Пантовый бизнес Здесь марал – не объект охоты

Пантовый бизнес Здесь марал – не объект охоты

Мараловодческое хозяйство Владимира Казанцева располагается на задворках села Большое Озеро Шарыповского муниципального округа. Ухабистая дорога и в хорошую-то погоду раскачивает машины, можно представить, что творится здесь в непогоду! Но предприниматель эти подъездные пути считает преимуществом места: меньше нежданных посетителей.

На пенсии стал предпринимателем

Владимир Казанцев в прошлом военный, но с сельскохозяйственным образованием. Говорит, даже наукой занимался. Три года отучился в аспирантуре Красноярского сельхозинститута. Сейчас эти знания ему помогают в деле.

Владимир Казанцев в прошлом военный, но с сельскохозяйственным образованием. Даже наукой занимался. Три года учился в аспирантуре Красноярского сельхозинститута. Сейчас эти знания ему помогают в деле

 

– Маралов завел, когда на пенсию ушел. 17 лет назад, – рассказывает индивидуальный предприниматель. – Я всю жизнь охотой занимался, это мое хобби. А теперь развожу.

Начинал Владимир Николаевич с десятка маралов. Когда решил маралятник открыть, государство выдало ему субсидию. На эти деньги и приобрел он первую дюжину голов в Краснотуранском районе. Там питомник известный, племенной. Сейчас в загоне пасутся 84 марала, 20 из них новорожденные, появившиеся в этом году. Есть у Казанцева лошади, 24 закарпатских кабана и три северных оленя. Их, говорит предприниматель, он для экзотики приобрел у эвенков.

Маралы живут в загоне. Рядом с лесом отгорожено 30 га земли. Здесь они пасутся, здесь их подкармливает работник индивидуального предприятия. Когда он выходит на поле с мешком сена, маралы сбегаются к нему, как к родной матери.

– А меня боятся, – сетует Владимир Казанцев. – Я в загон захожу, чтобы забить или отстрелить тех, кто в выбраковку попал (из-за возраста. – НКК). Они это уже знают.

Раньше держал Казанцев еще и несколько лосей. Те как раз вольно ходили по окрестностям – в лесу жили. Но как-то раз зашли в деревню, их там забили местные жители. С тех пор охота разводить лосей у предпринимателя пропала.

Целебный продукт

Маралы с опаской смотрят на приезжих гостей, вываливших из автобуса. Некоторые осмеливаются подойти поближе, увидев в руках людей морковку, но лишь стоит человеку пошевелиться – уносятся на середину своего загона, на безопасное расстояние.

Только одна молодая маралуха остается на месте. За лакомство животное разрешает себя погладить по жесткой шерсти и потрепать чуть намечающиеся рожки. Впрочем, у самочек рога не вырастают. Костяные шишки на голове так и останутся недоразвитыми бугорками. Обладатели красивых ветвистых рогов – самцы. Они главное достояние маралятника. Ведь держат в неволе этих статных красавцев из-за пантов, которые обладают целебными свойствами.

– Марал считается сельскохозяйственным животным, – поясняет Владимир Казанцев. – Но в отличие от коров и свиней его не забивают каждый год. Он дает продукцию несколько лет, приносит прибыль.

В марте маралы сбрасывают рога, и за два месяца у них вырастают новые. Весной растут особенно быстро: по два миллиметра в сутки. Вот эти свежие панты и идут в дело. Предприниматель дожидается, пока начинают ответвляться четвертый и пятый отростки, и срезает.

Все делается, естественно, с обезболиванием. Животное получает укол анестезии, и только после этого предприниматели начинают работать пилой. Срезы тут же обрабатывают специальным составом, чтобы не было заражения. И уже через пару часов марал пасется как ни в чем не бывало. Только уже с легкой головой. Рогов-то нет!

«Варенье» из рогов

Нынче Казанцев 70 кг пантов собрал. Продает их на Алтай. Это Мекка пантозаготовителей. Здесь о целебных свойствах рогов знали еще до нашей эры, а выращивать маралов в неволе для получения пантов начали в конце XIX века.

Но продается уже готовый продукт – вываренный и высушенный по специальной технологии.

Есть у Казанцева и пантоварка, и сушилка для рогов. На вид – обычные металлические чаны. Да и смысл не в том, как выглядит бочка, в которой варятся рога, важно умение выдержать температурный и временной режим обработки. Нарушишь хоть на градус – панты уйдут в брак. Купят и такие, но практически за бесценок.

Молодые олешки маленькие рога дают, особи постарше имеют панты до шести килограммов.

Самый популярный продукт, изготовленный из рогов маралов, – пантокрин. Казанцев тоже умеет его готовить. Только что срезанные рожки заливает спиртовым раствором и настаивает. Сам принимает и людям советует. Говорит, это «варенье» иммунитет укрепляет, улучшает общее самочувствие человека.

Владимир Николаевич все целебные свойства пантов на себе испытывает. Например, принимает пантовые ванны. Нередко к нему в маралятник друзья приезжают здоровье поправить, искупаться в целебном растворе. Но широко эту услугу предприниматель не рекламирует. Инфраструктуры нет. Да и размах не тот.

– Чтобы организовать пантовые ванны, необходимо иметь большое поголовье маралов – не менее 200, – поясняет предприниматель. – А мне территория не позволяет много держать. Для вольного выпаса необходимо на каждую голову 1,5 гектара земли и подкармливать, чтобы не голодали.

Пока у Владимира Николаевича другие планы. Распахал покосы, решил эспарцет посадить. Предприниматель ко всему прочему еще и пчеловод. А это растение для медосбора очень хорошее.

 

Более 2 тысяч благородных оленей

По данным министерства сельского хозяйства и торговли Красноярского края, в нашем регионе зарегистрировано четыре мараловодческих хозяйства, в которых содержится 2 098 маралов. В том числе 181 голова в крестьянско-фермерских предприятиях. Остальные в сельскохозяйственных организациях.

За 2020 год в этих хозяйствах произведено 1 679 кг сырых пантов и 323 кг консервированных (в 2019 году – 1 534 кг сырых и 284 кг консервированных).

Племенная база мараловодства края находится в ООО «Русь», что в Краснотуранском районе. Это племенной репродуктор по разведению маралов алтае-саянской породы, зарегистрированный в государственном племенном регистре.

В начале 2021 года численность общего поголовья маралов в ООО «Русь» составляла 1 250 голов: маралух – 638 голов, рогачей – 295.

Во время пандемии коронавируса продажи племенных маралов в Краснотуранском хозяйстве снизились. Если в 2018 году здесь было реализовано 60 голов молодняка, то в 2020 году – 22 головы.

Из плюсов: племенное мараловодческое хозяйство получает государственную поддержку. С 2018 года предприятие имеет компенсацию части затрат на содержание маточного поголовья – в среднем 2 млн 600 тысяч рублей, 1 миллион рублей в год на компенсацию части затрат на содержание племенных маралов-рогачей. А в 2019–2020 годах хозяйству компенсировали часть затрат на разработку проектной документации животноводческих объектов для содержания маралов – 4,2 млн рублей.

Фото Олега КУЗЬМИНА

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

17 января 2022
Сохраним ли историческое и культурное наследие?
Старинный храм в Козульском районе внесли в приоритетный перечень объектов, которым требуется реставрация. Обретет ли он прежний вид – станет
16 января 2022
Новый год – новые правила
Сядут за рецидив С 10 января вступили в силу поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы об ужесточении ответственности для лихачей,
15 января 2022
Белые пятна ждут законодательных поправок
По требованию прокуратуры Ирбейского района суд приостановил рубку деревьев на земельном участке сельскохозяйственного назначения. Привлечь предпринимателя удалось за несоблюдение требований