончена.

Трудно, но можно

В целом военные планировщики дают понять заказчику Черчиллю, что цели войны с Советским Союзом достижимы, но очень трудны в силу ряда факторов. На суше русские количественно и качественно превосходят англосаксов и их потенциальных союзников. Единственное их слабое звено – дальняя авиация, в которой Британия и США значительно опережают русских. (Еще в феврале 45-го союзники с воздуха раскатали по камням Дрезден, не являвшийся значимым военным объектом – это были «показательные выступления».) Также русские сравнительно слабы на море, но в отношении огромной континентальной страны это не является особым преимуществом. Что касается готовности народов, то в англосаксонском мире можно рассчитывать на поддержку, а вот остальные – большой вопрос. Остатки вермахта (доклад писали до 9 мая), например, потребуют от англосаксов особых гарантий…

Самое же главное обстоятельство, которое дает надежду на успех «Немыслимого», – обескровленность русских в войне. Попросту, надо бить, пока они изранены, голодны и в руинах.

Лев в отставке

Плану Черчилля начать войну с Советами через два месяца после Победы не суждено было сбыться в силу нескольких больших обстоятельств. Британский «генштаб» исходил из установки, что после нападения 1 июля «русские вступят в альянс с Японией», а это, в свою очередь, гарантирует поддержку США. Но американцы, анализируя перспективы войны на Тихом океане, пришли к грустному выводу, что как раз им советская поддержка более чем нужна. Сталин должен выполнить обещанное в Ялте – и Сталин выполнил «союзнический долг». В том числе и потому, что вообще имел представление о долге, в отличие от союзников.

Кроме того, американцам, при всем кровно-идейном родстве с англичанами, были неприятны намерения Черчилля возродить имперское могущество Британии – они сами метили в мировые гегемоны, а британскому льву отводили декоративно-вспомогательную роль.

Наконец, и сам премьер 26 июля 1945 года проиграл выборы, а его преемник, лейборист Клемент Эттли, был персонаж куда меньшего масштаба и злобности.

Однако в начале июня, незадолго до отставки, Черчилль, осознавая, что его замысел наглухо забуксовал, оставил отзыв «на полях» одного из вариантов плана нападения на русских, который заканчивается уверенностью, что «это всего лишь предварительный набросок того, что, я надеюсь, все еще имеет чисто гипотетическую вероятность».

Как видим сейчас, вероятность совсем не гипотетическая.

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
17 июня 2024
Погружение в историю
Дети, побывавшие в роли бойцов Красной армии и поднимавшие солдат с поля боя, никогда не поддадутся вражеской пропаганде, считают руководители
Без рубрики
15 июня 2024
Дорога к активному долголетию
Одна из основных целей национального проекта «Демография» – увеличение средней продолжительности жизни в России до 78 лет. Другая важная задача
Без рубрики
15 июня 2024
Люди в белых халатах приходят на помощь
16 июня в России отмечается День медицинского работника. В нашем крае в сфере здравоохранения трудятся около 47 тысяч человек: врачи,