О «вселенском» протоиерее и его «вольнице-внуке» В Красноярске восстановят дом известного священника XIX века

О «вселенском» протоиерее и его «вольнице-внуке» В Красноярске восстановят дом известного священника XIX века

Небольшой деревянный дом в Красноярске на Ленина, 124, ничем не примечателен. Путеводитель по памятникам культуры города дает лаконичное описание: «одноэтажный, деревянный, обшитый тесом особняк на бутовом ленточном фундаменте, построен во второй половине XIX века…» Именно здесь жил Василий Касьянов – протоиерей печально известного Богородице-Рождественского кафедрального собора, взорванного в 30-е годы прошлого века.

Переписка с миссионерами

В течение нескольких десятилетий священник вел дневник, который исследователи называют не иначе как «бесценная летопись истории города». Гусиным пером, а потом и металлическим день за днем он описывал важные события – и своей жизни, и жизни города, страны: большой пожар в Красноярске, встречи с известными людьми, поездки… Эти записи стали настоящим историческим документом, к которому до сих пор обращаются историки. Уникален также его эпистолярный архив: известно, что в год он получал до 600 писем и активно отвечал на них. Среди его адресантов значились епископы из Иркутска, Одессы, Якутии, миссионеры из Японии, Китая, Афганистана… За такую обширную переписку его даже называли «вселенским протоиереем».

Обширен был круг его знакомых и не только духовного звания: Касьянов, к примеру, знал многих известных мореплавателей, а с некоторыми из них даже дружил.

Вот какая запись появилась в его дневнике 1 декабря 1876 года:

У меня были капитаны судов, английскаго Виггинс – и енисейскаго – Шваненберг – без меня, вечером я у них, первый спит, последний жалуется на притеснения туруханскаго полицейского пристава Рознатовского, который припечатал пробный английский товар рублей на 2 тысячи, грозил арестовать путешественников и не давал лошадей для выезда. Дурное дело. Оно загремит неприятно для русских за границей. Когда Виггинс отправлялся в плавание, его провожали тысячи и близкие предостерегали: «Берегись, ты будешь в Сибири, там тебя могут повесить». Грустно, что это предостережение не было лишнее.

Насколько широк был круг его знакомых, настолько же и многообразны интересы. В 1870-м в Русском географическом обществе основали метеорологическую комиссию: она рассылала в различные районы страны бланки для наблюдений. Священник не только подробно описывал атмосферные явления – такие, к примеру, как солнечное затмение в конце XIX века, но и фиксировал температуру, даты ледохода.

Протоиерей преподавал в классической гимназии, был смотрителем духовного училища, цензором «Епархиальных ведомостей» с самого начала их выхода. За заслуги ему был пожалован орден Св. Владимира 3-й и 4-й степеней, а в 1889 году в Красноярском мужском духовном училище учреждена стипендия имени Василия Касьянова.

Его называли влиятельнейшим человеком того времени, и не только за образованность, но и за нравственные качества.

Сохранились воспоминания о нем Поли Губчевской, которую называют воспитанницей Касьянова:

Не боялся выступить и против насилия. В то время из России посылали на посты чиновников провинившихся, направляли в Сибирь. Много типичных самодуров перебывало… Вот один самодур-губернатор Теляковский, типичный польский помещик, очутился у нас.

Он проделывал невероятные вещи: бил по физиономии мастеров, брал в магазинах, не платя, жаловался в жандармское отделение на всех деятелей, что они неблагонадежны. Всех их, начиная с врачей, попечителей школы, вызывали на допрос.

Дедушка… выступил с проповедью, где указал на его поведение как христианина и человека. Губернатор узнал себя. Пошел жаловаться на него архиерею: «Кого вы тут держите?» Архиерей ему ответил: «Я над ним власти не имею, он по заслугам выше меня. Я только монах».

На страницах дневника Касьянова нет ни тени самолюбования, наоборот: «Досадливое состояние духа. Надо держаться, укротиться. Чем? Сознанием, что я есть прах, грешник».

«Последовательный большевик»

В последние годы жизни причиной «досадливого состояния духа» становился сын его дочери Лизы Петр, которого священник называл «вольница-внук».

Протоиерею выпало немало испытаний в семейной жизни. Младенцем умер его первенец, от туберкулеза не смогли спасти уже взрослого сына Георгия, при родах дочери Лизы погибла его жена…

Позднее дочь вышла замуж за чиновника Анания Красикова, но вскоре стала вдовой, и заботы о ее детях также легли на дедушку. Но, пожалуй, никто из его потомков не доставлял столько беспокойства, как Петр, который окончил гимназию не без помощи дедушки, а потом увлекся идеями марксизма. Уехал учиться в Петербург и попал в Петропавловскую крепость.

По некоторым данным, причиной стал найденный чемодан с нелегальной литературой, который якобы принадлежал ему. Священник с большим трудом нашел для залога 500 рублей – очень значительную по тем временам сумму – и отправил деньги со старшей внучкой Евгенией: Петр вернулся в Красноярск под надзор полиции, но со своими убеждениями не расстался.

Более того, он знакомится с Лениным и на долгие годы становится его хорошим другом. Именно этот факт, скорее всего, и помог сохранить старинное здание до наших дней, ведь официальное название памятника – «Дом, где в квартире Красикова в марте – апреле 1897 г. Ленин бывал для установления связей с местными социал-демократами».

Петр Красиков покидает Сибирь и становится авторитетным юристом: участвует в разработке Конституции, а чуть позже его назначают заместителем председателя Верховного суда СССР. В некрологе газеты «Правда» укажут, что «тов. Красиков свыше 40 лет находился в рядах партии Ленина-Сталина. Связанный с ней с молодых лет, он до конца жизни оставался последовательным твердым большевиком…»

Но самое парадоксальное, что именно Петр Красиков в 1918 году участвовал в создании декрета об отделении церкви от государства, выступал с лекциями о вреде религии и даже состоял в редколлегии журнала «Безбожник»… Как такое могло произойти? Наверное, ответ на этот вопрос не может дать никто.

Но времена меняются: уже в XXI веке дом-музей имени П. Красикова стал площадкой для музейно-просветительского центра духовной культуры края «Касьяновский дом».

 Сейчас идут реставрационные работы по восстановлению исторического облика здания, – рассказывает Андрей Бардаков, директор Красноярской региональной общественной организации духовно-нравственного возрождения Сибири «Ладанка». – Последний раз они проводились в 70-е годы XX века. Предполагается, что там продолжит работу просветительский центр духовной культуры «Касьяновский дом», у них большой спектр мероприятий: и выставки, и литературные вечера, и творческие встречи, и создание медиаконтента о патриотизме, духовно-нравственных ценностях, истории и культуре нашей страны. Ранее состояние здания не давало возможности разместить там технику, оборудование, экспозиции, даже экскурсии стали возможны только во дворе. Сейчас «Касьяновский дом» временно располагается на Мира, 43.

…Ушел в прошлое век XIX, пролетел насыщенный драматическими событиями век XX. И думается, что через несколько лет, когда здание будет отреставрировано и вновь откроет свои двери для посетителей, в нем найдется место для памяти не только о «вселенском протоиерее», но и о его «вольнице-внуке» – какие бы разногласия ни существовали между ними.

Фотографии предоставлены Красноярским краеведческим музеем.

Материал подготовлен при сотрудничестве с Центром по сохранению культурного наследия Красноярского края

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

27 января 2022
На прочном льду
Добраться до некоторых территорий в крае зимой можно только по льду через реку, если не считать воздушный транспорт. Зимний вариант
27 января 2022
Строить можно, жить нельзя
C 1 марта 2022 года вступит в силу закон «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные
26 января 2022
Наказать или растоптать?
В конце прошлого года в одном из московских судов был оглашен приговор 19-летнему студенту РГГУ: четыре года лишения свободы в