По этапу истории Красноярский край в период сталинских репрессий

По этапу истории Красноярский край в период сталинских репрессий

Это самая черная страница истории нашего региона. Как, впрочем, и многих других. Но перевернуть, не читая, ее невозможно. Потому что она про наших родных и близких.

«И хорошо, что не знаете»

В 1990 году я познакомился с Николаем Николаевичем – фамилию, к величайшему стыду, забыл. Помню, что какая-то очень простая. Мне было двадцать два, ему – восемьдесят. Он родился на колесном пароходе, который шел в Минусинск, и вся его жизнь была связана с енисейскими судами. Николай Николаевич был подвижен, щеголеват, курил одну за одной, жаловался на работу общественного транспорта… И регулярно приходил на остров Отдыха проведать пароход «Красноярский рабочий», который в 39 году пригнал по Севморпути с верфи Гданьска, уже ставшего к тому времени Данцигом («Эта штука еще сто лет отходила бы. Все заклепки целые. Сам проверял»).

Кроме того, Николай Николаевич бегал по редакциям в надежде опубликовать свой проект подъема субмарины «Комсомолец», разработанный после его выхода на пенсию. За этим и пришел к нам. Проект редактора не впечатлил – чертежи да цифры. Редактор сказал: «Пусть лучше как ветеран речного флота расскажет что-нибудь интересное. Спроси, какие у него самые яркие воспоминания?» Услышав про «самое яркое», Николай Николаевич подвел меня к окну:

– Вот – тюрьма. А вот – начало Копыловского моста. Когда я был студентом, от сих до сих стояла очередь из женщин.

На мой вопрос: «Зачем стояла?» он чуть не подпрыгнул от изумления.

– Как зачем? С передачками! Забирали же людей каждый день! Хотя… откуда вам знать. И хорошо, что не знаете.

Большой террор

До войны, начиная с 1935 года, Красноярским краем руководили три первых секретаря: Акулинушкин Павел Дмитриевич, Соболев Сергей Михайлович и Кулаков Павел Христофорович. Каждый пробыл на своем посту год – от ровного счета отделяют какие-то недели. О Кулакове известно мало. Акулинушкин, бывший заместитель наркома земледелия, был расстрелян в октябре 1938 года. Та же участь постигла и председателя крайисполкома Иосифа Ивановича Рещикова – его казнили на год раньше. Соболев, член ВКП(б) с 1918-го, работавший в Баку и Ленинграде, 21 июля 1937 год назначен первым секретарем Красноярского крайкома. Через год возглавил Дальневосточный край. В октябре 1938-го этот субъект Федерации ликвидировали, в связи с чем через четыре месяца был ликвидирован и сам Сергей Михайлович.

3.jpgНесмотря на свои должности, эти люди были песчинками, унесенными Большим террором. Сам террор становится хоть как-то понятен только в том случае, если рассматривать его как продолжение гражданской войны, когда одна часть общества стремится подавить или уничтожить другую. Начиная с лета 1937 года в Красноярский край спускаются разнарядки из Москвы с лимитами на расстрел. Вот цифры. Июль – 750 человек, ноябрь (после личной телеграммы Сталина и Молотова) – 6600, январь 38-го – 1500, апрель – 3000. Судебная система не справлялась с планами – учредили быстродействующие тройки, потом двойки.

Большевики не привнесли в технологию террора ничего нового, и при циничном подходе как-то можно понять, ради чего в нашем крае (как и по всей стране) десятками и сотнями «вычищались» остатки царских времен – священники, «старые» интеллигенты. Можно обосновать – как своеобразную «ротацию кадров» – и уничтожение самой большевистской «старой гвардии». Но зачем расстреляли почти весь оркестр Красноярского драмтеатра? Для какой надобности уничтожали речников, от начальников до бакенщиков («Причалит пароход, сойдет капитан на берег – и нет капитана, – рассказывал Николай Николаевич. – Дошло до того, что начальником пароходства стал студент третьего курса, филолог, кажется…»), когда начиналось промышленное освоение Севера? Зачем убивали профессоров лесотехнического института, единственного технического вуза в крае, железнодорожников, инженеров (на одном только «Красвагонмаше» репрессировали более ста человек, директора расстреляли) в стране, которая провозгласила стремительную индустриализацию?

А незадолго до войны под «высшую меру» попало большинство военных врачей Красноярска…

Позже все это назовут «некоторыми перегибами» и расстреляют тех, кто «перегнул», но к разгадке тайны Большого террора это ничего не прибавит. Смысл его, видимо, только один – страх. Назвать точную цифру убитых тоже не представляется возможным – вероятно, счет идет на десятки тысяч. По статистике «Мемориала» за 15 месяцев с августа 1937-го по ноябрь 1938 года только тройкой УНКВД был осужден к лагерям или расстрелу каждый сотый житель края.

Первый по ссыльным

Вместе с тем край и при Советах сохранял свою «ссыльно-каторжную» репутацию. Еще до начала «чисток» регион занимал третье место в СССР по числу ссыльных. Репрессии, как во времена декабристов, обогащали периферию высокими умами. Помимо их воли, конечно. Однако со временем эти трагические страницы обернутся во славу Сибири. В Енисейске отбывал ссылку Густав Шпет, философ, создатель и первый директор Института научной философии. Его расстреляли в 37-м в Томске, где уже много лет проходят «шпетовские чтения». Николай Эрдман –автор сценариев к кинофильмам «Веселые ребята», «Волга-Волга», классических пьес «Мандат» и «Самоубийца». Архиепископ Лука – святитель и великий врач – был сослан в край дважды. Разумеется, это лишь ничтожная часть перечня…

Однако к середине 30-х, с началом индустриализации, задачей номер один стала разработка природных богатств региона. К тому времени на Соловецких островах уже была опробована «технология» применения труда заключенных в строительстве объектов промышленности. Одновременно с образованием края учреждается сеть лагерей, первым из них становится Норильлаг.

Показательная биография

О том, что на Севере есть богатые залежи полиметаллических руд и угля, было известно еще в XIX веке. Особую роль в разведке месторождений сыграли Александр Александрович Сотников и Николай Николаевич Урванцев – последний по недоброй иронии судьбы будет осужден на 10 лет и окажется в тех местах.

Среди заключенных было много инженеров высшей квалификации. Когда Матвеев, первый начальник Норильлага был отстранен от должности и расстрелян, стройку возглавил Авраамий Завенягин (о нем мы писали в прошлом номере «Енисейских верст»). Он снял почти всех ученых и инженеров с общих работ (на них долго не жили), создал им более-менее приемлемые условия. Во многом благодаря этому комбинат был построен.

По той же схеме «шарашек» было построено другое, знаковое для края предприятие – аффинажный завод. Постановление о его строительстве в Красноярске приняли в апреле 1939-го. Норильские концентраты не имели аналогов в мировом производстве, и получение из них металлов платиновой группы требовало разработки принципиально новых технологий. Поэтому в ИТЛ при заводе с разных «островов» ГУЛАГа начали этапировать лучших инженеров, ученых. Здесь работали Иван Башилов, патриарх отечественной металлургии редких и платиновых металлов, один из основателей радиевой и редкоземельной промышленности СССР, профессор Ленинградского университета Рудольф Мюллер, Сергей Анисимов, профессор Томского университета, создатель заводской лаборатории Константин Белоглазов, получивший в начале 1943 года первую партию продукции завода – слитки платины и палладия…

По данным 1951 года, всего через «аффинажный» лагерь прошло более 1800 человек. Размах, конечно, не норильский, то суть та же.

Все иное

Борис Александрович Растоскуев, первый директор Красноярской ГЭС, рассказал в мемуарах, как в середине 50-х пробивал через Госплан проект строительства каскада электростанций в Киргизии. Чиновники упорно задавали один вопрос: «Где разместится лагпункт, где помещения для охраны?» Они не могли взять в толк, что строить будут свободные люди – с зарплатой, квартирами и без конвоя – поскольку черная страница истории перевернута.

Алексей Меньщиков, историк

33.jpgИ ведомства, и прокуратура, и НКВД работали под руководством коммунистической партии. Иногда в запале или желании выслужиться партийное руководство брало «встречные планы». Руководитель крайкома партии Акулинушкин получил из ЦК разнарядку на количество тех, кого необходимо репрессировать по первой и второй категории. Первая категория – расстрел. План – 3000 человек. Что сделал Акулинушкин? Боясь, что его обвинят в недостаточной рьяности, попросил Сталина увеличить в два раза количество обвиненных. План ему утвердили, но через два месяца самого расстреляли.

Второй пример. В 1938 году край попал в сводку: комиссия партийного контроля обнаружила перегибы по части кадровых чисток. Прославился первый секретарь одного из районов – включил всех, кого знал в районе, в тетрадку на четыре графы: враг, вражок, вражонок, вражище. Получилось, все враги, только в разной категории. В результате расследования этого перегиба из 60 членов крайкома были расстреляны 24 человека.

Новое руководство этим край больше не прославляло. Формат управления оставался тот же: партия, бюро крайкома, бюро горкома. Партия была организатором всех побед и всех поражений.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Без рубрики
24 мая 2022
В федеральном тренде
Региональный центр спортивных сооружений (РЦСС) во второй раз  стал лауреатом ежегодной всероссийской премии «SportsFacilities» в номинации «Лучшая управляющая компания». Престижная
Красноярский симфонический берет разгон
Красноярский академический симфонический оркестр сегодня знают во всем мире. Он приобрел известность, новое качество звучания, мобильность, на его концертах неизменный
24 мая 2022
Медицина: возвращение к планам и графикам
На днях в режиме видеоконференции состоялся разговор министра здравоохранения края Бориса НЕМИКА с представителями муниципальных СМИ. Министр ответил на множество