Меню Поиск
USD: 77.92 -0.04
EUR: 91.31+0.00
№ 72 / 1250

С принтером Брайля и мнемосхемами

В красноярских вузах создают условия для особенных студентов

Фото Олега Кузьмина Начало этого учебного года ознаменовалось уже несколькими скандалами разного масштаба на тему инклюзии. Правда, речь шла о средней школе. А что же вузы? Готовы ли они принимать студентов с особенностями здоровья?

Отношение изменилось

Около 20 лет назад, когда про инклюзию никто не слышал, в учебном корпусе КГТЭИ на Прушинской уже начали создавать особые условия для студентов с инвалидностью, сотрудничали со школой-интернатом имени В. Синякова, где обучались дети с проблемами опорно-двигательного аппарата.
– Нас тогда вообще никто не понимал, – рассказывает Лидия Коношенко, заместитель директора института торговли и сферы услуг СФУ. – Приходилось даже слышать: «Ну что вы с ними возитесь?» Это было очень обидно.
В аудитории появились регулируемые стулья, конторки, для того чтобы писать стоя, и даже кушетки – если вдруг сильно устанет спина, можно и прилечь.


Ну а сейчас, когда особые потребности студентов обязаны учитываться уже по закону, здесь появилось и новое дорогое оборудование.
– Это принтер Брайля, печатающий рельефно-точечным шрифтом, это новейшие компьютеры – с клавиатурой Брайля, вот увеличительная лупа, – показывает Лидия Коношенко. – Для ребят с ДЦП – особая клавиатура с крупными клавишами. А вообще сейчас многим очень помогают гаджеты. Девочка наша с ДЦП говорила очень плохо, ее почти не понимали. Но она могла написать на планшете и показать преподавателю.
В вузе отмечают – за это время отношение к инвалидам изменилось. Артема, молодого парня с таким ДЦП, что ходить он не мог вообще, привозила мама, а по учебному корпусу его перевозили на коляске сами студенты.


Диагнозы  у таких студентов, как и их жизненные ситуации, разные.
– У одного из ребят были очень серьезные проблемы: без помощи мамы он почти не мог обходиться, – вспоминала Лидия Коношенко. – Она приехала и жила с ним в общежитии. Мы ей даже работу нашли. Но зато у мальчика была настолько активная позиция, настолько он был целеустремленный, что просто поражаешься.

Ярослав Гусев, студент СФУ, обучающийся по специальности «экология и природопользование» и имеющий инвалидность по зрению, тоже считает, что диагноз – не повод унывать.
– Вообще, если слушать врачей – то сразу лучше умереть, – говорит он. – Они против физнагрузки, сидения за компьютером и всего, что может потом сказаться негативно. Но если я занимаюсь спортивным туризмом и начинаю чувствовать себя плохо, то просто сообщаю преподавателю и меня освобождают. Вообще мне сразу в вузе предложили выстроить образовательный процесс специально под мои потребности, но я отказался: не хочу переходить на индивидуальное обучение, лишаться возможности общаться с одногруппниками. Все проблемы с обучением побеждаются упорством.

Много упорства и труда

В Красноярском государственном аграрном университете отдел инклюзивного образования был создан в 2014 году. Сейчас здесь обучается 26 человек. Сформирована группа волонтерского сопровождения, которая помогает добраться до аудитории особым студентам. Ребята обучены по программе «Абилимпикс».
– Вузы не имеют права препятствовать в получении образования, вне зависимости от того, какой диагноз стоит у человека – будь он тотально неслышащий или незрячий, – поясняет Алексей Чуршуков, сотрудник отдела.  – Причем согласно закону об образовании условия для обучения таких студентов должны создаваться не в тот момент, когда они поступают, а до этого. Сейчас у нас есть самые разные ребята – и слабовидящие, и с нарушениями двигательного аппарата. Мы ежегодно улучшаем архитектурную доступность вуза: разместили тактильную информацию на мнемосхемах  – это позволяет слабовидящим «видеть» расположение аудиторий в здании или различные элементы в помещениях. На лестницах – двойные поручни, специально оборудованы санитарно-гигиенические комнаты. В учебных аудиториях компьютеры с программным обеспечением для слабовидящих, для слабослышащих студентов кабинеты оборудованы индукционными петлями, обеспечивающими качественную передачу звукового сигнала на слуховые аппараты. Актовый зал приспособлен, чтобы проводить мероприятия для слабослышащих. В этом году в нескольких институтах появились специальные клетки для собак-поводырей. Там есть подстилка, миска для питья – все, чтобы животное чувствовало себя комфортно.

В вузе планируют поработать над входными группами в общежития, сделать их более доступными для людей с инвалидностью.

Галина Зименко, председатель региональной организации общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов», отлично помнит, сколько несправедливостей в отношении особых ребят было не так давно. Но сейчас многое изменилось.
– В течение последних пары лет нам вообще не поступало жалоб – настолько все отлажено. Вузы предоставляют квоты для такой категории абитуриентов, а в Красноярске есть колледж, где принимают по итогам собеседования – в случае, когда речь идет о ментальных инвалидах. Мы сотрудничаем с агентством занятости: впоследствии выпускникам с инвалидностью вполне реально найти работу, мы многих трудоустраивали в «Ванкорнефть». Иными словами, по сравнению с тем, что было ранее, – это небо и земля. Я еще хорошо помню ребятишек, которых в начале 90-х отправляли во вспомогательную школу без вариантов. И хотя их способности вполне позволяли получать профессиональное образование, никаких шансов поступить после окончания такого учреждения у них уже не было. Сейчас все по-другому, и проблема может быть лишь в отсутствии желания учиться, потом идти на работу, понимая, что никаких поблажек не будет. Но что тут скажешь – и у здоровых далеко не всегда такое желание есть.
Невольно вспоминается книга «Жизнь без рук» сибирячки Надежды Тушиной, которая способна вдохновить ничуть не меньше, чем история заморского Ника Вуйчича. В результате осложнения после полиомиелита (прививок тогда еще не было) у девочки отказали руки. Как жили инвалиды в СССР, понятно всем. Она стала изгоем даже в собственной семье. Приходилось доказывать, что способна обучаться в школе, а потом в вузе.

Что сможет не только родить, но и воспитать детей. И даже дача, которую они с мужем приобрели, – не просто так – Надежда полола грядки ногами… Умирая, ее мать просила присмотреть за своим любимцем, сыном, который крепко сдружился с бутылкой.

А сестра Надежды откровенно ей завидовала: «И дом у тебя – полная чаша, и дети, и внуки…»

Это еще один пример того, как человек с инвалидностью может жить даже более полноценной жизнью, нежели многие совершенно здоровые люди. Пришлось приложить много упорства и труда. Но без них ни изменение законодательства, ни создание особой среды в вузах не будут иметь никакого смысла.

Компьютеры – бесплатно


В этом году 20 студентов с ограниченными возможностями здоровья получили ноутбуки благодаря подпрограмме «Доступная среда» краевой программы «Развитие социальной поддержки граждан». По ней для тех, кто получает среднее профессиональное и высшее образование с использованием дистанционных технологий, предусмотрено приобретение компьютерной техники.

Она передается в собственность при среднедушевом доходе семьи менее полуторакратной величины прожиточного минимума на человека. С 2011 года студентам-инвалидам, получающим среднее и высшее профессиональное образование с использованием дистанционных технологий, было бесплатно передано 237 ноутбуков.

Информацию можно уточнить по единому справочному телефону министерства социальной политики края 8 800 350-20-50.

№ 72 / 1250

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео