Никакой эйфории Уроки негромкого юбилея

Никакой эйфории Уроки негромкого юбилея

20 лет назад была создана новая система представительных органов власти страны. Вместо оставшихся с советских времен областных советов появились законодательные собрания, областные думы… Однако это не было косметической сменой вывесок и механическим сокращением числа законодателей. Это был реализованный замах на перераспределение власти между ее ветвями. Это все-таки была революция. Главным результатом явилось резкое снижение авторитета и влияния законодательных и судебных институтов в пользу власти исполнительной.

Чтобы не повторять ошибок

Подобающей юбилейной эйфории не наблюдается. Россияне за последние десятилетия видели две крайности – либо депутаты соревнуются друг с другом в популистских заявлениях, скандалят и дерутся, принимают неисполнимые законы и конфликтуют с исполнительной властью. Или же, напротив, действует машина голосования, которая позволяет принять любой закон вне зависимости от его полезности для общества. Ни буйный митинг, ни штамповка законов не ведут к росту популярности и легитимности самой власти и тем более ее влияния на позитивное развитие общества. «Вырулить» же на средний путь пока не удается.

Нет смысла защищать конституционность Указа президента № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета – он заведомо противоречил Конституции. Указ послужил спусковым крючком последующих общественных событий, которые не обошлись без крови, временного, но серьезного раскола общества и шанса в виде новой Конституции, принятой на общенародном референдуме. Одним из результатов ее стали и обновленные органы законодательной власти.

Сегодня нужен трезвый анализ того, что случилось два десятилетия назад, чтобы не повторять ошибок, которые привели к достаточно драматическим последствиям.

По существу

Две наложившиеся проблемы создали тупиковую управленческую ситуацию: необходимость проведения тяжелых, а значит, непопулярных реформ, и формирования юридического пространства, в рамки которого они должны были укладываться. Здесь очень быстро произошло «разделение властей». Законодательная ветвь быстро (с самого начала реформ 1992 года, которые начались с самого непопулярного момента – отпуска розничных цен) встала в позицию стороннего наблюдателя, предоставив исполнительной ветви – своим вчерашним ближайшим соратникам-единоверцам – расхлебывать всю тяжесть общественного удара.

Не стану описывать содержание конкретных реформаторских намерений и результатов. Об этом и так сказано достаточно. Три коротких вывода:

1. Реформы обошлись бы обществу с меньшей болью, если бы начались лет на 15 раньше, когда уже даже таким сталинистам, как А. Н. Косыгин, было ясно, что локомотив общественной системы ушел в тупик. Именно из той плеяды в основном и сформировалось ядро противников реформ. Это теперь уже больше исторический вопрос.

2. Меньше боли было бы и в случае, если бы вчерашние соратники Ельцин – Руцкой – Хасбулатов в первую очередь думали об общественной ответственности власти в целом, а не о местах за столом президиумов. А это уже день сегодняшний. Для того современное общество и выработало понятие разделения властей, чтобы делить общественную ответственность.

3. В обществе многое как бы повторяется, а на самом деле всегда происходит по-новому. Мудрая и сильная исполнительная власть не должна бояться ни представительной, ни судебной.

На мой взгляд, это и были те основные ошибки, создавшие кризис власти в 1992–1993 годах, шанс повторить которые мы имеем основания сейчас. Или избежать.

Плоды победы

Кризис завершился победой «президентской стороны», которая постаралась в полной мере использовать свой успех. Была принята на референдуме новая Конституция, в которой содержалась масса позитивных положений, соответствующих принципам основных прав человека, свободы, демократии и механизмам позитивного развития. Но одновременно возникли две проблемы. Первая – произошел общий перекос в сторону полномочий президента, которые не получили достаточного противовеса в виде действительно авторитетной законодательной власти. В результате президент, который в федеративном государстве должен быть главным арбитром с широкими полномочиями, превратился в доминирующую фигуру на политической арене. Возможности парламентариев были изначально ограничены, равно как не созданы реальные механизмы для обеспечения независимости судебной власти и для обеспечения реальной самостоятельности – в первую очередь финансовой – регионального и местного самоуправления. В результате сложилась жесткая вертикаль, которая со временем становилась все более самодовлеющей.

На первом этапе доминирующая роль президентской власти способствовала тому, что фактически были внедрены все основные элементы рыночной экономики, нового уклада жизни в целом. Но отсутствие постоянного демократического процесса развития этих основ, во-первых, отрезало от преимуществ нового строя огромную массу соотечественников, что выражается в вопиющей дифференциации доходов. А во-вторых, практически обнулило творческий потенциал власти в целом, что на сегодня выражается в устойчивом падении экономического роста, как говорится, на ровном месте, и деградации индустриального потенциала в силу пропущенного технологического задела.

Чем дальше, тем больше «вертикаль» из средства превращалась в самоценность, реформаторский потенциал иссякал, а вскоре начались и консервативные контрреформы, направленные на дальнейшее укрепление «вертикали» и ее оберегание от любых рисков.

В российском Основном законе оказалось много неясного. Например, неясно, как формируется губернаторский корпус, – и мы видели, как можно быстро перейти от прямых выборов глав регионов к их фактическому назначению и обратно. Испробовано уже несколько вариантов комплектования Совета Федерации. Конституция не помешала отказаться от одномандатных округов на выборах депутатов Госдумы, равно как и восстановить эти выборы, когда появилась политическая необходимость.

Универсальные правила

Полагаю, что правила политической жизни должны быть универсальными для всех вне зависимости от текущей конъюнктуры. Необходимо четкое разделение властей, предусматривающее ясные и прозрачные механизмы обеспечения независимости каждой. И надо провести честную дискуссию о путях развития России, на основе которой в короткие сроки сформулировать профессиональный и понятный обществу план социально-экономических и политических реформ.

И здесь законодательные органы (а Красноярский край, к нашей чести, никогда не сторонился серьезных проблем) должны стать закоперщиками как тщательного анализа, так и конструктивных предложений по развитию страны:

– каким должен быть баланс распределения прав и ответственности перед обществом между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти?

– каким должно быть соотношение между финансовыми возможностями федерального центра и регионов?

– как сдерживать растущий разрыв доходов населения?

– нормальны ли взаимоотношения между государством и бизнесом?

«Красный петух пока не клюнул». Но времени становится все меньше. Если не браться за дело сейчас, потом можно вновь отмечать не очень радостные юбилеи.

Валерий ЗУБОВ,

депутат Государственной думы,

член фракции «Справедливая Россия»

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о
Оперативный маневр
Май продолжает радовать красноярцев летней погодой и температурами. Лишь огнеборцам сейчас не до красот природы. Для них продолжается в прямом
Яркая игра – яркая победа
На поле вышли команды всех предприятий СУЭК в нашем регионе – Бородинского, Назаровского, Березовского разрезов, погрузочно-транспортного управления и ремонтно-механического завода