Любой современный учитель знает, как оценить ребенка, стимулировать его на достижение лучших результатов. А если отметки в школе не ставят? Прогрессивные педагоги утверждают, что привычная пятибалльная система травмирует детей, особенно в начальной школе.

Но ведь ученикам необходимо знать о качестве своих знаний, что удается и какие пробелы следовало бы восполнить. Как сделать оценку учащихся более содержательной, объективной и дифференцированной? Помочь родителям разобраться в этих вопросах попытаются опытные педагоги и специалисты в области образования. В круглом столе, прошедшем в редакции «НКК», приняли участие начальник отдела общего образования министерства образования Красноярского края Татьяна ГРИДАСОВА, руководитель главного управления образования администрации города Красноярска Татьяна СИТДИКОВА, учитель русского языка и литературы МАОУ «Лицей № 9 «Лидер» Сергей ЦВЕТКОВ, учитель начальных классов красноярской школы № 137 Надежда КНЯЗЕВА, член Совета Гражданской ассамблеи Красноярского края Галина ВЫЧУЖАНИНА, а также представители родительского сообщества Сергей БУРЛАКУ, Елена КУЛИК и Наталья ИВАНОВА. Модератор – заместитель главного редактора «НКК» Елена ШАХИН.


Граница дозволенного

«НКК»: Прежде чем мы перейдем к обсуждению безотметочной системы, которая уже действует во многих красноярских школах, хотелось бы в целом понять, где вообще находится граница самостоятельности каждой школы. Какие инициативы необходимо обсуждать с родителями, вышестоящими инстанциями?

Татьяна Ситдикова: Инициативы возникают по-разному, хотя бы, например, из того, что родителю просто не хочется водить ребенка в школу и он ратует за пятидневную учебную неделю. Но в любом случае школа должна создать так называемую переговорную площадку, чтобы совместно с родителями понять, в чем настоящая причина той или иной инициативы, к чему она приведет.

Татьяна Гридасова: Есть еще и правовая основа. В статье 28 закона об образовании прописаны полномочия школы, в частности, те решения, которые принимаются по согласованию с управляющим советом, т. е. общественным органом, созданным при школе. Но прежде чем дойдет до общественного совета, предложения обсуждаются на родительских собраниях, некоторые вопросы – в детских коллективах. Потом совместно с управляющим советом принимается общее решение, директор школы издает приказ, который его закрепляет.

«НКК»: У нас есть представители родительской общественности. Доводилось ли вам принимать участие в разработке совместных решений?

Наталья Иванова: Каждый думающий, заботящийся о развитии ребенка родитель, на мой взгляд, может найти правильный вариант. В нашей школе шестидневная неделя, но в субботу я своего ребенка на занятия не вожу. Этот вопрос я обсуждала с другими родителями, но меня не поддержали.  В таком случае я взяла на себя ответственность – и закон это позволяет, – что моя дочь не будет отставать по тем предметам, которые она пропускает в субботу. Поговорила с преподавателями, получила добро от руководства школы. А поскольку у нас зачастую режим «черного неба», то в выходные я увожу семью за город – там у нас занятия, активный отдых.

Сергей Бурлаку: Сколько дней в неделю учиться – на этот счет в нашей школе родителей даже не спрашивали. Просто поставили в известность. Меня волнует другая проблема. Дети перегружены, ребенок, который учится во вторую смену, приходит домой в семь, в половине восьмого вечера. В девять он уже валится с ног от усталости – а ведь ему еще уроки делать. Понимаю, что вопрос риторический, но можно ли обойтись без домашних заданий?

Сергей Цветков: Ваш вопрос совсем не риторический. Но все изменения в школе должны происходить комплексно. Да, можно отменить домашнее задание, но для существующей традиционной системы это будет крах. Нужно пересматривать саму систему. Здесь нужен другой подход, а именно мы должны требовать от детей не отметки, а тот продукт, который они делают. Например, наши ученики участвовали в молодежной площадке КЭФ. Один из них выступил на пленарном заседании, в присутствии самых важных чиновников, причем без бумажки, – почему бы это выступление не засчитать ей как высокую оценку по обществознанию? И, кстати, русскому языку. Здесь должна поменяться деятельность, сами уроки должны стать другими. Мы должны вывести ребенка на такую деятельность, за которую нельзя или по меньшей мере странно ставить цифру. Пример. Ребенок создал на уроке труда ракету, и она полетела. Сколько за это ставить – четыре, пять? Ведь здесь итог такой же, как и во взрослой жизни, – получилось у тебя или не получилось.

Без двоек и пятерок

«НКК»: Вообще требует ли нынешнее образование пересмотра всей системы оценок, которые существуют уже пять столетий?

Галина Вычужанина: Отметка и оценка – разные вещи. Мы постоянно и везде оцениваем друг друга, и нас тоже оценивают. Но не на пятерку или тройку, а именно по результату, о котором говорил Сергей Алексеевич, – взлетела ракета или нет? Нужно научить родителей кропотливо, ответственно и всесторонне оценивать своего ребенка – так оценивать, чтобы дать ему крылья, уверенность. Пока родителям не хватает такого умения. Есть школы, где говорят: зачем что-то менять, пусть как заведено, так и будет. Но есть, например, лицей «Лидер», где учится моя внучка и где все по-другому. Помню, когда она в первый раз принесла дневник, и там мелким шрифтом было прописано для родителей, какие ожидаются изменения в школе, как к ним приготовиться самим родителям и подготовить ребенка. Такие рекомендации учительница писала в течение всего года. Наше общее дело – показать семье, что ребенок многогранный, разный. Вообще политика в школе определяется характером коллектива, директором, который понимает, что родители – наши союзники.

Татьяна Ситдикова: Безотметочное оценивание – это не цель, а средство для достижения результата. А результат заключается в том, что каждый ребенок в соответствии со своими способностями и потребностями должен быть успешен. При каких условиях это возможно? Когда одного ученика не будут сравнивать с другими и не будет «общей температуры по больнице». В качестве примера: если ребенок допускает 50 ошибок в сочинении – это точно два, но он занимается, продвигается, и в следующем сочинении допускает 30 ошибок – это по общим критериям тоже двойка, но для данного ребенка пятерка. Поэтому безотметочная система позволяет превратить учебу не в гонку, не в сравнение себя с другими учениками, а смотреть на рост своих личных достижений. Более того, в определении отметки есть субъективная позиция учителя. Например, учитель из соображений, что ученик может больше и лучше, ставит ему тройку. Безотметочное оценивание предполагает два момента – чего ты достиг и над чем тебе надо работать. Кроме того, есть оценка-контроль и оценка формирующая либо поддерживающая. Первая всегда остается собственно отметкой, потому что есть итоговые аттестации, которые являются показателем того, стала ли безотметочная система эффективным способом образования и продвижения ребенка. В том же лицее № 9 разработана база, позволяющая постоянно сохранять адекватность безотметочного оценивания. Внутришкольная итоговая аттестация все равно проводится – по итогам второй четверти и года. Это необходимо, поскольку школа не впишется в единое образовательное пространство России.

«НКК»: Но все же вы говорите об одной из лучших школ, а система в целом не беспорочна. Есть множество педагогов, которые не будут мелким почерком писать каждую неделю подробные рекомендации родителям. И не от безразличия – просто у педагога не хватает времени, ему в таком случае придется отказаться от какой-то не менее важной работы.

Сергей Бурлаку: Я думаю, нет проблемы в отметках и оценках. В школе масса других проблем. Как быть, если учитель элементарно орет на учеников, оскорбляет их? Вот об этом надо подумать.

Наталья Иванова: Важно понимать, что система не заработает с нуля. Главное – ввести критерии, их еще недостаточно. В течение года безотметочная система работает, детям пишут рекомендации, но в итоге отметка за четверть все равно выставляется. То есть «перевод в цифру» все равно может быть достаточно произвольным. Ребенок не поймет – вроде бы все было прекрасно, а в результате получилась четверка или тройка.

«Гонка» между школами и школьниками

Татьяна Ситдикова: Закон об образовании, по которому мы сейчас живем, был революционным документом – он настолько ресурсный, что позволяет использовать разные формы и способы жизнедеятельности школы. Вопрос в другом – насколько современные школы используют его ресурсы. Когда, скажем, ребенок учится в музыкальной школе и при этом вынужден посещать уроки музыки. Закон предусматривает семейную форму образования, которая позволяет изучать в семье один или несколько предметов, а школа потом проводит аттестацию ребенка. Долгие годы системе образования предъявлялись официальные требования, сама работа школы и ее руководителя оценивалась по академическим показателям. Наверняка помните – составлялись рейтинги школ по успеваемости, что во многом определяло и выбор родителей, в какую школу ребенка отдать. Такая система породила явление, когда в школе у ребенка были одни отметки, а на другом уровне образования его успешность заканчивалась. В прошлом году мы отменили показатели ЕГЭ и ОГЭ как оценивающие деятельность директора и школы. Сделано это для того, чтобы отойти от «гонки» между школами, которая на самом деле заканчивалась неприятными вещами.

«НКК»: Наверное, надо прежде всего вырастить новое поколение учителей, способных соответствующим образом мыслить, анализировать. А будущие учителя сейчас еще сами школьники.

Татьяна Ситдикова: Да, но обозначу важный момент: чтобы чему-то научиться, надо войти в соответствующую деятельность. Особенность лицея «Лидер» в том и состоит, что там берутся за новое, изучают и постепенно внедряют новшества. Кроме того, лицей – инициатор хартии за честное оценивание, по которому сегодня в городе работают 17 школ. Но повторю еще раз: безотметочная система – не цель, а один из способов уйти от фиктивных, демонстрационных продуктов в образовании.

«НКК»: Если мы хотим уйти от сравнения одного ребенка с другим, то стоит помнить, что соревновательность вообще одно из природных свойств человека. Отметки ввели как раз для того, чтобы не упустить лучших. Кстати, есть примеры, когда родители, чьи дети учатся хорошо и отлично, голосовали против безотметочной системы, а родители средних и посредственных учеников – за. Кроме того, эта система не исключает субъективный подход учителя к ученику. В конце концов, оценивает не машина, а человек. Учитель может попросту недолюбливать какого-то ученика, либо у него не сложились отношения с его родителями.

Татьяна Ситдикова: Нет, конкуренция должна быть, так же как места, где ребенок может предъявить свои достижения. Кроме того, надо рассматривать не безотметочную систему в целом, а практику каждой отдельно взятой школы. Что касается субъективизма, то безотметочное оценивание его не упраздняет, но минимизирует. Пользуясь случаем, хочу напомнить, что 1 июня в лицее «Лидер» будет проходить форум отцов, где можно будет в том числе подробнее ознакомиться с этой системой.

Татьяна Гридасова: Вряд ли можно рассчитывать, что безотметочная система будет сразу принята на ура всеми учителями и родителями. Любая идея должна ложиться на подготовленную почву. Тот же лицей «Лидер» разрабатывал и внедрял эту систему много лет. Но в итоге сложились доверительные отношения между участниками образовательного процесса. Вообще, попытки все изменить с завтрашнего дня приводят к конфликтам, потому что это не было подготовлено, обсуждено.

Родитель, не устраняйся!

Надежда Князева: В нашей школе первый класс тоже был безотметочный, но после обсуждения с родителями второй класс было решено перевести на отметки. Но при этом все учителя начальной школы ведут оценочные листы. Отметка – это то, что понятно родителям. А оценочный лист – своего рода развернутый комментарий к нему. Но я замечаю одну особенность: на собраниях учителя дают родителям под роспись список умений, достижений каждого ребенка, его самооценку, оценку его учителем, – многие родители не глядя подписывают эти рекомендации и уходят.

Сергей Цветков: Наше общество довольно консервативно. А безотметочная система по сути своей не консервативна. Поэтому мы сталкиваемся с непониманием общественности. Необходимо, чтобы процент людей, готовых и способных что-то менять, увеличивался, и начинать это делать со школы.

Елена Кулик: Идея безотметочной системы мне очень нравится. На самом деле это можно назвать соработничеством. Другое дело – как она будет реализована. Пусть будут пилотные площадки, классы. Но, хотя я не эксперт, на мой взгляд, нельзя делать все предметы без отметок. Школа должна давать крепкие базовые знания, а все остальное – это «вишенка на торте». К тому же я опасаюсь в этом вопросе кампанейщины, малокомпетентных педагогов… Учитель не должен заниматься самореализацией за счет ребенка.

Сергей Цветков: Суть в том, что современный учитель не реализует себя через детей, а дает им возможность реализовать себя. Сегодня источник знаний – не учитель, а Интернет.

Галина Вычужанина: Государство устанавливает рамки, в которых действует образование – это федеральные государственные образовательные стандарты. Они разрабатывались много лет с учетом опыта советской школы и изменений в мире. Есть, например, очень хороший опыт Финляндии – финские школьники получают высокооплачиваемую работу в Европе чаще, чем выпускники из других стран. Это заставляет нас думать о том, что нашему образованию чего-то не хватает. И вот появляются новые образовательные стандарты, которые позволяют ребенка оценивать многогранно – не только его знания по предметам, а то, как развивается его мышление, навыки, умение работать в команде, лидировать, быть добрым, патриотом… Семья должна сплотиться вокруг одной истины: обучение – очень серьезный труд, который выковывает из ребенка самостоятельного человека.

№ 28 / 1011

Комментарии:

Все поля обязательны для заполнения