Рискуем остаться без прошлого… В Козульском районе разрушается 200-летний храм

Рискуем остаться без прошлого… В Козульском районе разрушается 200-летний храм

Красноярский край богат на исторические события, но памятников, которые бы напоминали миру о старых временах, в регионе становится все меньше. А те, что живы, требуют немедленной помощи, вмешательства специалистов – восстановления, реставрации, простого внимания. Ничто не вечно в этом мире, даже камень и железо. И забывая об этом или откладывая заботу об исторических зданиях на потом, мы рискуем остаться без прошлого.

Обратная сторона статуса «под охраной»

На днях в Козульском районе побывала целая экспедиция. Представители палаты патриотических, историко-культурных и краеведческих организаций Гражданской ассамблеи края решили познакомиться с проблемами культурного наследия этой территории. Вместе с ними поехали в район и журналисты НКК.

Козульский район – сосед краевого центра. Ехать до него чуть более 100 км. По нашим, сибирским меркам это не расстояние. Но, как показывает история церкви Святителя и Чудотворца Николая в Большом Кемчуге, порой трудно преодолимое для ответственных служб.

Неизвестный предприниматель на свой страх и риск установил на церковь купола с крестами, хотя любые изменения в объекте культурного наследия караются законом

Полуразрушенный храм стоит недалеко от трассы, идущей на Ачинск, и хорошо виден с дороги. Наблюдательные люди отмечают: с каждым годом он все больше ветшает, хотя сердобольные местные жители как могут ухаживают за церковью, охраняют от недобрых людей. Устроили здесь небольшой алтарь и по воскресеньям приходят помолиться.

– Я 40 лет назад приехал в Большой Кемчуг, церковь не действовала. Сначала в ней склад травяной муки был, потом коровы, овцы жили, – рассказывает местный житель Петр Тихонович Сыхов. – А в 2016 году нам позвонили добрые люди: приедем к вам – субботник проведем, уберемся на территории церкви и молебен отслужим.

И действительно, приехали паломники – на большом автобусе и личных автомобилях. Церковь, а вместе с ней и деревня ожили.

– Первое время к нам батюшки ездили – отец Алексей из емельяновской церкви, отец Александр из Красноярска, отец Андрей из Ачинска, – вспоминает Петр Тихонович. – Даже крещение у нас однажды провели. Иконописцы святых на стене написали. А потом все это прекратилось – говорят, запретили. Церковь – объект культурного наследия регионального значения. В ней ничего делать нельзя.

Церковь оставили такой, как есть, – полуразрушенную, с облупившейся штукатуркой и разрушающимися стенами. Однажды с купола оборвалась балка, пробила деревянный потолок. Благо внутри в этот момент никого не было.

Старожилы вспоминают: раньше церковь была очень красивой. А сейчас остались одни развалины

Церковь Святителя и Чудотворца Николая так и стояла бы продуваемая всеми ветрами – без окон, без дверей, если бы не местные жители. Они закрыли поликарбонатом большие проемы, укрепили балки и стены. А несколько лет назад приехал в деревню меценат – привез купола, изготовленные на Алтае, и на свой страх и риск их водрузил на маковку церкви.

– К нам потом приезжала прокуратура – искала его, хотела наказать (на объектах культурного наследия даже гвоздь забить нельзя, не то что купола ставить). Но так и не нашли. Кто он, откуда – мы не знаем, – хитро улыбается Петр Тихонович.

А купола стоят, на солнце блестят позолоченные кресты. Это хоть немного оживило умирающий храм.

Памятник на болоте

Кирпичный Никольский храм построили в 1848 году по проекту архитектора Петра Шарова. Церковь принадлежит к числу архитектурных произведений, характерных для периода позднего классицизма русской провинции, и представляет собой однокупольный храм с двухъярусной колокольней.

По сведениям сельчан, в закладке фундамента принимали участие многие жители Большого Кемчуга. В самом начале строительства они приносили из домов куриные яйца и добавляли их в состав при кирпичной кладке. Из-за просчетов, допущенных при строительстве, Никольский храм был временно закрыт 27 октября 1861 года – состояние его конструкций стало вызывать опасения. Говорят, почва под храмом оказалась болотистой, фундамент стал постепенно разрушаться.

В 1883 году богослужения возобновились, но после революции, в 1930-х годах, церковь была закрыта и заброшена.

Фактор «заболоченности» почвы не исчез и сегодня. Местные жители говорят: раньше церковь стояла на берегу реки, а потом здесь провели автотрассы, воде уходить некуда. Вот и течет она под храм, разрушает древние стены.

Большекемчугская церковь давно нуждается в реставрации. Жители Козульского района уже несколько лет добиваются, чтобы ответственные организации обратили внимание на погибающую святыню. Но, как говорится, воз и ныне там.

Неучтенная история

Село Балахтон стоит на берегу одноименной речки. На въезде нас встречает зеленое здание с башенками и шпилями – Балахтонская врачебная амбулатория Козульской районной больницы. По мнению и. о. главного врача Козульской районной больницы, председателя палаты патриотических, историко-культурных и краеведческих организаций Гражданской ассамблеи Красноярского края Юрия Тяжельникова, это здание – интереснейший объект:

– Построена она в 1915 году пленными австрийцами. Интересна и с архитектурной точки зрения, и с исторической, и с точки зрения организации здравоохранения. В башенках с большими окнами размещалась операционная, хирурги могли работать в условиях короткого сибирского дня.

Это здание уже больше 100 лет функционирует как объект здравоохранения. До недавнего времени было самостоятельной больницей, работавшей наравне с Козульской – не было мест в центральной лечебнице, отправляли в Балахтон. Здесь трудилось около 20 медиков, делали операции, лечили зубы, принимали роды. Но несколько лет назад запретили размещение стационаров в деревянных зданиях, и историческая больница превратилась в амбулаторию. Сейчас прием ведут врач и фельдшер, да медсестра ставит капельницы и принимает анализы.

Здесь даже ручки исторические

Но столетнее здание живет и функционирует. В рабочем состоянии старые печи с чугунными изразцами. Им более века, они – беда и выручка местных медиков в сильные морозы, когда не справляется паровое отопление.

– Во время Первой мировой войны австрийско-венгерские военнопленные жили в семьях местных крестьян, свободно передвигались по селу. Под руководством своего мастера ходили на работу, – рассказывает директор Балахтонской средней общеобразовательной школы Александр Лобос. – Больница построена очень искусно, добротно. Для Сибири необычной была металлическая кровля и на австрийский манер башенка со шпилем. По всему периметру здание украшено резьбой.

Впрочем, в Балахтоне наследие пленных австрийцев не ограничивается больницей. Рядом располагаются баня, прачечная, конюшня (сейчас здесь гараж) и колодец. Качество питьевой воды в Козульском районе невысокое, а в колодце, вырытом пленными, – чистая и вкусная вода.

Кстати, с больницей здесь связаны две легенды. По одной из них, в революционные годы отступающая армия Колчака спрятала на территории амбулатории свой золотой запас, а по другой – именно с башенок со шпилями красные отстреливали белогвардейцев.

Балахтонская амбулатория – пока неучтенное наследие. Общественники считают: его необходимо сохранить, внести в реестр памятников регионального значения.

После поездки в Козульский район у нас возникли вопросы: почему исторический храм в Большом Кемчуге оставлен без внимания и, как следствие, обречен на разрушение? Каким образом внести в реестр памятников историческое здание балахтонской больницы? Ответить на них мы попросили службу по государственной охране объектов культурного наследия Красноярского края. Изменится ли ситуация, расскажем в следующих номерах НКК.

Фоторепортаж из Козульского района

Фото Олега КУЗЬМИНА

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

18 января 2022
Пекин-2022: их уже одиннадцать
Еще 9 красноярцев из разряда кандидатов официально перешли в члены сборной ОКР, что поедет на Олимпиаду-2022. Самой многочисленное пополнение пришло после
18 января 2022
Свидетель последнего открытия
Завершились поиски легендарного ледокола «Вайгач», затонувшего в Енисейском заливе в 1918 году. История поисков насчитывает без малого 40 лет. Еще
17 января 2022
Сохраним ли историческое и культурное наследие?
Старинный храм в Козульском районе внесли в приоритетный перечень объектов, которым требуется реставрация. Обретет ли он прежний вид – станет