Меню Поиск
USD: 62.94 +0.13
EUR: 70.55-0.12
№ 48 / 1128

Первый рассказ Астафьева

В Игарку Виктор Петрович попал, будучи ребенком. В 1935 году его привез сюда отец. Отношения с мачехой не сложились, старший Астафьев вечно где-то пропадал. Витя начал сбегать из дома, бродяжничать, воровать. Жил в развалившемся сарае, спал на собачьих шкурах, варил картошку в ведре. До тех пор, пока неравнодушные люди не определили мальчика в детдом.


Первым, кто раскрыл его писательский талант, был преподаватель литературы, а впоследствии известный красноярский поэт Игнатий Рождественский. После каникул дети писали сочинение на классическую тему «Как я провел лето». Витя поведал о том, как пошел в лес, побежал за глухарем, заблудился, но все же вышел из тайги. Вверху аккуратно вывел название: «Жив».

И уже позже, став писателем, достал с полки заветную тетрадь, переработал. Так получился замечательный рассказ «Васюткино озеро» – по сути, первый вышедший из-под руки классика.

Сюда он потом возвращался очень часто. Последний раз – в 1999 году. Уже больной, в сопровождении врача.


А сейчас 1 мая каждого года все игарчане отмечают день его рождения. В школе № 1, которая носит имя писателя, проводятся памятные уроки. На фасаде здания напротив создан барельеф Астафьева из местных игарских камней. Автор – художник Евгений Каунченко.
– Игарские дети – это какая-то особая статья, – вспоминал Виктор Петрович. – Сам город был особая статья, поскольку Игарка была единственным городом за полярным кругом. Более веселого города, более бурного, драчливого я не знал. Всякое ребячье творчество должно было найти ход. И тогда стали издаваться в школах рукописные журналы.
Эти журналы до сих пор хранятся в фондах местного музея, а их квинтэссенцией стала книга, о которой мы сейчас расскажем.

Мы из Игарки


Ее переиздавали пять раз. О ней, в свою очередь, слагали повести и снимали документальные фильмы. В 1939 году на международной выставке в Нью-Йорке она была признана одним из лучших детских изданий. Легендарный томик «Мы из Игарки», авторы которого – школьники далекого заполярного города.

В 1935 году дети отправили письмо Максиму Горькому с просьбой дать совет: как им написать о своей жизни? Мастер болел, лечился в Крыму, но ответил. Набросал примерный план книги. И ребята взялись за перья.


В создании эпохального труда («Мы из Игарки» – действительно яркое, непосредственное свидетельство той эпохи) участвовали две тысячи школьников! Большинство из семей спецпереселенцев. Писали обо всем, что видели и о чем думали. В том числе, по наивности, о собственных тяготах, семейных трагедиях, голоде.

Пройти строгую цензуру (а она, разумеется, была) такие сочинения не могли. И в итоговый сборник вошли только 114 рассказов. Редактировал книгу Самуил Маршак. Помощь в ее издании оказал французский писатель Ромен Роллан. И – мировой фурор, о котором шла речь выше.

По-разному сложились судьбы авторов книжки. В них, как и в коротких рассказах, отразилась жизнь всей огромной страны. 13 ушли на фронт и не вернулись. Другие стали известными художниками, учеными, журналистами, врачами, учителями, конструкторами, экономистами.

А Гоша Антипов, повзрослев, написал чудесную фантастическую повесть «Ортис – десятая планета». В детстве я ее перечитывал бесчисленное количество раз…

Прошли годы, десятилетия. Было несколько попыток сделать продолжение – как правило, в канун юбилея издания. В 1999 году одна из них увенчалась успехом – вышла небольшая книжка «Я тоже из Игарки». Мне ее подарили. И, пожалуй, это был лучший подарок, который я увез из Заполярья.
«С чего начинается моя Игарка? Конечно же, с весеннего пробуждения реки. Я не знаю ни одного из моих друзей, кто бы стремглав не несся к Енисею во время ледохода. Кажется, на льдинах собраны все холодные оттенки: от грозных серых и до безобидных голубых. Все звенит, поет, журчит, радуется и сияет. И этот глухой северный край наполняется кипучей жизнью. Когда идет лед, то нет никого счастливее нас – молодых игарчан. Подрастая, мы понимаем и ощущаем, что Енисей для Игарки – это смысл ее жизни, ее спасение и ее надежды. Черкасова Алена».

Покорители Арктики


В Игарке находится необычный памятник, который вы вряд ли где еще увидите. На постаменте застыл прославленный самолет Ли-2 – последняя машина этого типа в Игарском авиаотряде. Рабочая лошадка летчиков полярной авиации, которая исправно служила до конца 70-х годов прошлого века по направлению Игарка – Диксон – мыс Косистый. Неприхотливая, надежная, она могла садиться и на грунт, и на снег, и на воду. Экипаж – пять человек.


А первой на игарскую протоку приводнилась летающая лодка «Дорнье-Валь». Ее пилотировал Борис Чухновский, известный полярный летчик. Было это в сентябре 1929 года. Так Игарка стала единственной воздушной гаванью для базирования авиагрупп созданного управления полярной авиации Главсевморпути. Именно тогда, с Енисейской авиалинии, которая прошла над енисейским меридианом от Красноярска к Игарке и далее к Северному Ледовитому океану, началась полярная авиация страны.

В Игарке базировались пилоты – Герои Советского Союза и орденоносцы Василий Молоков, Михаил Водопьянов, Ян Липп, Эндель Пусэп, Сергей Фрутецкий. Сейчас их именами названы улицы городов Красноярья. А в августе 1977 года игарские летчики на самолетах Ил-14 провели ледовую разведку для атомного ледокола «Арктика», впервые достигшего Северного полюса. За проявленное мастерство, мужество и отвагу 24 работника игарского отряда были награждены правительственными наградами.

Сибирский святой


В Туруханске находится жемчужина церковного зодчества Крайнего Севера – церковь Свято-Троицкого мужского монастыря, основанного в 1660 году иеромонахом Тихоном по указу царя Алексея Михайловича. В 1670 году сюда были перевезены из Мангазеи останки первого сибирского святого – Василия Мангазейского. До сих пор паломники приезжают поклониться его мощам. И хотя в 30-х годах прошлого века верхние ярусы здания были разобраны, сейчас это действующий храм православной общины Туруханска и возрожденного монастыря.


Фотографии Олега Кузьмина

№ 48 / 1128

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео