«Они спасли нас от фашистов. И от нас самих И это – их вторая победа

«Они спасли нас от фашистов. И от нас самих И это – их вторая победа

Нынешний День Победы россияне будут встречать с особым настроением. И дело не в дате – она очередная. Просто события последних месяцев на Украине заставили нас не только задуматься о тревожном настоящем – угрозе неонацизма, но и вернули к прошлому – великому единению народа в борьбе с фашизмом в годы Второй мировой. Мы вдруг вспомнили о Родине, о том, как наши отцы и деды стеной встали на защиту ее независимости. И мы тоже объединились, выступили в поддержку своих, осознали, что патриотизм – не просто слово.

Наш сегодняшний гость – Анатолий Петрович САМКОВ, генерал-майор, председатель Красноярской краевой общественной организации ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов.

Мы этого ждали

Самков– Как нас понять: история новой России построена по преимуществу на отрицании всего советского. Кроме побед. Но может ли антисоветское, по сути, государство присваивать себе Победу во Второй мировой войне?

– Первое: если уж быть точным, во Второй мировой войне победили не только мы, мы победили в Великой Отечественной. Второе: общество всегда было разнородным, оно не было единым даже и в советское время, а уж в постсоветское – однозначно, поэтому говорить о каком-то явно выраженном антисоветизме не стоило бы. Если мы опираемся на официальную государственную линию в этом вопросе, тогда лучше пользоваться первоисточниками. Путин несколько лет назад сказал на одном из крупных форумов: «Крах Советского Союза – мировая катастрофа». Это позиция государства. Что касается антисоветской пропаганды – давайте будем рассматривать ее как неизбежные издержки периода распада. Когда мы точно не понимали, куда идем и зачем, но пытались убедить или успокоить себя мыслью – правильно сделали, что ушли оттуда.

Сейчас можем наблюдать на Украине очередной акт этой катастрофы. До этого были Сербия, Ливия, Сирия и так далее. Мы шкурой своей ощущаем, насколько опасен однополярный мир для мировой цивилизации. Возвращаясь к теме, если вспоминать девяностые годы – да, антисоветизм превосходил все возможные пределы, мне это известно не понаслышке, поскольку в тот период выполнял служебные обязанности руководителя краевого управления госбезопасности. Раскол общества был настолько глубок, что в День Победы происходил, можно сказать, дележ ветеранов Великой Отечественной войны: шли две колонны ветеранов, одна – вместе с губернатором-либералом, вторая – с коммунистами.

– Есть особенность 9 Мая 2014 года?

– Было бы неправильно говорить о том, что события на Украине и в Крыму кардинальным образом изменили Россию. Но обратите внимание на реакцию общества: решения крымского референдума о воссоединении с Россией были не только поддержаны руководством страны, начиная от депутатского корпуса и заканчивая президентом, но и безоговорочно восприняты обществом, в том числе и либеральной его частью. И ощутимая волна патриотизма, единства, славы русского оружия не была организованной. Люди словно ждали чего-то подобного. Победы. Георгиевская ленточка, не так давно ставшая символом патриотов России, стала знаменем крымчан и жителей Восточной Украины, и это не случайно. В ней и единство славян, и слава Российской империи, и Победа Советского Союза. Могу представить, как пройдет 9 Мая в Крыму и Севастополе. Еще одно свидетельство не только крепости духа, но и того, что мы способны побеждать не только на поле битвы, но и в политических баталиях.

– С учетом того, что хорошо вооруженные вежливые молодые люди в камуфляже оказались все же россиянами…

– Да, это была в том числе войсковая операция, очень профессионально проведенная. Можно говорить о трудностях украинской армии, хотя на самом деле там масса офицеров, служивших в Советской и Российской армии, – но не только от этого зависит успех, а еще – от отношения государства к армии, от материально-технического снабжения и главное – от миссии, которую армия выполняет. Российские войска разительно отличались своей выучкой и боевой техникой. Да, была и демонстрация силы, но и она вселяет гордость в тех людей, которые живут в России, любят Россию. И их миссия была понятной – защитить своих. Жителей Крыма.

В своем уме

– Состояние эйфории не может продолжаться долго. Скажется ли изменение настроений на вещах глубинных и реальных – в политике, экономике или даже в идеологии?

– Сейчас есть очень важный фактор, который мог бы объединить общество, невзирая на разницу убеждений, взглядов, политических позиций. Это любовь к Родине, к Отечеству, пусть несколько помпезно звучит, к ее историческим замечательным вещам. К единству красных и белых, верующих и атеистов, которое пришло в период Отечественной войны. Ведь удивительно – что бы ни говорили о войне, какие бы чудовищные фильмы ни показывали, люди смогли сохранить ценное и настоящее, что там было.

Мои отец и дядя прошли войну. Я вспоминаю их рассказы, они имеют очень мало общего с тем, как изображали войну в последние два десятилетия. Несмотря на репрессии, голод, коллективизацию, народ встал в едином порыве. Власть изменила отношение к религии – от уничижения до опоры на православие и другие конфессии. Главная идея – объединение в борьбе за свободу и независимость – стерла все противоречия. Возьмите проявление массового героизма, вне зависимости от национальности. Хотя история СССР как государства была достаточно короткой и очень трудной. Может быть, это было заложено Российской империей, поскольку СССР очень во многом ее повторил.

– Но Россия нынешняя если и повторяет что-то историческое, так в основном в виде фарса…

– Не был бы столь категоричным. Для меня показательно движение «Бессмертный полк». Дети, внуки, правнуки участников войны несут фотографии своих предков, погибших на войне. Учтите, двадцать лет людям усиленно стирали память, подсовывали привлекательную и отвратительную ложь – а они сохранили себя, сохранили память. Может быть, те, кто спас нас от фашизма в Великой Отечественной, спасли нас во второй раз. От самих себя спасли.

Свобода – то, что внутри

– Есть расхожее мнение, что мы можем быть эффективными только в условиях экстремальных – жесткий режим, внешняя угроза…

– Русских часто упрекают в рабской психологии. Но, мне кажется, все обстоит с точностью до наоборот, если не путать формальные права и внутреннюю свободу. Вот тут-то как раз, в части внутренней свободы, у русского человека проявляется шальная какая-то широта, безграничная, а это требует некой организации, может быть, более жесткой, чем для иных. Не может быть свобода беспредельной, она очень быстро переходит в анархию. Но мы же понимаем, что внешние ограничения и внутренняя свобода никак между собой не связаны. Ответственность же наша должна состоять в понимании того, что мы живем в стране, которая стояла на краю гибели. В не очень отдаленном прошлом. В данном случае это мощный воспитательный заряд. В какой форме это происходит – вопрос. Сам сталкиваюсь с тем, что патриотизм вызывает аллергию даже у людей старшего и среднего поколения. Но без этого нельзя. В конце концов, понимал или не понимал тот человек, который воевал и погибал, он отстаивал не только свою малую родину, но и Родину великую.

– Сколько сейчас в крае осталось людей, которым мы обязаны?

– В крае сейчас 3 012 ветеранов Великой Отечественной войны. И 32 тысячи тружеников тыла, тех, кто ковал Победу в тылу. Это бесценное достояние, это носители памяти и боевого духа. Особенно в условиях мирового политического кризиса, в котором мы живем. Очень важна историческая память – она должна жить. Не только для защиты нашей независимости, не дай бог, но и чтобы вынести определенные проблемы, тяготы, которые возникают объективно. И участники войны являются для нас ярким образцом – пусть был другой строй, другой режим, но был пример единения, что очень важно для сегодняшнего дня. Если сравнивать, то противоречия между красными и белыми, между верующими и атеистами были несравнимо более глубокими, чем разница между нынешними либералами и патриотами. Они смогли преодолеть эти противоречия, значит, и мы можем. Это объективно и безусловно. Никогда мы не были удобны всем. И в царское время, если помните, была своя Крымская кампания, и даже сейчас, когда либералов и антисоветчиков всех мастей в стране, казалось бы, больше, чем возможно, – впечатление такое, что Россия как бельмо на глазу у мирового сообщества.

Больше чем ошибка

– Термин «пятая колонна» входит в употребление. И с остальными четырьмя колоннами понятно. Одно непонятно – где наши и кто наши?

– Для начала надо вернуть объективную истину. И не только в учебниках истории. Долгое время мы строили страну по западным лекалам. Если заметили, словосочетание «интересы России» на долгое время просто было изъято из обращения. Мы пытались соответствовать каким-то образцам рыночности или демократии, не существующим в реальности. У нас слово «противник» исчезло из военной доктрины, до настоящего времени мы проводим «антитеррористические мероприятия», репетируя сценарии отпора агрессору. Никоим образом не называя НАТО агрессором. Между тем они на границах, на тех самых военных базах и аэродромах, которые строили русские, например, в Прибалтике.

– Историю или пишут, или творят. Мы пока переписываем, причем все время – на черновик…

– Переписывать историю не надо, но вернуться – да, возможно. Меня поражает готовность следовать любым сомнительным образцам. Когда аргументом становится фраза – «так делают в США». Мы не США, мы даже не Европа, с ее образом жизни и мыслей. И это очень хорошо на самом деле. Я это знал, когда работал в соответствующей структуре, – советники из Центрального разведывательного управления сидели едва ли не в каждом министерстве. То, что происходило у нас в начале 90-х, очень хорошо видно на примере сегодняшней Украины, когда страной по очереди и не особенно стесняясь руководят чиновники из США – директор ЦРУ, вице-президент, работники Госдепартамента.

Но сегодня в России мы видим некоторые шаги в сторону исправления подобных ошибок – хотя вряд ли это были ошибки, это был умысел на построение другой страны, идеологически однозначного предательства. И сегодня, и тогда это очень тяжело переживалось участниками войны. Ценности и идеалы были разрушены. Многие из ветеранов раньше времени ушли из жизни. Почему застрелился маршал Ахромеев, военачальник периода Великой Отечественной, остается загадкой до сих пор. Очень много было самоубийств военнослужащих – они не видели выхода из тупика, когда выполнение приказа означало нарушение присяги и наоборот. Вы знаете это время.

– Но согласитесь, Анатолий Петрович, нельзя столько времени пользоваться чужими победами, нужны свои.

– А что, у нас нет места для подвига? В крае произошла деиндустриализация. Если предположить, что вузы продолжают выпускать инженеров, – куда им сегодня податься, где наше высокотехнологичное производство? Даже попытка построить производство вызывает протесты – в связи с экологией. Хорошо, пусть. Но высокотехнологичное, наукоемкое, современное производство где? Где металлургический завод, который был частью авиастроительного комплекса? Комплекса, впрочем, тоже нет.

Если мы не обратим внимание на наше русское население с точки зрения профессионализации – будет проблема. Русский человек – не торговец, как правило, не его это. Мы не Таиланд и не Новая Гвинея, у нас другая страна, и, если человек не участвует в большом и настоящем деле, он вообще утрачивает смысл жизни. Отсюда наркомания и пьянство, депрессия мощная, гибель наших деревень. Разрушены профессиональные училища, которые сейчас только пытаются восстанавливать. Можно много говорить о патриотизме, но, если человек окончил школу или высшее учебное заведение и не находит применения, откуда этот патриотизм возьмется?

Государство должно быть экономически сильным. Надо, чтобы каждый из нас понимал, что налоги берутся от работающего населения. Возродить поколение созидателей – задача всех, и ветеранского сообщества в том числе. Но возвращение к ценностям наших героев – очень трудный путь. Здесь должна быть, мне кажется, еще большая воля президента и других руководителей.

– Но для этого нужна большая задача. Сделать невозможное. Победить того, кого невозможно победить, – как когда-то Наполеона, Гитлера.

– Если говорить о победе в социально-экономическом смысле, она немыслима без индустриализации, без возрождения промышленности всех без исключения регионов, в том числе нашего края. Об этом много говорится, но конкретного ничего не происходит, мы до сих пор не способны слезть с нефтегазовой иглы.

Место для подвига

– Сейчас у нас имеются холодная война, блокада, санкции – в общем, сложились условия вполне благоприятные для России, в которых она обычно просыпается… Мобилизуется.

– Здесь присутствует целый комплекс проблем, о которых, может быть, мне с моей колокольни рассуждать не очень уместно. Сам термин «мобилизационная экономика» подвергается критике со стороны либеральных кругов, которые резко отрицательно относятся к увеличению влияния государства в экономике. Если мы посмотрим на наши краевые предприятия, где эти «эффективные менеджеры»? Что у нас можно поставить во главу угла как заслугу менеджеров? Лесной комплекс уничтожен, машиностроение – то же самое. На комбайновом заводе произошла смена собственников и как результат – банкротство. Те предприятия, которые остаются на плаву, либо полностью государственные, либо с большой долей участия государства. Завод цветных металлов, Красмаш, электрохимический завод в Зеленогорске, «Информационные спутниковые системы» в Железногорске, радиотехнический завод. Они сохранились еще и потому, что с момента своего создания были связаны с военно-промышленным комплексом. И как их ни уничтожали, ни лишали финансирования – они единственные, кто сохранил свой потенциал, свою роль в экономике не только в регионе, но и в стране.

– Государство может и должно эффективно управлять экономикой, но не делает этого. Проблема профессиональных кадров?

– Те, кто руководит отраслями, сами должны быть не только профессионалами, но и носителями государственного мышления. К сожалению, недостаточно профессионалов во всех областях. Когда руководствуются принципом личной преданности при формировании команды – это заблуждение. Очень важно, чтобы выдвигались деятельные, инициативные люди. И армии это касается в том числе, или даже в первую очередь. Когда Министерством обороны командует налоговик, это само по себе ни в какие ворота не лезет. Да, это политическая фигура, в отличие от начальника Генштаба, но, когда его еще и окружает группа женщин-бухгалтеров, о какой армии может идти речь?

«Думай о Родине»

– Откуда у нас появился комплекс проигравших?

– Сдавать позиции можно не только на поле боя и во время каких-то конфликтов. Сдача государственных интересов началась с 80-х, с договора Горбачева по воссоединению Германии и сокращению вооружений. А дальше, во времена Ельцина, когда выводили войска в чистое поле, оставляя базы, на которых сейчас базируются войска НАТО, было предательство государственных интересов. Были постоянные уступки, и на это нечем возразить. Обама уже публично говорит – мы накажем Россию. Как будто имеет дело с третьеразрядной республикой.

– Он, собственно, и это сказал – региональная держава, проигравшая войну…

– Положим, победить СССР в войне полномасштабной было в принципе невозможно. И даже нельзя говорить о крахе коммунистической идеологии – на ее месте до сих пор ничего внятного не возникло. Нельзя же всерьез рассматривать как идеологию некоторый набор лишенных человеческой сути потребительских ценностей. Точнее, рекламных буклетов, которые казались весьма привлекательными, но ничего общего с действительностью не имели. И на осознание этого факта у нас ушло двадцать лет и неимоверное количество человеческих потерь.

Мне нравится выражение, которое сейчас подвергается остракизму: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Сегодня это тоже применимо, от мала до велика, не по возрасту, а по положению. Когда мы видим, как тот или иной чиновник не забывает себя, обрастает собственностью, нажитой неправедным трудом, – как должен себя вести в этих условиях маленький человек? Сталин и все высшие военачальники в самом начале войны своих сыновей отправили на фронт. Внуки английской королевы в Афганистане служили. И это сильнее действует, чем любые пропагандистские фильмы. Сейчас тоже есть подобные примеры, хотя, к сожалению, других больше.

Но коль скоро мы говорим в основном об истории, у России есть еще одна особенность – ее невозможно победить. И это вселяет оптимизм.

ДОСЬЕ

Анатолий Петрович САМКОВ

Генерал-майор ФСБ, генерал-лейтенант налоговой полиции,

Председатель Красноярской краевой общественной организации ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов.

Председатель Общественной палаты ветеранов Гражданской ассамблеи края.

Сопредседатель штаба регионального отделения «Общероссийского народного фронта».

С 1992 по 1999 год – начальник Управления ФСБ по Красноярскому краю. Кандидат социологических наук.

Почетный гражданин Красноярска.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
20 мая 2022
Красноярцам предлагают провести в музеях две ночи
Музейная ночь в мае растянется аж на два дня. Часть музеев Красноярска решили выступить со своими проектами уже в пятницу
Принят закон, необходимый для поддержки погорельцев
Вчера, 19 мая, состоялась сессия Законодательного собрания, где обсуждался единственный вопрос – законопроект «О мерах социальной поддержки граждан, проживавших в
20 мая 2022
Уверенной поступью
Пока бывшие европейские и заокеанские «партнеры» суетятся вокруг очередного (не помню уже, какого по счету) пакета антироссийских санкций и никак