Меню Поиск
USD: 77.08 +0.04
EUR: 91.35+0.01
№ 39 / 1119

Откуда он – сибирский характер?

Одобренный президентом России мегапроект «Енисейская Сибирь» подразумевает не только объединение экономических возможностей Красноярского края, Хакасии и Тувы. Это осознание общности и одновременно уникальности истории каждого из трех регионов, соединенных великой рекой. Кто такие сибиряки? В чем наша особенность? Как складывались наши исторические судьбы и формировался характер?


Поиск ответов на эти и множество подобных вопросов потребует не меньших усилий, чем работа над экономической составляющей проекта. Поэтому редакция НКК открывает дискуссионный клуб, в котором читатели смогут познакомиться с наиболее интересными идеями, затрагивающими гуманитарную сторону «Енисейской Сибири». Начинает дискуссию профессор, почетный работник высшего образования РФ Всеволод СЕВАСТЬЯНОВ.

Прибежище вольных людей

Для многих иностранцев Сибирь – это сказочная страна, имеющая огромные природные богатства и населенная людьми, отличающимися от жителей других российских территорий. Да мы и сами вроде бы уже привыкли, что сибиряк – это что-то особенное, значимое и звучащее гордо. Если это действительно так, то феномену сибирского характера должно быть какое-то объяснение.

Следует отметить весьма важное обстоятельство, характеризующее особенности формирования человеческого потенциала Сибири. В значительной мере он формировался неординарными людьми. Во второй половине ХVI века это были казачьи отряды, целенаправленно продвигавшиеся в неизведанные сибирские территории. Преимущественно это были добровольцы, которые шли в поисках приключений либо по призыву авторитетного атамана, а кто и с надеждой поживиться.

Но в основе своей это были люди мужественные, рисковые, считающие себя свободными сделать свой выбор жизненного пути. Отчаянные первопроходцы осваивали северные земли, основывали поселения, в том числе знаменитую Мангазею, и с севера настойчиво продвигались на юг, к будущим Туруханску и Енисейску.

Так или иначе, в земли к востоку от Урала уходили наиболее решительные, не смирившиеся с крепостничеством люди. Анализ, проведенный специальным Императорским комитетом по делам Сибири в 1760 году, показал, что сорок процентов населения Сибири составляли беглые крестьяне. И все это были люди, искавшие волю и готовые самоотверженно утверждаться в новой жизни, готовые к преодолению трудностей и познавшие значение и силу товарищества.

Сибирь сотни лет была прибежищем вольных людей из ссыльных, многие из которых навсегда оседали на этой земле. А если учесть, что освоение новых земель почти для каждого было сродни и боевому, и трудовому подвигу, то на этой основе выковывался и характер сибиряка: надежность и основательность, упорство и решительность, готовность к созидательным свершениям и преодолению любых трудностей – основные его черты.

Следует также учесть, что в Сибири никогда не было помещиков, и крестьяне, бывшие крепостные, переселившиеся в Сибирь, уже во втором, третьем поколении воспитывались как свободные люди.

Можно с уверенностью утверждать, что все эти обстоятельства и перечисленные выше черты характера формировали в каждом живущем на этой земле чувство собственного достоинства.

Именно это качество давало силу и надежность как в трудовых буднях, так и в 1941 году под Москвой. Что называется, «невместно» было солдату-сибиряку поднимать руки или бежать, когда против фашистского танка у него не было ничего, кроме трехлинейки и бутылки с «коктейлем Молотова».

Все, кто приезжал жить или работать в Сибирь и в период масштабных переселений начала ХХ века, и добровольно или в качестве репрессированных в период индустриализации тридцатых годов, в ходе Великой Отечественной войны и во времена динамичного социально-экономического развития шестидесятых – восьмидесятых годов прошлого века, вливались в атмосферу большого труда и обретали в трудовых свершениях все качества сибирского характера, становились истинными сибиряками.

И что особенно важно, свою судьбу, ее успешность и перспективу сибиряки неизменно связывали с решением масштабных государственных задач. Воля государства и глубоко осознанное участие населения сибирских территорий, а отсюда – инициатива и ответственность составляли первооснову державного строительства.

А власть в трудные минуты опиралась на эту державность, инициативность и надежность сибиряков.

Ветераны великой стройки. В центре кадра - начальник строительства Красноярской ГЭС Герой Социалистического Труда Андрей Ефимович Бочкин

Красноярский край, в известном смысле, представляется наиболее ярким представителем этой сибирской данности. И в силу огромных труднодоступных пространств, и за счет неисчислимых природных богатств, и потому, что на Красноярской земле примером высокого трудового подвига были реализованы грандиозные планы промышленного строительства. Именно на Красноярской земле формировалась история многочисленных ударных комсомольских строек, знаменитых красноярских десятилеток и в целом важнейшей для страны сибирской индустриализации.

На больших делах выросли и большие руководители. Многие годы и Енисейская губерния, и особенно в советские годы Красноярский край поставляли в руководство страны и на масштабные государственные проекты своих представителей. Да и в нынешние времена таких примеров достаточно.

«Плавильный котел» человечности

Термин «плавильный котел» применительно к формированию той или иной территориальной общности населения появился недавно. Похоже, что родиной этого термина являются Соединенные Штаты Америки, которые в середине ХХ века под влиянием социальных изменений в обществе, развивающемся масштабном процессе национально-освободительной борьбы народов обозначили новую парадигму развития, нацеленную на устранение расовых, национальных и конфессиональных противоречий в общественных отношениях внутри государства.

Однако нельзя сказать, что эта новая концепция формирования нового типа общественных отношений была в Северной Америке реализована успешно. Значительное социальное неравенство, память о жестоких формах и методах колонизации территорий Нового Света, рабовладельческая составляющая североамериканской колонизации сохранили корни глубоких межнациональных противоречий и расовых конфликтов.

В этом плане совершенно иным примером реализации государственной и общественной практики освоения новых земель и формирования общественных отношений является история Сибири. Принципиально важными в этом смысле являются соборная миссия русского народа, российского государства, традиционно сложившиеся в российском обществе нравственные идеалы и ценности, духовной скрепой которых в течение столетий являлось православие, а в ХХ веке и направленность государственного строительства в Советском Союзе.

Традиционно Российская империя, Советский Союз и ныне Российская Федерация создавали всем народам, проживающим на территории нашей страны, возможность сохранять и развивать самобытное культурное пространство и пользоваться всеми достижениями цивилизации, культивирующимися в России.

При этом на территории Сибири по мере ее освоения формировалась в силу различных причин специфическая общность, которая и несла в себе черты своеобразного «плавильного котла».

Можно условно проследить несколько этапов формирования этой сибирской общности.

Первый этап – это XVI век, когда в Сибири появились первые казачьи отряды. В основном эти «колонизаторы» были нацелены не столько на покорение местных народов и сбор ясака – дани, сколько на обживание территории, развитие земледелия и установление взаимовыгодных экономических отношений с проживающими в Сибири общностями аборигенов. Поскольку состав казачьих отрядов был исключительно мужским, формирование семейных отношений складывалось на основе межнациональных и межрасовых браков. Соответственно, возникали терпимость, взаимоуважение, то, что нынче называют модным словом «толерантность».

Следующим этапом формирования сибирского «плавильного котла» можно было бы считать период XVII–XIX веков, когда формировалось государственное обустройство Сибири, широко распространялось православие, шло образование губерний и епархий. Прирост народонаселения Сибири в этот период шел в основном за счет осужденных на каторгу, ссыльных переселенцев, беглых крестьян и служивых, направляемых по государственной надобности.

Кандалы и свобода

На большие стройки в край приезжают представители разных городов страны, но здесь они все становятся сибиряками

Начало XIX века ознаменовалось масштабной ссылкой в Сибирь каторжан. Приезжало и много переселенцев. После – восстание декабристов в 1825 году, затем поляков в середине века. К концу XIX века в Сибири стали появляться ссыльные народовольцы, анархисты, социал-демократы, в том числе и личности, ставшие впоследствии героями новой эпохи в истории России. Эти переселенческие акции существенно повлияли на демократизацию общественных отношений в Сибири.

Возможно, отдельным, третьим этапом формирования «плавильного котла» стоит определить время столыпинского переселения, в основном крестьян из центральных областей России, в том числе из Поволжья, а также из Белоруссии и Украины.

В итоге на территории Сибири сформировалась общность людей, изначально идентифицирующих себя по различным расовым, национальным, конфессиональным признакам.

Но важной особенностью Сибирской территории является то, что все эти люди не чувствовали себя здесь бόльшими хозяевами, чем другие. Специфика труда не разделяла их по национальным «квартирам». Хотя, конечно, и проявлялось в отдельных случаях, мягко говоря, сдержанное отношение старожилов к «понаехавшим» в «столыпинское переселение». В целом наличие неограниченных возможностей землепользования и большей частью доброжелательное, товарищеское отношение уже коренных сибиряков сглаживало возможную остроту отношений.

Серьезным фактором, повлиявшим на новое структурирование сибирской общности, оказалась революция 1917 года и последовавшая за ней Гражданская война. Классовые противоречия, их интернациональный характер оказались существенно выше и расовых, и национальных предпочтений. По разные стороны баррикад оказались православные и католики, славяне и представители иных народов. Этот период формирования «плавильного котла» носил ярко выраженный интернациональный характер.

Новый этап развития российской общности принес советский период.

Прежде всего это связано с такой новой цивилизационной характеристикой, как понятие «советский народ». При этом национальность как личностная характеристика не отменялась. В анкетах переписи населения 1939 года сохранилась строка о вероисповедании.

Наверное, само понятие «советский народ», обусловливающее равноправное развитие всех республик Советского Союза, не обеспечило бы заявленного единства в обществе, если бы практически все граждане СССР не были бы объединены в той или иной форме в грандиозных проектах хозяйственного и культурного строительства. Если бы не было межнационального объединения и мощнейшей концентрации физических и духовных сил в Великой Отечественной войне и послевоенных усилиях по восстановлению разрушенного народного хозяйства.

А как органично развивается в сибирском «плавильном котле» культурное многообразие! Наряду с исторически сложившимися традиционными русскими и российскими культурными ценностями, привнесенными в Сибирь на различных этапах ее цивилизационного развития, всемерно развивалась культурная самобытность народов, издавна проживающих на этой территории. Одновременное сохранение и взаимопроникновение различных культур как бы дополнительно формировало духовный облик сибиряка и его смысловое восприятие великого слова «Родина».

Представляется, что Сибирь и сибиряки вследствие всей своей предшествующей истории оказались вполне подготовленными и к тяжелым испытаниям, и тем свершениям в области индустриализации, в агропромышленном секторе и масштабном культурном строительстве, которые осилили в послевоенные годы, особенно в период знаменитых красноярских десятилеток.

На ударные комсомольские стройки в Красноярском крае: Красноярскую и Саяно-Шушенскую ГЭС, Красноярский и Саянский алюминиевые заводы, знаменитый КАТЭК, железные дороги Абакан – Тайшет и Ачинск – Абалаково – и другие значимые для страны объекты приезжали тысячи молодых людей со всего Советского Союза. Они были представителями народов самых разных национальностей, но каждый становился здесь сибиряком. Сибирский «плавильный котел» объединил их всех на созидании крупнейших, мировой известности промышленных объектов. И сопричастность к великим делам поднимала каждого в собственных глазах, создавала ощущение внутренней гордости за эту сопричастность.

Вот такая она – наша великая стройплощадка Сибирь, и такие на ней формируются люди. Исторический опыт Сибири в области трудовых свершений, в сфере развития коллективного человеческого творческого потенциала, в формировании товарищеских солидарности и взаимодействия, может быть, и является одним из самых значимых организационных, духовных и нравственных достижений современной цивилизации.

Нам, живущим в современном мире, можно по праву гордиться нашей сибирской историей, создателем которой был русский народ, объединивший многие другие народы в созидательном строительстве нашей величественной Сибири. Гордиться и, главное, соответствовать.

№ 39 / 1119

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео