Почему умирают заводы Жажда наживы или неумение управлять?

Почему умирают заводы Жажда наживы или неумение управлять?

Когда-то весь наш 1 «А», да что там – вся школа, весь город и край (подозреваю, что школьники соседних регионов тоже) выводили свои первые каракули в тетрадках с надписью на обороте: «Красноярский целлюлозно-бумажный комбинат». Они издавались миллионами экземпляров. Сейчас внучка чертит что-то в тетрадях, сделанных в Беларуси, Москве, Калуге. Прямо скажем, не самые лесные края. А Енисейский ЦБК тем временем находится в состоянии перманентного банкротства.

Пятое колесо в телеге

Енисейский ЦБК, входящий в группу компаний «Базовый элемент», этой самой группой только за последние три года банкротился дважды. Первый раз – в 2010-м, с громким резонансом в обществе и СМИ. Возможно, в какой-то части это и помогло. Активно вмешалось краевое правительство, предприятие полностью очистили от всех долгов, и ЦБК начал работать фактически с нуля.

Спустя три года гром грянул снова – комбинат частично обесточили и остановили. Люди (за исключением двухсот человек, которые не дают «огню» потухнуть совсем) отправлены по домам. Впрочем, «грянул» – сильно сказано. На этот раз все происходит спокойно и незаметно. Привыкаем?

Правительство края создало рабочую группу под председательством и. о. заместителя губернатора края Андрея Гнездилова. В ней участвует и представитель собственника – того самого «Базового элемента». На заседаниях он рассказывает о запуске на комбинате некоего проекта по выпуску уже иной продукции (не гофрированной бумаги, как сейчас), но тоже связанной с лесопереработкой. Говорит о переговорах с финнами насчет модернизации оборудования. Интерес к площадке проявляют и краевые инвесторы, которые, похоже, намерены сохранить профиль предприятия. Вот только сами работники ЦБК этим обещаниям уже не верят. Устали.

Настроение у людей, которые отдали родному предприятию не один десяток лет, подавленное, – вздыхает Валентина Федосеенко, председатель первичной профсоюзной организации комбината. – Представители собственника рисуют нам перспективы и проекты по варке целлюлозы. Но в это уже верится с трудом. Скорее всего, ЦБК в том виде, как он проектировался и задумывался, не будет существовать никогда.

Слабое утешение – приказ о сокращении персонала пока не запущен, но всем желающим уже предлагают увольняться с выплатой всех долгов по зарплате. В индивидуальном порядке с работниками ведется беседа – у специалистов-производственников берут контакты, чтобы в случае необходимости можно было сразу пригласить их обратно.

Почему такое случилось с предприятием, продукция которого, между прочим, до сих пор востребована на рынке?

– Одна из основных причин заключается в том, что для собственника ЦБК – непрофильный актив, не самый важный бизнес в общей структуре, – поясняет Олег Исянов, председатель Федерации профсоюзов Красноярского края. – Если для региона это предприятие нужно и важно (оно, помимо всего прочего, перерабатывает лес, использует отходы лесопроизводства, обеспечивает занятость населения, платит налоги в местные бюджеты), то для собственника все выглядит совсем по-другому. Это бизнес (и ничего личного), с которым он может легко расстаться, даже не задумываясь о последствиях для края.

Государево око

Все больше экспертов сходится во мнении, что банкротство ЦБК – результат неумелого, неправильного управления.

– Халатное отношение руководства комбината к своим договорным обязательствам привело к тому, что нам вновь приходится обращаться в суд и применять «метод рубильника», – говорит исполнительный директор Красноярскэнергосбыта Олег Дьяченко.

Понятно, что есть и вторая причина – устаревшее оборудование, древние технологии и так далее. Но здесь возникает другой вопрос – насколько эффективно работает частный бизнес в крупной российской промышленности? По некоторым оценкам, до 80 % банкротств связано с некачественным и с нечистым на руку менеджментом.

– То, как проводились акционирование и приватизация российских предприятий в начале 90-х годов прошлого века, иначе как вредительством не назовешь, – уверен Олег Исянов. – Сейчас об этом говорят открыто. Что программа приватизации писалась в США, что руководители государства того периода послушно следовали указкам западных советников. Целью приватизации стало получение прибыли любой ценой. Максимально быстро и в короткие сроки. Выкачать все, что можно, ничего не заплатить и исчезнуть.

Яркий пример – судьба Дивногорского завода низковольтной аппаратуры. За последние 10 лет он менял собственника пять раз. Сейчас закрыт, оборудование распилено на металлолом.

Или Сибтяжмаш, который тоже можно было сохранить. Одно из крупнейших предприятий в России, единственное за Уралом, производящее тяжелые мостовые и специализированные краны. Стратегический объект, заказчиком которого являлись предприятия атомной промышленности, крупные металлургические комбинаты. Такие и ему подобные гиганты должны быть интегрированы в экономику России. Регулировать процессы заключения договоров, финансирования, кредитования, долгосрочных вложений, обновления техники частному собственнику, которому завод достался буквально за копейки, как видим, оказалось не по силам.

– А теперь посмотрим другую сторону, – продолжает Олег Исянов. – Государство не меньше, чем частный бизнес, заинтересовано в получении прибыли. Но еще оно озабочено тем, чтобы платились налоги, создавались рабочие места с достойной заработной платой, чтобы была социальная стабильность. Конечно, есть на карте края и хорошо работающие частные предприятия. Но я все-таки сторонник того, чтобы государство в лице правительства края оставалось акционером в различных АО, являлось соучредителем всевозможных ООО. Тем более когда это касается таких крупных проектов, как комплексное развитие Нижнего Приангарья и Ангаро-Енисейского кластера.

Крупные предприятия, исчезнувшие с карты Красноярского края за последние 20 лет:

1. Красноярский завод телевизоров «Искра»

2. ОАО «Сивинит»

3. ОАО «Канский биохимический завод»

4. ОАО «Красноярский мясокомбинат «Зубр»

5. Красноярский судостроительный завод

6. ОАО «ДЗНВА»

7. ЗАО «Сибтяжмаш»

8. ОАО «ПО «Красноярский завод комбайнов»

В стадии банкротства находятся:

  • ОАО «Сибирская губерния»
  • ООО «Шушенская марка»
  • ПО «КХК «Енисей»

КОММЕНТАРИИ

Бухарова СФУ _07_Олег Кузьмин.JPGЕвгения БУХАРОВА

директор института экономики, управления и природопользования СФУ

– Череда банкротств минувших десятилетий – следствие принятых законов о банкротстве и антикризисном управлении. Они специально были составлены так, чтобы не оздоравливать, а ликвидировать предприятия. Почему государство такие законы писало – отдельный разговор. Имеет ли смысл государству активнее участвовать в новых проектах на правах собственника? В 131-м ФЗ, наоборот, предписано избавляться от всей собственности, которая не связана с исполнением основных государственных функций. Понятно, что все это нужно переосмысливать. Но законных оснований для того, чтобы государству что-то начинать покупать и этим управлять, сейчас нет.

ИсяновОлег ИСЯНОВ

председатель Федерации профсоюзов Красноярского края

– По закону государство не имеет права вмешиваться в деятельность акционерных обществ. Но экономика все же должна управляться, а не ставиться на самотек. Иначе каким образом мы будем решать стратегические вопросы, обеспечивать национальную безопасность? На этот факт недавно обратил внимание президент Владимир Путин, дав четкие установки бизнесу: большую часть необходимой для жизнедеятельности государства продукции производить у нас в России. И тогда нам будут не страшны любые санкции.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о
Оперативный маневр
Май продолжает радовать красноярцев летней погодой и температурами. Лишь огнеборцам сейчас не до красот природы. Для них продолжается в прямом
Яркая игра – яркая победа
На поле вышли команды всех предприятий СУЭК в нашем регионе – Бородинского, Назаровского, Березовского разрезов, погрузочно-транспортного управления и ремонтно-механического завода