По заветам Джека Лондона

По заветам Джека Лондона
Фото из архивов государственного заповедника «Таймырский». Владимир Эйснер в национальном баварском костюме на вручении медали А. П. Чехова в Москве

Русско-немецкому писателю Владимиру Эйснеру снится Таймыр.

Посмотрите на рейтинги книжного рынка, и вы увидите, что сегодня, если говорить о массовой, самой продаваемой литературе, правит бал та, которая совершенно оторвана от реальной земной жизни. Так называемый фикшн. То есть выдумка, миф. Жанры могут называться по-разному: «антиутопия», «мистика», «постапокалипсис», книги про «попаданцев», и прочее, прости господи, «фэнтези» в крикливых обложках. Нет, это не старая добрая фантастика – Беляев, Лем, Ефремов… Это легкое развлекательное чтиво на потребу публике.

И когда на фоне этого литературного смога вдруг вспыхивает яркой звездой настоящий Писатель, который пишет о живом, человеческом, понятном, да еще хорошим языком, без модных сюжетных выкрутасов, искренне радуешься за русскую литературу: не все потеряно.

Такого автора я открыл для себя лет десять назад, когда сам мотался по северам: Владимир Эйснер. И внимательно слежу за его творчеством. Наш край для него не чужой, писатель долгое время жил и работал на Таймыре. Русский немец, или… немецкий русский, как угодно. Пишет по-русски, живет в Германии. «От корней никуда не денешься. Вся родня уже здесь. Нас, Эйснеров, отпрысков большой семьи (племянников, внуков, братьев, сестер), в Фатерлянде 285! Но в Россию тянет всегда. И Север снится…» – признавался писатель.

Так получилось, что сперва мы познакомились с ним вживую в Красноярске, когда он летел из Германии на Таймыр. Пообщались на бегу о том о сем… А уже потом я прочитал его произведения. Взял с собой в экспедицию сборник норильских писателей, где были три-четыре рассказа Эйснера. И проглотил их за ночь в балке при свете фонарика. Непередаваемое ощущение: читать о тундре – в тундре. Потом, на материке, прочитал у него все, что есть в интернете. Это настоящая литература.

Родился Владимир Иванович Эйснер в 1947 году в Омской области в семье немцев, сосланных в Сибирь из Поволжья. Был седьмым ребенком в семье, а всего их у родителей было десять. Окончив педучилище и год отработав в школе, удрал, как сам признается, на Север. Работал грузчиком в порту Диксон, техником-радиометристом на мысе Челюскин, был профессиональным охотником. Вернулся на юга, окончил Пятигорский пединститут, факультет иностранных языков – испанский и английский. Но «северный магнит» снова его достал. Через 12 лет опять рванул в Заполярье, уже надолго. У него за плечами 25 лет северных скитаний и богатейшая биография: метеоролог, охотник, рыбак, сотрудник заповедника «Таймырский». Шхеры Минина, Диксон, уединенные острова, тундра… По полгода жил на «точках» в полном одиночестве, не считая белых медведей, которым он плескал в морду соляркой, чтобы отогнать. (Стрелять было жалко, да и никаких патронов бы не хватило.) Участвовал в спортивных походах к Северному полюсу, в экспедициях по поиску ископаемых мамонтов на Таймыре и Новосибирских островах… Бывал в таких переделках, что не раз мог погибнуть, замерзнуть, пропасть… Спасали вера в Бога, сила воли и природное жизнелюбие.

Эйснер пишет о том, что пережил, что видел и чувствовал, о чем думал, его проза искренна и правдива. Она восходит к лучшим образцам литературы о Севере – Джеймс Кервуд, Джек Лондон, Олег Куваев… С огромной любовью пишет он о Таймыре, Арктике, о малых народах Севера, о рыбаках, охотниках, геологах. Герои его повестей и рассказов – не только люди, но также суровая и величественная природа, звери и птицы, горы, озера, тундра… А как замечательно выписан у него образ полярной ивы в одном из рассказов

Проза Эйснера повествовательная, «сюжетная»… Но это не значит «что вижу, то пою». При всей своей повествовательности она наполнена глубокими смыслами и жизненной философией: кто ты на этой земле и зачем? В лучших его произведениях – осмысление себя, Бога, Вселенной, предназначения всех существ на Земле. Эйснер пишет о том, что все в этом мире связано и ничего не случайно.

«С каждой избою и тучею, с громом, готовым упасть, чувствую самую жгучую, самую смертную связь». Писатель очень любит эти строки большого русского поэта Николая Рубцова. Потому что они – про него. Связь немца Эйснера с русской природой, с землей и людьми, на ней живущими, осязаема. Его герои понятны и близки читателю. С большой теплотой написан образ Солонго, дочери пастуха, в повести «Не уходи, Солонго!» – чистой долганской девушки, которая любила Тютчева. Великолепен немец-ветеран из рассказа «Охота на карибу». Глубокая вещь. Ком подкатывает к горлу, когда читаешь рассказ «Белые, белые аисты» – об охотнике и его юной дочери, совершившей большую ошибку…

Владимир Эйснер – лауреат нескольких литературных премий, в том числе конкурса имени долганской поэтессы Огдо Аксеновой, имени Юрия Рытхэу, «Золотое перо Руси – 2008».

Печатается в России, Германии, Канаде, на Украине – в журналах, газетах, сборниках: рассказы, повести, эссе, заметки, публицистика. Вышло и несколько бумажных книг на русском и немецком. В интернете произведения Эйснера доступны всем. Вот несколько ссылок. Читайте, вам понравится.

 

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

22 января 2022
Пекин-2022. Красноярский легион – уже 17
Легион красноярцев в олимпийской сборной ОКР увеличился до 17 человек. Это стало ясно после того, как свой состав объявила Федерация
22 января 2022
Большой перерасчет
Как известно, индексация пенсий в стране происходит ежегодно. А ее размер всегда оказывается не ниже уровня инфляции предыдущего года. Исключением
21 января 2022
Пекин-2022: 13 пишем, 6 в уме
Еще две представительницы Красноярского края попали в состав команды ОКР, которая выступит в Пекине-2022. Федерация сноуборда России назвала 14 олимпийцев,