Фото пресс-службы фестиваля "МИР Сибири" Детский фольклорно-этнографический ансамбль «Тропина» из Дивногорска знают и любят далеко за пределами России. Небольшому коллективу в октябре этого года исполнится 30 лет, и за это время они смогли сделать невозможное: сохранить песни, которых сейчас уже нет. То сокровище, что составляет традиционную культуру. В этом году два вокалиста ансамбля едут на «МИР Сибири», чтобы вся страна знала, какие песни поет Красноярский край.

Идти вдвоем и втроем


В небольшом кабинете ДК «Энергетик» не протолкнуться: ткацкий стан, стеллаж с народными куклами, расписными шкатулками, деревянными игрушками. На другой стене – тканые пояса: красные, зеленые, синие, узкие и широкие. Красный – женский цвет; круглые пояса – в бутылочку – ткут и носят только мужчины; широкие пояса – для верхней одежды… Все эти премудрости неизвестны городскому жителю, зато хорошо знакомы ребятам фольклорно-этнографического отделения Дивногорской детской школы искусств. И все, что находится в этой небольшой комнате, сделано руками дивногорских мальчишек и девчонок, которые уже несколько десятилетий занимаются сохранением русской традиции. А началось все с Елены Геннадьевны Вопиловой, классической пианистки по образованию.

– Получилось как у всех бывает, – вспоминает Елена Геннадьевна. – Вышла замуж, мы уехали к мужу в деревню Идринское, в это время моя старшая дочка должна была пойти в школу, и выяснилось, что ни в детском саду, ни в школе никто не поет народных песен. И молодежь их не знает. Я со всей улицы собрала подружек моей старшей дочери, мы пошли в районный Дом культуры – и стали там петь народные песни.

И получилось настолько хорошо, что, когда семья вернулась в Дивногорск, а Елену Геннадьевну назначили директором музыкальной школы, она решила набрать коллектив и здесь. Повесила объявление, в котором приглашала всех желающих на курс – петь народные песни. Пришли человек 15 – это и был первый состав ансамбля. Название «ТропинА» придумали сами дети: так обозначают тореную дорожку, по которой можно идти вдвоем и втроем. Так они и идут все вместе.

Со временем курс по выбору превратился в фольклорный класс, а класс – в фольклорно-этнографическое отделение, что для школ искусств – большая редкость.

Та самая Петропавловка


Коллектив очень быстро «припелся» – и в этом помог ансамбль аутентичных исполнительниц «Сибирячки», в котором пели мамы и бабушки строителей Красноярской ГЭС. Когда Даурский район был затоплен, они перебрались в Дивногорск и пели песни станицы Даурской, которая давно на дне моря.

– Однажды они шли мимо зала – окно было открыто, – вспоминает Елена Геннадьевна. – Зашли, говорят: а что вы тут поете? А можно мы к вам придем? И первый год бабушки приходили, пели свою песню, ребятишки быстро соображали, каким голосом у них получится спеть, – и пели вместе.

Потом дети привели мам, братьев-сестер – и лет пять «Тропина» была семейным коллективом. А в 90-м году в крае прошла очно-заочная школа фольклора, организованная В.М. Ковальчуком - директором Государственного центра народного творчества Красноярского края, и это стало началом этнографических экспедиций. Красноярский край на тот момент был настоящим фольклорным заповедником: переселенцы чтили традиции своей земли, трепетно храня песни, танцы, костюмы. С этого момента ансамбль стал восстанавливать не только песни и манеру исполнения, но и традиционные костюмы. Одной из первых экспедиций была поездка в Петропавловку Курагинского района.

– Меня моя ученица отправила туда, говорит: там живет моя бабушка, у нее три сестры. Они эти песни знают и все время у меня спрашивают: почему твоя училка не приезжает? – улыбается Елена Геннадьевна. – Мы с мужем, тремя детьми и этой девочкой Надей летом поехали в Петропавловку. В 1990-м. И собрались бабушки – сестры Быковы, их прадеды основали деревню, они из Пермского края были – это одно пенье. А на другой улице жили те, кто с Украины приехал. А дальше пели только казачье, Смоленщину и Витебск. Я ездила туда много раз.

Именно из Петропавловки у «Тропины» много казачьих песен в том варианте, который больше нигде не зафиксирован, хороводные и игровые песни. И, конечно же, костюмы.

– Важно петь Петропавловку, чтобы на тебе было надето петропавловское, – и знать, от каких переселенцев это взято, – рассказывает руководитель «Тропины». – И чтобы выговаривать слова правильно. Если этого не делать, то песня никому не будет принадлежать. А такого не бывает.

Елена Геннадьевна обшивает свой ансамбль сама. Ищет домотканый лен, кружево, вышивает фартуки и рукава. Читает любую вышивку, как книгу. Рассказывает, как обрадовалась, когда подарили вышивку XIX века, и она ее пустила на рукава костюма для Насти Мокиной.

– Это не должно лежать в музее, а оно ей как раз по возрасту – там розаны, – поясняет она. – Розаны в хороводе идут. Девушка взрослая может быть засватанной, думает о том, что у нее будут муж, семья и дети.

Нелинейное мышление


Настя Мокина в этом году окончила школу искусств, ей 15 – и летом она поедет в Шушенское с еще одним вокалистом ансамбля – 13-летним Сашей Пономаревым. Соревноваться они будут в одной возрастной категории, оба не в первый раз в Шушенском, Саша уже один раз был лауреатом. Оба учатся на фольклорном отделении с пяти лет.

– Я очень люблю духовные стихи, – делится Настя. – А на всех праздниках меня просят петь «Лелимье». Это качельная песня на Пасху. Когда снег сходит и ставят первые качели, нужно, чтобы парни девок качали очень высоко. Тогда лен вырастет долгий. Длиннее лен – тоньше нитка, тоньше ткань и рубаха.


– А я люблю «Орел сизый» из Балахтинского района. Орел сизокрылый, где летал-пролетывал? Я летал орел по высоким горам, – запевает Саша.

– Когда мы поем эту песню дуэтом, у меня всегда ощущение, что я на верху высокой горы – и море перед тобой, – делится после пения Елена Геннадьевна. – Здесь очень широкие распевы: на один слог поется 5-6-7-8 звуков, это лирика. Лирику всегда поют взрослые люди. А у Саши получается, значит, он взрослый. А песня сама про то, как красиво все вокруг нас. Я все думаю, а как наши предки такие тексты сочиняли? Не поэты, не композиторы.

Женское пение еще сложнее – голос выводит кружево, есть обрывы, «ики», особый интонационный рисунок. По нотам это выучить нельзя, традиция передается из уст в уста.

– Наши дети, которые поют такие песни, – штучный товар. В многоголосье надо знать, где запевать, чтобы попасть во все ноты. Если не услышишь внутренним слухом эту ноту, ты вообще ничего не споешь.
Многоголосье – один голос под другой подстраивается, – чтобы показать как, Елена Геннадьевна сцепляет пальцы в замок. – Человек, который может так петь, он и мыслит нелинейно. Его сложно сбить с толку, им сложно манипулировать. И этому учит традиционная песня наших детей.

№ 38 / 1021

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения