Олег Колпаков: «Помогать надо всем, кто воюет, а не только землякам…»

Олег Колпаков: «Помогать надо всем, кто воюет, а не только землякам…»
Помощь госпиталям – одно из новых направлений работы волонтеров «Единства», Фото: архив Олега Колпакова

Это интервью было записано, когда Олег КОЛПАКОВ, руководитель красноярской группы волонтеров «Единство», только приехал в Белгород, доставив очередную партию помощи нашим бойцам и мирным жителям российского Донбасса. Пока он был в пути, телевидение ЛНР показало сюжет о подарках к началу учебного года, которые первоклассники школы № 2 города Свердловска получили от сибиряков и благодарили за них…

– Олег, все же расскажите подробнее – что, кому и от кого было вами доставлено?

– Привезли еще не все… Самое главное, доставили «Ниву», которую передадим военным. Правда, пока мы ехали, их перевели в другое место, но это ничего не меняет – доставим в любом случае. Сборы на покупку этого автомобиля осуществляла красноярская организация «Союза православных женщин». Особо хочу отметить – наши женщины огромные молодцы. Для мужиков их поступок – хороший повод «фару врубить».

В прошлую поездку такую же машину передали нашим ребятам. Так они теперь специально приехали, чтобы встретиться, сказать, как мы их здорово выручаем, и вообще поблагодарить за поддержку. В том подразделении служит наш мобилизованный и еще один парень из Хакасии… Сейчас у нас появилось новое направление – помощь госпиталям. В частности, завозили гуманитарную помощь в военный госпиталь на Луганщине. В Белгороде мы сотрудничаем с уникальной волонтерской организацией «Солдатский привал», помогающей разным подразделениям, от Донецка и Луганска до Харьковского направления. Они работают по заявкам, приобретают то, что именно сейчас требуется. Кроме того, перед Белгородом есть военные, выполняющие свои боевые задачи, – их также надо поддерживать.

– С начала спецоперации как-то изменились потребности военных и ближнего тыла?

– Есть вещи тактического назначения, скажем, тепловизоры, которые имеют свойство ломаться, теряться при разных боевых обстоятельствах, и потому потребность в них остается. А вот сейчас появился новый запрос – резина для УАЗа. Ребята рассказали, что, когда под Бахмутом ездили, все колеса покололи. Что-то они сами покупают, но не у каждого есть возможность добраться до торговых точек – все зависит от места дислокации подразделения. Меняются запросы от госпиталей – а мы работаем с теми госпиталями, где ребята находятся временно, и потом их отправляют в госпитали других субъектов Российской Федерации. Например, очень просят спальные мешки. Мы сначала удивились – зачем они там нужны? Оказалось, что спальники хорошо подходят для транспортировки раненых. В последнее время понадобились пижамы. Иногда раненый в таком состоянии, что не может футболку надеть, а пижама просторнее, удобнее. Так что запросы время от времени меняются.

– То же самое касается мирных жителей?

– У нас связи с медицинскими и детскими учреждениями Луганщины еще с 2014 года. Когда едешь в очередной раз – как не навестить? Недавно передавали коляски в многопрофильную больницу – она гражданская, но военнослужащие там тоже проходят лечение… Здесь надо отметить, что тот же Свердловск – это уже довольно благополучный город, а вот, скажем, в районе Кременной или Рубежного местное население нуждается в помощи, дети в первую очередь. Едешь, а ребятишки стоят на перекрестках, встречают с флагами…

– Знаменитый мальчик Алеша в танковом шлеме, как оказалось, не единственный?

– Алеша – это номер один. Он ведь вышел не из-за коробки конфет или банки тушенки, а потому что понимал и чувствовал, что происходит. Его связь с военными – настоящая, без расчета на детские дивиденды. Я бы так сказал – он настоящий пацан.

– Вы общаетесь и с военными, и с гражданскими – можно ли что-то сказать об общем настроении людей?

– Много разговаривал с местными жителями городов и поселков вдали от фронта и могу сказать, что подавляющее большинство радо тому, что эти территории вошли в состав России. А, скажем, в Кременной, в Рубежном, где сравнительно недавно шли интенсивные боевые действия, было много разрушений, – там не все до конца определились с ответом, плохо это или хорошо. Те, кто раньше все для себя решил, уже выехали – кто-то на Украину, но большинство все же в Россию. Что касается военных, то среди мобилизованных разочарования я не заметил, разве что говорили об усталости, а контрактники – это профессионалы, которые изначально понимают, что к чему. Среди добровольцев есть идейные, но встречаются и с финансовой «подкладкой»… Но в целом ребята четко осознают, что они делают, для чего там находятся и насколько это важно. К тому же военные такого насмотрелись и наслушались от мирных жителей о том, что творили нацисты, что никаких сомнений в значимости СВО у них нет.

– В начале спецоперации отмечался очень высокий уровень поддержки участников спецоперации – помогали деньгами, вещами и вообще чем могли. Эта активность изменилась за полтора года?

– В Белгороде тот же вопрос я задавал в «Солдатском привале» и в ветеранской организации подразделения «Витязь» – к ним стекается гуманитарная помощь со всех регионов, и потому их деятельность позволяет судить о ситуации в целом. Так вот, сегодня присутствует некоторое разочарование деятельностью волонтеров, которые «недорабатывают». В чем? Люди просят доставить что-то своим землякам на передовой, а у тех не всегда это получается – прежде всего потому, что подразделения в условиях боевых действий перемещаются, и бывает, что попросту нет возможности передать помощь конкретным бойцам. Не все способны понять это обстоятельство, оттого и создается у них некое негативное впечатление о работе волонтеров. И у нас в крае такое наблюдается. Пока гнал «Ниву», мне позвонило человек шесть из разных районов края, спрашивали: доставлена ли помощь, которую мы собрали для наших земляков? Но если вдруг ситуация не позволит их найти, что тогда? В любом случае здесь надо что-то менять.

– Может быть, стоит объяснить, что помогать надо всем, кто воюет, а не только землякам?

– Однозначно так. Думаю, нужно перестраивать информационную политику на объединительную направленность.

– Когда бываете в Белгородской области, ощущается ли, что это почти прифронтовая территория?

– По моим ощущениям, люди там ко всему готовы. Когда возвращался, проезжал Шебекино, Таволжанку… Многие поселки попросту эвакуированы, на трассах КПП. Люди даже без разъяснений СМИ знают и понимают, что происходит. Но чтобы кто-то по этому поводу ныл или ругал власть, я не видел. Такая у них жизненная закалка. Молодцы, одним словом.

– Уже знаете, когда поедете в следующий раз и что повезете?

– Есть небольшой заказ – танкисты просили машину. Автомобиль, опять же «Нива», уже приобретен… Вообще в таких подразделениях иногда не на чем съездить по разным мелким нуждам. Мне один комбат-артиллерист рассказывал, что единственный его транспорт – КамАЗ. Поедешь на нем на передовую – ты цель номер один, а если в ларек понадобится, то столько бумаг надо, что, пока их напишешь, в другое место переведут. Машину мы ему передали. И у танкистов она будет. Не на танке же, в конце концов, до магазина добираться.

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
17 июня 2024
Погружение в историю
Дети, побывавшие в роли бойцов Красной армии и поднимавшие солдат с поля боя, никогда не поддадутся вражеской пропаганде, считают руководители
Без рубрики
15 июня 2024
Дорога к активному долголетию
Одна из основных целей национального проекта «Демография» – увеличение средней продолжительности жизни в России до 78 лет. Другая важная задача
Без рубрики
15 июня 2024
Люди в белых халатах приходят на помощь
16 июня в России отмечается День медицинского работника. В нашем крае в сфере здравоохранения трудятся около 47 тысяч человек: врачи,