Меню Поиск
USD: 76.03 +1.00
EUR: 90.00+1.04
№ 64 / 1242

Приговор отменяется

Со страшной болезнью можно справиться, если не опускать руки

Фото Олега Кузьмина Серые стены навевают грусть и тоску – решили в красноярском онкоцентре и пригласили молодых художников разрисовать старый корпус диспансера. Несколько дней граффитисты трудились над созданием ярких сюжетов, в итоге ранее неприглядное здание преобразилось.

И вот уже на бывших серых стенах появились такие вдохновляющие граффити

Такие изменения можно считать символичными, они указывают на то, как меняются не только фасады медучреждения, где уже не одно десятилетие сражаются с тяжелой болезнью. Меняются содержание и качество онкологической помощи, ее доступность.

На вооружении у медиков сегодня новые технологии, методы лечения, современные оборудование и лекарства. Возможности ранней диагностики также увеличивают шансы людей на выздоровление.


1 ноября онкологической службе края исполнится 75 лет. Ее история началась в далеком 1945 году с одного кабинета в больнице на проспекте Мира в Красноярске.

А сегодня краевой клинический онкологический диспансер имени А. И. Крыжановского – одно из крупнейших онкологических учреждений Сибирского федерального округа. И у наших медиков есть практически все необходимое, чтобы помочь бóльшей части пациентов. Важно, чтобы сами пациенты вовремя обращались к врачам. Тогда и диагноз не станет приговором.

Свидетельство тому – многочисленные истории жителей края, победивших коварный недуг. О некоторых из них мы расскажем на страницах НКК в новой рубрике «Победить рак».

Надеемся, эти примеры помогут тем, кто узнал о своей болезни и сейчас растерян, подавлен, находится в отчаянии. Леденящий страх от поставленного диагноза испытала когда-то и 27-летняя красноярка Лариса, но она не сдалась и уже много лет помогает другим пациентам поверить в эффективность лечения.

Рак молочной железы – диагноз пугающий. Но – вопреки распространенному мнению – отнюдь не смертельный. Можно ли его избежать? И почему у женщин по распространенности он вышел на первое место? Об этом наш разговор с Ларисой Кох, заведующей отделением онкомаммологической хирургии Красноярского онкодиспансера.

Лучше совместить

Причиной возникновения заболевания всегда называют гормональные изменения. Такой уж это орган, который реагирует на них. Поэтому нужно сто раз подумать, прежде чем взять в руки упаковку противозачаточных таблеток или согласиться на гормонозаместительную терапию в погоне за молодостью.

Предраковым заболеванием всегда считалась и мастопатия – а она, по разным оценкам, как минимум, есть у каждой третьей представительницы прекрасного пола. Но и с «шишечками» и «узелками» можно полноценно жить долгие годы. Главное – не забывать о наблюдении.

– Считается, что рак молочной железы возникает в измененной ткани, а мастопатия – это как раз она и есть, – объясняет Лариса Кох. – Вероятность того, что на измененном участке возникнет рак, небольшая – до 10 процентов, но никто рисковать не хочет. Раньше рекомендовалось иссечение узла, сейчас появились более совершенные диагностические возможности, можно какое-то время наблюдать.
Но если женщина уже заметила определенные признаки заболевания, к примеру, резкое изменение размера груди, нужно поспешить к врачу.

К сожалению, рак, который уже виден невооруженным взглядом, чаще всего считается запущенным. А вот чтобы поставить диагноз как можно раньше, нужно обязательно раз в год сходить на УЗИ молочных желез или же, если женщине 40 лет и более, на маммографию раз в два года.

Лучше всего совместить эти два вида исследования: процесс инволюции, при котором секреторная ткань груди замещается жировой, и различные новообразования становятся более заметными именно при маммографии, у всех протекает с разной скоростью. Если ткань груди еще достаточно упругая, плотная, большей диагностической ценностью будет обладать УЗИ.

Порой на форумах женщины пишут, что регулярно проходили обследования, но опухоль обнаружили далеко не на первой стадии.
– Есть ошибки диагностики, а есть и очень агрессивный, быстро развивающийся вид рака, – поясняет Лариса Кох. – Раньше он «убивал» буквально за несколько месяцев. Но сейчас, благодаря тому, что терапия совершенствуется, мы можем если не вылечить полностью, то существенно продлить жизнь, работая по мировым стандартам и – что очень важно – имея, по сравнению с другими регионами, очень хорошее лекарственное обеспечение. Это не раз отмечали даже наши коллеги из столицы.
Речь идет о возможности применения так называемой прицельной – таргетной терапии.

Как это работает? Клетки опухоли молочной железы имеют особые виды рецепторов, которые отсутствуют в нормальной ткани. Врач подбирает препарат, воздействующий только на эти рецепторы и блокирующий их. В результате новообразование перестает расти или даже уменьшается.

Преимущество еще и в том, что опухолевая ткань имеет настолько гетерогенное, то есть разнородное, строение, что применяемые ранее препараты могли воздействовать только на один ее участок, а другие не могли – не реагировали вообще.
– Бывают случаи, когда после применения таргетной терапии у пациенток не находим опухоль, произошел ее регресс, – говорит Лариса Николаевна. – А это означает, что мы можем выполнить более красивую операцию, сохранив грудь.
Многие эксперты уверены: будущее онкологии за иммунотерапией. Уже доказано, что «плохие» клетки постоянно образуются в организме человека, но иммунитет блокирует их. И применяемый сейчас еще один из видов терапии помогает иммунитету уже заболевшего человека продолжать борьбу.

Совокупность разных методов лечения позволяет забывать о болезни на долгие годы и успешно жить по 10, 20 и даже 30 лет.

И еще – если раньше при любом онкозаболевании с планами стать мамой можно было точно попрощаться, то сейчас врачи вполне допускают такую возможность.


«Думайте больше о себе»

«Решила, что это все, конец…» «Плакала целый месяц и не могла ничего заставить себя делать…» Такие строки можно прочесть на специализированном онкофоруме – серьезный диагноз полностью переворачивает жизнь человека, и даже недавний оптимист способен думать только об одном: впереди только боль, страдания, быстрая смерть.

Как правило, ни увещевания врачей, ни сочувствие близких людей особой ценности не имеют – они-то здоровы. Слова человека, который прошел этот путь и выжил, – вот кого хотелось бы услышать в тот момент. В этом нашим читателям согласились помочь бывшие пациенты красноярского онкоцентра.


Одна из них, Лариса, стала волонтером и поддерживает женщин, которые так же, как и она, узнали о своем диагнозе – рак молочной железы. У нее не было никаких пугающих симптомов. Ничего не болело. Но по результатам обычного медосмотра ей дали направление в онкоцентр. Уже через месяц была выполнена операция.

На сегодняшний момент она 16 лет в ремиссии. И считает, что за это время произошел качественный скачок во всем – в отношении, возможностях лечения и диагностики.
– Тогда информация собиралась по крупицам, – вспоминает Лариса. – И когда я заходила на медицинские сайты, читала прогнозы, то понимала, что они фатальны. Сам онкоцентр, мягко говоря, тогда выглядел ужасно. У меня не было никаких эмоций, кроме леденящего страха. Рядом никого, с кем можно было бы посоветоваться. Почему я? Откуда в 27 лет? Это сейчас онкология помолодела. А тогда в палатах лежали женщины преимущественно старшего возраста… Врачи смотрели на меня и недоуменно спрашивали: ну ты же не была в Чернобыле?
Что касается психологической поддержки, Лариса уверена: никто из родственников или друзей не поможет так, как тот, кто сам прошел этот путь.
– Когда человек узнает свой диагноз, ему вообще не нужно никакое сочувствие, оно не конструктивно, – считает она. – Ты и сам себя достаточно жалеешь. В этот момент нужно настроить на позитив, убедить, что жизнь на этом точно не заканчивается.
На позитив, потому что впереди у многих достаточно тяжелый путь. Могут назначить химиотерапию, которая переносится непросто. Или в процессе лечения могут «выключить» яичники специальными препаратами, потому что они вырабатывают женские гормоны, которые заставляют расти опухоль. А искусственный климакс не добавляет хорошего настроения, негативно влияет на костную ткань.
– Я тогда здраво оценила ситуацию и поняла, что мне просто нужно взять приемного ребенка, – вспоминает Лариса. – Это сейчас на усыновление очереди, а в то время все было проще. Появился новорожденный мальчик – и мы его сразу забрали.

Подумать о себе

Зачастую стадия заболевания такова, что сразу назначают радикальную операцию. Многие ли мужья готовы принять такое?
– Бывает, уходят, – признает Лариса. – Но могу сказать точно: немало и тех, кто относится с пониманием и даже шутит на эту тему – «ну не голову же тебе отняли». А есть у нас девочки, которые расстались и потом вновь вышли замуж.
Женщина признается: может, это не совсем правильно, но на занятиях она пытается донести: есть более страшные виды онкологии, а без груди жить можно.

Впрочем, почему без нее? Женщины имеют право на получение протезов, специального белья бесплатно или с существенной скидкой.

Есть возможность сделать реконструктивную операцию, если здоровье позволит.
– Единого секрета, как это пережить, нет, – считает Лариса. – Но точно могу сказать: не надо читать страшные истории в интернете. В онкоцентре работают замечательные психологи – и даже в период пандемии в режиме онлайн проводят занятия. Да, ваша жизнь разделится на «до» и «после». Но и в ней будет много того, что приносит радость и полноту жизни. Больше думайте о себе. Что способно сделать вас счастливой? Пусть это будет рисование, вышивание картин – все что хотите.

№ 64 / 1242

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео