Счастливая, несмотря на…

Счастливая, несмотря на…

Алена Кононенко-Згурская говорит: «Я счастливая мама, у меня два прекрасных сына». Ее глаза действительно светятся счастьем. Несмотря на обрушившиеся на нее сложности и испытания, она не замкнулась в себе. Эта женщина нашла силы и особенных детей поднимать, и развиваться самой.

«Поставлю тебя на ноги!»

Алена – молодая красивая женщина. На ее лице постоянно цветет улыбка. И не вымученная и наигранная, а настоящая – искренняя. И сама она как будто искрится радостью. Даже не скажешь, что Алена – мама двоих особенных детей, которые не встают с колясок.

Родители таких ребятишек всех себя отдают их лечению и воспитанию. Уходят в проблемы с головой, так, что на себя и времени не остается.

– Я раньше тоже так думала: где взять время на себя, – признается Алена. – Но несколько лет назад поняла простую вещь: если мама собой не занимается, не развивается, то и детям своим дорогу в жизнь дать не сможет. Потому что многое в нашем мире зависит от мамы.

Как пришло это понимание? Говорит, жизнь подсказала. А она у Алены складывалась непросто.

После школы жительница Канска приехала покорять Красноярск – поступила в педагогический институт. Хотела стать учителем русского языка и литературы. Вышла замуж, на четвертом курсе забеременела, родила сына. Не простого, особенного.

Малыш с рождения получил кровоизлияние в мозг, долго находился в коме. Потом врачи поставили диагноз: родовая травма, поражение центральной нервной системы. Советовали: лечитесь, позже мальчик встанет и будет ходить.

А Артем не вставал. Он только научился ползать. И все.

– Я, как и все остальные мамы особенных детей, надеялась на лучшее, все вкладывала в ребенка, – говорит Алена. – Мы с ним прошли огонь, воду и медные трубы. Где только не были, какие методы лечения не пробовали. Бесполезно. Говорят: мышечная дистония, поражение центральной нервной системы. Но точного диагноза ему до сих пор не поставили.

Интеллект сохранен, вот только физически малыш не развивался. У Артема был парез мягкого неба. Малыш все понимал, но никак не мог заговорить. А в 3,5 года резко начал общаться. Сначала непонятно, затем все лучше и лучше.

– Мы проходили коррекцию с логопедами и психологами. Постоянно были в лечении и занятиях. Пробовали и традиционную медицину, и нетрадиционную, были и у бабок, и у экстрасенсов, – вспоминает женщина. — Я говорила Артему: «Все равно поставлю тебя на ноги!»

Дважды в одну воронку…

До учебы ли тут? На время родов взяла академический отпуск в институте. А когда мальчик подрос, Алена перешла на заочное. На время сессий отвозила Артемку к маме в Канск. А сама училась, сдавала. И получила диплом.

С особенным ребенком – какая работа? Алена с головой ушла в развитие малыша. Когда увидела, что тот плохо говорит, решила сама стать логопедом. И вновь поступила в институт – на второе высшее. Мама поддержала: «Учись, поможем чем сможем».

– Мне очень нравилось учиться. С оплатой проблем не было – муж зарабатывал. Но на втором курсе я вновь забеременела.

Алена говорит: второго ребенка они с мужем не планировали, опасались: первый малыш родился с такими отклонениями, как бы не передалось это и следующему. Но врачи заверили: дважды в одну воронку снаряд не падает. Да и анализы были прекрасные. Но второй мальчик также страдал мышечной слабостью.

– Когда родился Матвей, многие не понимали, зачем мне его забирать из роддома. Спрашивали: «Как ты будешь жить с двумя такими сложными детьми?» – горько улыбается Алена. – Но я верила: мой старший сын будет ходить. И отказывалась понимать, что младший тоже с заболеванием. Три первых года я говорила: «Позже, но сядет, попозже, но поползет, потом встанет». Время шло, а ситуация не менялась.

Матвей оказался намного слабее своего старшего брата физически, но говорить начал вовремя.

Теперь Алене пришлось выхаживать двух особенных мальчишек.

– Честно говоря, хотела бросить институт, – признается женщина. – С двумя детьми было очень сложно и психологически тяжело. Муж не поддерживал. В семье начались ссоры и недопонимания. Но тогда мама сказала мне: «Раз начала учиться, заканчивай».

День по минутам

Матвею был год, когда Алена получила диплом логопеда. И тогда же к ней пришел первый клиент.

– Мы общались в кругу мам особенных детей. Только у них ребятишки были с ДЦП, а у меня другие. Девчонки знали, что я оканчиваю логопедический факультет, видели результат моих занятий со старшим Артемом. Он уже вовсю разговаривал, кроме того, я его подготовила к школе, и он пошел в первый класс обычной школы на домашнее обучение. И тут мне позвонила женщина: «От нас все отказались, возьмите ребенка, пожалуйста». Я хорошо помню своего первого ученика. Ему было шесть лет, и он вообще не разговаривал.

Детей Алена оставить не могла, поэтому ученики приезжали к ней на дом. Пока Матвей спал, она могла учить других ребятишек разговаривать.

В семье появились финансовые сложности, муж потерял работу. И семейный бюджет стал заботой Алены. Так началась ее трудовая деятельность с двумя особыми детьми на руках.

К ней шли не только как к логопеду, но и как к дефектологу – мамы с такими же особыми детьми. А затем стали приводить и обычных малышей с речевыми проблемами. Так набрался небольшой круг учеников, занятия с которыми приносили доход семье.

– Я не могла никуда устроиться на работу, ведь на руках были дети. Но, оказывается, можно найти выход и из этой ситуации. Иногда на время занятий я нанимала няню для Артема и Матвея, а нередко с моими детьми сидели мамы ребятишек, с которыми я занималась.

От своей работы Алена получала удовольствие. Как все успевала – сейчас и не скажет. Мальчикам нужно было делать массаж, возить на лечебную физкультуру, находить время на занятия с ними аппликацией, лепкой и рисованием. Весь день у нее был расписан по минутам.

– Дети у меня не были обделены вниманием. Они говорят: «Мама всегда с нами». Я поддерживала все их интересы, читала им книги. И до сих пор они у меня читающие ребята.

«Обойдешься без меня»

А когда Матвею исполнилось 3,5 года, от Алены ушел муж. «Ты можешь работать, зарабатываешь, обойдешься без меня», – сказал он жене. Алиментов он не платил, Алена и не просила – не хотела портить отношения, надеялась, что вернется.

Не поддержала женщину с двумя особыми детьми и свекровь: «Он устал. Хочет лучшей жизни. А ты забрала детей, значит, тебе их и тянуть».

– Когда он ушел, многие не понимали – как? А он сломался. Психологически не вынес, – оправдывает своего бывшего мужа Алена. – Решил, что не потянет такую ответственность.

Старшему сыну тогда было уже 12 лет. Он прекрасно понимал, что происходит между родителями. Артем на отца обиделся. Если Матвей тянулся к папе и устраивал истерики, когда тот уходил после коротких посещений, то Артем замыкался в себе и с отцом не разговаривал.

Непросто было пережить такое и Алене.

– Когда муж ушел, мне стало страшно. Одна. Кроме того, мы жили в однушке свекрови, и нас с детьми с этой квартиры стали вытеснять. Тогда во мне поднялась буря эмоций. Я сказала свекрови: «Не трогайте нас. Как только появится возможность, я уйду».

Для себя решила: возвращаться в Канск к родителям – не вариант. Детям необходимо жить в краевом центре, поближе к докторам.

Загадала – получила

– Нужно было вытаскивать себя из всего, что случилось в моей жизни, – продолжает рассказ Алена. – И я ушла в психологию.

Одна из мам особых детей, с которыми занималась Кононенко-Згурская, принесла ей книги: «Почитай». Она долго не открывала их, а затем прочла залпом. Там рассказывалось о страхах и убеждениях людей, про отношения мужчин, женщин и детей, о том, что каждый человек – автор своей жизни. Но главное – писатель убеждал: загадай желание, и оно исполнится.

– Я стала искать причины произошедшего, отслеживать события своей жизни, прислушиваться к себе. В конце концов простила и отпустила мужа. Но к желаниям серьезно не относилась. Хотя написала два: мне нужна была машина, чтобы возить мальчишек на процедуры, а также квартира.

Написала и убрала в тетрадку.

Дальше, как говорит Алена, в ее жизни начали происходить чудеса. Тогда на приобретение машины родителям детей-инвалидов государство выделяло по 100 тысяч рублей. И она, дозаняв денег, приобрела на эту субсидию автомобиль.

А в один прекрасный день решила написать письмо президенту – описала свою ситуацию и просила выделить помощь на приобретение квартиры или поставить в очередь нуждающихся. Отнесла в общественную приемную в Красноярске. Но через месяц ей пришел отказ.

– Я, конечно, поплакала немного, но решила действовать по-другому. Написала президенту на его официальном сайте. Прошло несколько месяцев – ответа не было.

Каждое лето мама возила мальчишек на озеро Плахино, которое славится лечебной грязью. Поехала и в 2011 году. Но добрались путешественники только до Канска. На три дня зарядил дождь, и они решили вернуться домой.

Тот день Алена помнит в мельчайших подробностях. Как она остановила машину около подъезда дома, как перенесла мальчишек в квартиру, как разгрузила машину, а затем легла отдохнуть. И сквозь сон услышала звонок сначала в домофон, затем в дверь.

Это были сотрудники соцзащиты: «Пришло письмо из приемной президента, решается вопрос о выделении вам денег на приобретение жилья». Они оценили жилищные условия мамы с особыми детьми и обнадежили: «Ждите».

Осенью того же года Алена, Артем и Матвей переехали в новое – уже свое – жилье. Им приобрели двушку на Ястынском поле.

– Настолько сильным было мое желание, что край выделил нам деньги, – считает Алена. – Загадывая что-то важное, ты вкладываешь столько эмоций и энергетики, что вселенная тебя слышит.

Квартиру оформили в собственность Алены и детей, но первые полгода она боялась: придут и заберут жилье. Только потом поняла – это их дом, ее мальчишек из него никто уже не выгонит.

Возрождение

И Алена стала загадывать желания. Сначала – трехкомнатную квартиру, чтобы у каждого члена ее семьи была своя комната, затем – понимающего и любящего мужчину. Он появился в ее жизни неожиданно, как она говорит, «волшебно». И оказался тем, кто способен поддержать женщину в любой ситуации, кто принял ее детей такими, какие они есть.

Она говорит: это не просто – добиться исполнения желания. Нужно поработать с собой, убрать все зажимы и барьеры. Только тогда обретешь то, то хочешь.

Алена так увлеклась психологией, что решила получить еще одно образование. Во время пандемии поступила в Петербургский университет на онлайн-курсы по психологии, и уже имеет два диплома – международного и российского образцов.

– Теперь, – говорит психолог, – могу работать с мамами особенных детей, помогать им становиться счастливыми.

У нее уже есть небольшая группа мамочек, которые обращаются к ней за консультациями. Работают, разбирают ситуации, и их отношение к жизни меняется.

– У меня есть мечта запустить свой онлайн-проект «Возрождение: счастливая, несмотря на…». Это разбор отношений с детьми и мужчинами, определение предназначения, финансовое развитие, – говорит Алена. – Но самое важное – принять и научиться жить с тем, что у тебя происходит. Уметь благодарить за все, даже за то, что ты проснулся. Мне одна женщина написала: «Вы благодарны за то, что у вас дети-инвалиды?» А я действительно благодарна. Такие дети даются для развития родителя. Нельзя закаменеть, застыть, сказать: раз у меня особенный ребенок, существование завершилось. А оно не закончилось. С этим нужно и можно счастливо жить!

Научить их с этим справляться

– Я мама, но не до фанатизма, – говорит Алена Кононенко-Згурская. – Меня, наверное, помидорами закидают, если я напишу такой пост в соцсетях. Большинство мам особенных детей настолько погружены в то, чтобы поставить ребенка на ноги, сделать его как все, что не видят за этим реальности. Постоянные операции, ломки костей. Бедные дети не видят ничего, кроме врачей в белых халатах и уколов. Но при ДЦП прежде всего страдает голова. И тут уже ничего не сделаешь. Когда я вижу в соцсетях сбор денег на реабилитацию ребенка с ДЦП, не осуждаю. Но и не поддерживаю, потому что это бессмысленная трата денег. В свое время я осознала эту реальность, сказала себе: вот так собирать деньги можно всю жизнь. А я у своего ребенка больницами отбираю детство. И если со старшим мы все испробовали, младшему досталось меньше. У него плохая спина – сильное искривление позвоночника. Но мы отказались от корсета, иначе атрофируются свои мышцы. Мы делаем массаж, но у детей такие мышцы, что накачать их невозможно.

Мама решила: раз нельзя ничего изменить в детях, нужно научить их с этим жить. Алена понимала: чтобы выжить, сыновья должны стать самостоятельными.

Она постоянно наставляла их: учитесь. С первого класса приучила самостоятельно заниматься и делать уроки. В результате Артем окончил школу ударником, Матвей девять классов прошел на отлично, сейчас в десятом.

Они занимались с другими ребятами в художественной школе, постоянно черпают знания на онлайн-курсах. Артему уже 25 лет, он окончил СФУ, получил специальность графического дизайнера и теперь работает на удаленке, планирует стать самозанятым.

Они умные ребята. Но в физическом плане не могут обойтись без мамы. Их мышцы так слабы, что женщина вынуждена их носить на руках, чтобы посадить в кресло или в машину. Да и просто положить еду в тарелки и накормить.

– Недоступность среды – главная трудность, с которой мы сталкиваемся, – размышляет Алена Кононенко-Згурская. – Красноярску далеко до совершенства. Выезды на дорогу даже в центре есть не везде. Например, в Центральном парке колясочнику нельзя спуститься к Енисею и покормить уток – нет пандуса. Это станет большим препятствием, если они сами пойдут по жизни. Даже оснастить квартиру для опорников очень дорого. И хорошая коляска – проблема. Детям с мышечными проблемами не каждая подойдет.

Кстати, обучение в университете Артема стало настоящим испытанием и для мамы, и для сына. Многие кабинеты, в которых проходили занятия, колясочнику оказались недоступны, на центральном входе не было пандуса, и студенту пришлось заезжать с черного хода.

– Я всегда говорила детям: вы достойны всего, что есть у обычных ребят, – поясняет Алена. – И мы ходим с ними в кино, театры, в цирк. Даже за границу ездили. Сначала с Артемом в Будапешт на практику, а затем с Матвеем в Болгарию на море.

Фото из личного архива Алены КОНОНЕНКО-ЗГУРСКОЙ

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

Уроки Года науки
О том, каким был Год науки и технологий для красноярских ученых, над чем они сегодня работают и что их волнует,
18 января 2022
Пекин-2022: их уже одиннадцать
Еще 9 красноярцев из разряда кандидатов официально перешли в члены сборной ОКР, кто поедет на Олимпиаду-2022. Самое многочисленное пополнение пришло после
18 января 2022
Свидетель последнего открытия
Завершились поиски легендарного ледокола «Вайгач», затонувшего в Енисейском заливе в 1918 году. История поисков насчитывает без малого 40 лет. Еще