Меню Поиск
USD: 77.92 -0.04
EUR: 91.31+0.00
№ 39 / 1119

Олень, но не простой

Фото Олега Кузьмина Разные есть увлечения у жителей нашего края. Кто-то рисует удивительные картины, кто-то организует музеи, чтобы сохранить историю своего поселка. А кто-то покупает стадо маралов, как, к примеру, Анатолий КОЛОДЯЖНЫЙ из поселка Невонка. Упустить возможность побывать в настоящем мараловодческом хозяйстве мы не могли.

Наскальные рисунки разных писаниц края свидетельствуют о том, что маралы живут у нас очень давно. Правда, из-за охотников и хищников их количество настолько снизилось, что пришлось занести в Красную книгу региона. Но на ферме, куда мы едва добрались – очень уж тяжелой была дорога, – маралам живется вполне спокойно. Вольер огражден металлической сеткой, на входе – большой замок.


Слева у входа – небольшая клетка. Это ловушка для медведей, которых здесь много.

Особенности местной тайги Анатолий Колодяжный за несколько десятков лет работы в Невонском лесничестве изучил досконально. И участок для фермы попросил выделить особенный: такой, который бы идеально совпадал с естественной средой обитания благородных оленей, – там, где есть мхи, лишайники. Где между деревьями протекает небольшая река.

На участке специально вырыли несколько ям: чтобы олени могли принять «грязевую ванну». Удалось даже снять видео, где маралуха с удовольствием катается по земле. Оказывается, для животных это очень важно – таким образом они избавляются от паразитов и становятся менее уязвимыми для хищника – запах становится не таким выраженным.

Мы шагаем по снегу, которого в тайге еще полно, но ни одного марала не заметно. Анатолий Николаевич нас останавливает: «Стойте здесь, я их сейчас приведу». И быстро скрывается за темной полоской деревьев.

Медленно тянется время. Напряженно всматриваемся в даль. Никого не видно. Неужели ехали так далеко, едва не перевернулись по дороге – и все зря? Конечно, маралы – дикие животные, очень осторожные и пугливые. Их не пригонишь в определенное место, как обычный домашний скот. Услышав резкий звук, они мгновенно убегают.

Проваливаясь в снег, пытаюсь подойти поближе к тому месту, где должны появиться олени.


Неожиданно слышится восхищенный крик нашего фотографа: «Идут! Они идут за ним, как собаки!» Через несколько минут вижу, как за Анатолием Николаевичем медленно движется вереница маралов.

В числе первых идет грациозный олень. Неожиданно он подходит совсем близко.
– Это их вожак! – знакомит нас Анатолий Николаевич. – Я зову его Леха.
Леха внимательно смотрит на меня. Он один из немногих, кто уже может похвастаться небольшими рогами – пока еще нежными, как будто сделанными из мягкого бархата. Скоро они начнут расти и у других самцов. А буквально через несколько недель станут большими и ветвистыми. И вот тут-то для тех, кто занимается пантоводством, важно не упустить момент: срезать, пока они не окостенели и полны лечебной силы. Полвека назад экстракт пантов благородного оленя, уникальный по своему действию на организм человека, был зарегистрирован под названием пантокрин.


Ближе к середине лета самцов будут загонять в станок – специальное устройство для удерживания маралов – и там очень быстро срезать рога. По словам Анатолия Колодяжного, самцы, конечно, на такое обижаются, но потом быстро отходят. А вот Леха – нет, не дается.

Олень подходит ко мне еще ближе, как будто совершенно не боится людей.
– Леха у нас парень контактный, – соглашается Анатолий Николаевич. – Но всякое бывает. В хирургии мне как-то два ребра сращивали. А подвела излишняя самоуверенность. Мне продали самца дикого и не предупредили. Я его только за рога – он меня и подкинул.

Мед и настойка

Маралами Колодяжный заинтересовался давно. А небольшое стадо появилось у него шесть лет назад.

И до этого с дикими животными дело имел не раз. То лосиху приведут спасенную, то медведицу…

С маралами пришлось учиться многому.


Взять хотя бы срезку пантов. Нужно уметь выбрать оптимальное время, когда рога не слишком слабые – это означает, что биологически активные вещества еще не достигли пика своей концентрации. И в то же время не опоздать – чтобы не успели окостенеть. Когда процесс окостенения завершается, марал сам сбрасывает рога. Их, кстати, тоже используют, но такой силы они уже не имеют.

Вторая проблема – медведи. Нужен забор из специальной металлической сетки. Обычную медведю ничего не стоит разорвать лапой.

На ограждение частично ушли средства гранта, который Анатолий Николаевич получил в прошлом году от министерства сельского хозяйства края.

– Денег было потрачено много, – говорит он. – Купил роторную косилку, пресс-подборщик. Сена заготавливаю очень много – вот в этом году получилось 90 тонн. В деревне если у кого весной оно заканчивается, идут ко мне.

Есть много нюансов, связанных и с ветеринарией: обычный врач может помочь домашним животным. А вот диким – не всегда.
– Появилось ружье, которое «стреляет» специальными препаратами, – рассказывает Анатолий Колодяжный. – Держу на самый крайний случай. Если вдруг что случится с маралом, поранится к примеру, он же просто так к себе не подпустит. Его надо будет обездвижить, чтобы оказать помощь.

Как же в Невонке используют панты? Для изготовления каких-то препаратов нужно специальное оборудование. И стоит оно немалых денег. Поэтому пока в поселке просто готовят настойку из пантов и пантовый мед.

Сырьем из экологически чистой местности уже заинтересовались китайцы – в восточной медицине на такую продукцию большой спрос. Тем более маралы живут не в загонах, а в естественных условиях – что только увеличивает целебные свойства сырья. Да и по внешнему виду животных видно, что своей жизнью они довольны. К людям относятся с доверием и ничего плохого от них не ждут.

Прощаясь с Анатолием Николаевичем, задаю вопрос: как все-таки ему удалось вывести к нам маралов из леса?
– Я просто взял зерно, – улыбается он. – Первым пошел Леха, ну а за ним уже все остальные. Привык я к ним очень. Почти каждый день езжу. Мне иногда даже снится сон: иду я по Красноярску, а за мной – маралы…

№ 39 / 1119

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео