Полтора года после взрывов Журналисты НКК увидели, как живет деревня Каменка, попавшая под «обстрел»

Полтора года после взрывов Журналисты НКК увидели, как живет деревня Каменка, попавшая под «обстрел»

5 августа 2019 года в 11 км от Ачинска раздались взрывы. Произошел пожар на складе боеприпасов, снаряды сдетонировали, и началась бомбежка. В зону поражения попала 20-километровая территория вокруг воинской части. Из семи населенных пунктов спешно эвакуировали людей: уводили в лес, вывозили в другие поселки и ближайшие районы.

У кого новая крыша – тот пострадал

Деревня Каменка Ключинского сельсовета Ачинского района вплотную примыкает к воинской части. Дома каменцев первыми попали под обстрел, их накрыло осколками разорвавшихся снарядов. Как говорят местные жители, здесь не было тех, кто не пострадал из-за ЧС. У кого-то в доме снесло крышу, у кого-то разрушены надворные постройки, а некоторые и вовсе лишились крова. На месте жилища осталось только пепелище.

– Осколки до сих пор выкапываем на огородах. Они как летели – все дворы засыпали, – рассказывает житель Каменки Игорь Николаевич. – У меня баню и сарай разбомбило. Да они старые уже были. Пора было на дрова пилить, не жалко.

Игорь Николаевич уже 26 лет живет в деревне. Отсюда и на работу ходит – в ту же воинскую часть.

– Я всю «войну» (именно так каменцы называют бомбежку, которую им пришлось пережить в 2019 году. – НКК) здесь провел, – улыбается мужчина. – Конечно, страшно было – никто не ожидал, что рванет. Хотя там такое количество снарядов…

Игорь Николаевич показывает: вон под крышей осколок застрял. Не стал его вытаскивать – останется на память о лете 2019 года. «Война» дом его не задела. Хотя соседям повезло меньше: крыши посносило, обшивку оборвало. А выше по улице четыре дома вообще сгорели:

– Посмотрите: у кого новые крыши, тем ремонты сделали после бомбежки.

Деревня Каменка сегодня выглядит так, как будто и не было здесь никакой чрезвычайной ситуации. Улица Линейная очищена от снега, дома сверкают новенькими стенами и крышами.

– После ЧС к нам комиссия пришла, описала все повреждения, документы взяла, – поясняет Игорь Николаевич. – Мне, например, 150 тысяч рублей компенсации выплатили. Считаю – повезло.

Так ухнуло!

Каменка – фактически два населенных пункта – деревня, где стоят частные дома, и военный городок, примыкающий к воинской части, где произошли взрывы. Частный сектор местные жители в основном используют как дачи, а живут в квартирах.

Городок – шесть панельных пятиэтажек, общежитие, клуб, школа и детский сад. Единственная улица упирается в сосновый лес. По ней несутся стайки ребятишек – только что закончились уроки в школе. Гуляют бабушки, дышат свежим воздухом. Эту мирную картину дополняют новенькие пластиковые окна, белеющие на сером фоне панелей.

– У нас во время бомбежки все окна и двери выбило, у некоторых внутри квартир стены сложились, – рассказывает жительница городка Тамара Ивановна Лузина. – У меня на кухне под полом осколок был, на стене зарубки так и остались. Плита сгорела и телевизор. В зале потолок ободранный – до сих пор не могу ремонт сделать.

Когда в воинской части начали взрываться снаряды, Тамара Ивановна была на даче (она рядом с городком – из окна видно).

– Сначала черный дым пошел, как будто шины жгут, – вспоминает пенсионерка. – Я в теплицу спряталась. А как болванки полетели, у соседа изгородь выбило – кинулась домой. У меня дочь инвалид, ее спасать нужно было.

Как вспоминают жители городка, сначала царила паника. Кто-то собирал народ и уводил в лес. А уже потом подали автобус и стали вывозить каменцев за пределы опасной территории.

– Я шла пешком, – продолжает женщина. – Нас 60 человек было. У двух бабушек ноги отнялись, и люди несли их на руках. Мы только к лесу подошли – и как ухнуло! Полутораметровый осколок упал в поле прямо рядом с нами. А там – посекундно эти «дурочки» (осколки. – НКК) летели. Слава Богу, живы остались!

Из Каменки людей эвакуировали сначала в Назарово, потом в Малиновку. Тамара Ивановна у знакомых в Ачинске остановилась. Убежала из дома 5 августа, вернулась седьмого. Здесь уже солдаты убирались в подъездах, расчищали завалы.

– Квартиры практически открытые стояли, но из них ничего не украли. В каждом подъезде офицеры дежурили.

Только началась ликвидация последствий бомбежки, и 9 августа снова взрыв: в склад боеприпасов попала молния.

– Я на окно целлофан натягивал, а взрывная волна так ударила, что я к противоположной стене отлетел, головой ударился, – рассказывает житель соседней пятиэтажки военного городка Александр Владимирович Валюх. – Снова нас эвакуировали. Но ненадолго.

Многоэтажки ходуном

20 августа вставили уже первые окна – семьям, в которых есть дети и инвалиды. А затем начали делать ремонты в квартирах – устанавливать снесенные взрывной волной перегородки, менять полы и двери.

– Мне пол на кухне полностью заменили, – показывает Тамара Лузина. – Выдали 20 тысяч на приобретение сгоревшей техники. И материальную помощь 10 тысяч рублей.

По десятке в городке получили практически все пострадавшие. Говорят: сначала возмущались из-за столь маленькой суммы, а сейчас уже успокоились, махнули рукой.

Впрочем, некоторым и этих денег не полагалось.

– У меня соседка Ирина уже много лет здесь живет, работает в школе учителем, но прописана у матери далеко за Ачинском, – рассказывает Тамара Ивановна. – Ей так и сказали: помощь только по прописке выдают.

Первое время жители городка радовались: ремонты в подъездах сделали, дома подлатали. Но когда пришла зима, недоделки вылезли наружу.

– У нас многоэтажки после взрывов ходуном ходят, – поясняет Александр Валюх. – По швам разошлись. Окна пластиковые оказались летними, через них задувает. А кому деревянные окна ставили – и вовсе стекла штапиком прибили и все, даже замазывать не стали. У тех вообще холод. Двери тоже переделывать нужно. Их как выдавило взрывами, так и стоят бочонком. Хорошо хоть закрываются.

Впрочем, жаловаться местным жителям особо некому. Военные, собрав осколки снарядов с дачных участков, передислоцировались на зимовку в Иркутск. Сейчас все претензии по ремонту и содержанию домов каменцы адресуют своей управляющей компании. Хотя понимают: жилищная организация не всесильна. Выполнит работы в пределах имеющихся на счету домов сумм.

Солдаты уехали, клуб закрыли

После отъезда военных городок сократился на 130 семей. В школе, рассчитанной на 300 человек, учатся только 70. Закрылись общежитие и клуб. Местные жители считают: причина в их плохом состоянии. Но если кирпичное общежитие давно уже нужно было расселить – оно действительно обветшало, а после бомбежки пребывает в аварийном состоянии, то клуб выглядит прилично.

– Во время бомбежки крышу и стены отбило, отопление не работало, но сейчас все восстановили, – поясняет добровольный смотритель клуба Леонид Александрович. – Закрываю его, чтобы ребятишки не хулиганили. А то в актовом зале все кресла перевернули.

В клубе работала жена Леонида Александровича. Вела кружки для детей и взрослых, устраивала концерты для военных. Когда часть расформировали, ставку заведующей упразднили, клуб закрыли. Он так и остался на балансе военных, муниципалитету учреждение культуры не передали.

– Хотя хорошо бы восстановить наш клуб, – мечтает Леонид Александрович. – Раньше все в него ходили.

Сейчас в Каменке затишье. Весной вновь прибудут военные разбирать склад боеприпасов, вот тогда жизнь активизируется. Местные жители надеются на их возвращение и в то же время опасаются этого: а вдруг опять взрывать начнут (обезвреживание снарядов здесь шло всю осень 2019 года)?

– Мы сейчас от каждого выстрела вздрагиваем, – признается Тамара Лузина. – Страшно. Но из Каменки нам не уехать – квартиры везде дорогие. Здесь будем доживать свой век…

 

Нет акта – нет выплаты

Выплаты пострадавшим от «войны» в Ачинском районе начались уже в конце августа. Компенсацию в размере 10 тысяч рублей получили более двух тысяч жителей Ключинского сельсовета и других пострадавших районов. Еще около 400 семей обратились за компенсацией в размере до 20 тысяч рублей (в связи с частичной утратой имущества) и до 50 тысяч рублей (полной утратой имущества).

Общая сумма выплат в качестве мер социальной поддержки из краевого бюджета составила около 23 млн рублей. Кроме того, Министерство обороны РФ предоставило компенсации собственникам сгоревших домов на общую сумму 19,9 млн рублей, отремонтировало 420 квартир, оказало помощь собственникам 294 дачных домов, восстановило 90 поврежденных частных домов.

В конце прошлого года администрация Ачинского района уверяла: выплаты будут производиться до последнего заявления. Как отмечает глава Ключинского сельсовета Сергей Карелин, люди и сейчас идут за компенсацией убытков. Вот недавно восстановили дом одного из жителей поселка Ключи, что в пяти километрах от Каменки. Здесь огороды тоже засыпаны осколками, а крыши и стены домов имеют ранения.

А некоторые пострадавшие до сих пор добиваются компенсационных выплат. В феврале 2020 года в региональное отделение ОНФ обратились жители Ключей и Каменки: так и не получили компенсаций и не дождались повторных осмотров комиссий по обследованию и определению ущерба от чрезвычайной ситуации.

Жители поселка Ключи рассказали ОНФ: после первых взрывов их имущество осмотрела комиссия по обследованию и определению ущерба (это подтверждается актом осмотра от 7 августа 2019 года). Между тем после повторных взрывов 9 августа, когда дома заявителей пострадали еще больше (появились трещины в потолках и стенах), комиссия к жителям больше не приехала. И заявления пострадавших о необходимости дополнительного обследования домов остались без рассмотрения.

– Жители рассказали, что в ходе осмотра домов представители комиссии просили их подписать пустые акты осмотра и пообещали повторно выехать в дома, – говорит член регионального штаба ОНФ в Красноярском крае Вера Машинская. – Люди находились в состоянии эмоционального потрясения и пустые документы подписали, не задумываясь о последствиях. В итоге повторных выездов комиссии они так и не дождались. А некоторые из них получили всего по 500 рублей компенсации на семью за трещины в стенах и потолках, а также разбитые окна.

Активисты ОНФ обратились в администрацию Ачинского района и в районную прокуратуру. Надзорное ведомство подтвердило факт ненадлежащей работы комиссии, в адрес главы Ачинского района внесло представление о проведении повторного обследования пострадавшего имущества после стабилизации санитарно-эпидемиологической ситуации в регионе.

Только после этого восемь семей, пострадавших от взрывов, обратившихся в ОНФ, начали получать компенсационные выплаты. Страховая компания «ВСК», с которой у Минобороны заключен договор, перечислила им более двух миллионов рублей.

– Но не все граждане были согласны с суммой полученных компенсаций. И мы вновь стали добиваться проведения повторных обследований их имущества и обратились в Министерство обороны РФ и военную прокуратуру Красноярского гарнизона, – рассказал сопредседатель регионального штаба ОНФ в Красноярском крае Сергей Скрипкин.

Под давлением общественников уже в октябре администрация Ачинского района создала новую комиссию по обследованию пострадавшего имущества и провела повторные осмотры. Жители Каменки получили акты с подробным описанием убытков. Это позволит им вновь обратиться в страховую компанию за дополнительными выплатами.

Кроме того, военная прокуратура Красноярского гарнизона направила обращение прокурору Москвы для проверки законности действий страховой компании. Сейчас этим занимается Главное управление Банка России по Центральному федеральному округу.

Фото Олега Кузьмина

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

28 мая 2022
«Ваш счетчик не соответствует нормативам…»
Всевозможные аферисты не останавливаются в своих попытках заработать на доверчивых гражданах. Нередко пользуются проверенными способами обмана, например, рассылая якобы официальные документы от
Три четверти успеха
85 лет назад, 21 мая 1937 года, началась знаменитая советская экспедиция «Северный полюс – 1» под руководством Ивана Дмитриевича Папанина.
О настоящем и будущем Норильска
Вторая в мае сессия Законодательного собрания состоялась всего лишь через неделю после первой. При этом особый интерес вызывали вопросы о