Седой камень Керченского полуострова «Второй Брест» держал оборону 170 дней

Седой камень Керченского полуострова «Второй Брест» держал оборону 170 дней

В школьной юности побывала я в Бресте. Крепость уже музейная, но на нас, детей, произвела мощное впечатление. А этим летом повезло мне спуститься в Аджимушкайские каменоломни, которые называют второй Брестской крепостью. Здесь в 1942 году 170 дней держали оборону советские солдаты.

Ракушечник Аджимушкая

Аджимушкай раньше был маленькой деревушкой на Керченском полуострове, сейчас это район на окраине Керчи. Еще во времена Османской империи здесь начали добывать ракушечник, который был отличным строительным материалом. Отсюда пошло и название местности, которое в переводе обозначает седой или горький камень. Именно здесь в 1942 году разворачивались события, которые потом назвали вторым Брестом.

Огромный мемориальный комплекс защитникам Аджимушкайских каменоломен стоит посреди поля. Все оно изрыто воронками от взрывов, зияет провалами, уходящими под землю. Сегодня это выглядит довольно мирно – заросло травой и небольшим кустарником, узкие тропинки так и зовут прогуляться среди крымских трав. Но спустись в воронку, зайди за выступ ракушечника, и вот он – вход в подземные карьеры, узкие ходы которых протянулись под всем этим огромным полем.

Подземелья не раз служили местным жителям убежищем во время военной угрозы. Тут укрывались люди в Гражданскую войну, партизанили во время первой оккупации Керченского полуострова в Великую Отечественную, здесь прятались от налетов вражеской авиации, сюда спустились во время второго захвата Керченского полуострова фашистскими войсками в 1942 году.

Заградительный отряд

Поле каменоломен

В мае 1942 года немецкое наступление в Крыму для нашей армии обернулось настоящей катастрофой. Войска отступали, бросая боеприпасы и технику. Германская операция «Охота на дроф» входила в завершающую стадию, всего несколько дней понадобилось противнику, чтобы прижать разбитые советские части к Керченскому проливу – крайней точке Крымского полуострова.

Главком Северо-Кавказского направления маршал Буденный лично прибыл в Керчь, чтобы оценить ситуацию на месте. Он-то и принял решение спасти войска и переправить их через Керченский пролив на таманский берег. Но плавсредств не хватало, а противник близко. Надо было выиграть время, чтобы не подпустить немцев к переправе. Одним из сводных отрядов, который должен был встать на пути врага, руководил Павел Ягунов. В течение нескольких дней солдаты отражали нападения немцев, пока Аджимушкай не попал в окружение. И тогда все бойцы ушли под землю – в каменоломни.

Сегодня неизвестно точное количество воинов, спустившихся под землю. По разным данным, от 10 000 до 15 000. А также около полутора тысяч мирного населения – женщины, старики, дети. Все они надеялись, что Керченский полуостров скоро будет освобожден. Не ожидали, что жить в подземелье придется без малого полгода.

Бойцы превратили Аджимушкай практически в неприступную подземную крепость: возвели оборонительные стены, за которыми стояли солдаты и обстреливали осмелившегося сунуться сюда противника. Здесь были созданы службы разведки, тыла, химической защиты и даже военный трибунал.

Это был целый подземный город, который жил и боролся с врагом. Бойцы постоянно выходили с боями на поверхность. Они оттягивали на себя значительные силы противника.

Под землей – советская территория

Вход в подземелье

Девять километров узких ходов уходят на глубину 16 метров. Экскурсионная экспозиция занимает всего 440 метров, но спускаешься по ступеням мемориала, и уже пробирает холод, темнота давит на глаза. Температура в самые жаркие дни под землей не поднимается выше +8 градусов, влажность 80 процентов, постоянные сквозняки, у выходов известняковая пыль. Нам, привыкшим к теплу и комфорту, сложно представить, что пришлось перенести защитникам в те полгода под землей.

Лестница в подземелье

Электричество вырабатывали два трактора, а когда их завалило взрывом, освещали подземелье самодельные факелы из шин, в более дальние путешествия по узким коридорам пускались вслепую – нащупывая руками телефонный провод.

Но хуже было с водой и едой. Колодцы находились в поселке на поверхности, и чтобы принести ведро с живительной влагой, бойцам приходилось рисковать жизнью. Ведь вся территория обстреливалась немцами.

А когда фашисты завалили колодцы трупами, подземный отряд остался без воды. Люди испытывали страшную жажду, некоторые даже сходили с ума.

В центральных каменоломнях, где находилось командование гарнизона защитников Аджимушкая, был найден дневник. На 59 тетрадных страницах мелким почерком младший лейтенант Александр Иванович Трофименко рассказывал о первых днях обороны до начала июля 1942 года, когда автор скончался от голода и истощения. Трофименко писал: «Вот воды хотя бы по сто граммов, жить бы еще можно, но дети, бедные, плачут, не дают покоя. Да и сами тоже не можем: во рту пересохло, кушать без воды не сготовишь. Кто чем мог, тем и делился. Детей поили с фляг по глотку, давали свои пайки сухарей».

Источником влаги стали водокапы: роса, стекавшая с камней в солдатские каски. Еще воду высасывали из пористого ракушечника.

Бойцы делали подкопы к заваленным колодцам, долбили камень, чтобы добраться до воды. И нашли ее – на глубине 14,5 метра (высота пятиэтажного дома). А когда немцы начали травить их нервно-паралитическим газом, прятались в построенных в ракушечнике камерах.

Голодали, выживали, но боролись. Планировали вылазки, уничтожали немецкие отряды, выпускали газету, делали операции.

Там, где взрывом раскурочило камни потолка каменоломен, в небольшое отверстие в подземелье проникал лучик света. Под ним раненые бойцы и дети, которым в запертом пространстве приходилось особенно сложно, принимали солнечные ванны.

«Мы ели все, что не трещало на зубах, – траву, кусты. Крысы были большим деликатесом, – вспоминал один из защитников Аджимушкайских каменоломен Михаил Петрович Радченко. – Нас оставалось немного. Мы знали, что здесь умрем, но возвращались в каменоломни из вылазок. Шли, потому что под землей – советская территория».

Несмотря на голод и жажду, газовые атаки, взрывы и обвалы, советские воины более двух месяцев вели активные боевые действия. Лишь к сентябрю, когда их силы почти иссякли, истощенные солдаты едва держали в руках оружие, организованное сопротивление в каменоломнях прекратилось. Последние бойцы были взяты в плен в конце октября 1942 года. Немцы нашли в катакомбах живыми лишь 48 человек.

«Дикие» каменоломни

В 1966 году здесь, на месте Аджимушкайских каменоломен, открылся мемориал. Охватывает он небольшую часть подземелий, в которых жили, воевали и умирали бойцы Красной армии. Остальное – узкие темные ходы с обвалившимися сводами – отдано на откуп поисковым отрядам и сталкерам.

С одним из сталкеров спустились в «дикие» каменоломни и мы.

Здесь нет массивных ступеней и электрических ламп, шершавый ракушечник уже обвалился на входе и большими плитами закрывает катакомбы от внешнего мира. Чуть сделаешь шаг в сторону – и ты в полной темноте. Завернешь за угол узкого хода – и уже не выбраться. Зато можно присесть на камень, обрушенный взрывом в 1940-х годах, и на себе ощутить все «прелести» подземного бытия. И сразу тише становится голос, осторожнее поступь. Как будто боишься нарушить покой тех, кто так далеко от нас и так близко – благодаря сохранившейся истории.

Фото автора

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

30 ноября 2021
Емельяновцы в московском ополчении
В календаре памятных дат Москвы по решению городской думы столицы появился День московского народного ополчения (11 октября). На передовой в
30 ноября 2021
Во время «черных пятниц» активизируются интернет-мошенники
Впереди Новый год, а значит – грядет целая череда скидок и акций в магазинах и на электронных торговых площадках. С
30 ноября 2021
Вечное возвращение маэстро Третьякова
Виктор ТРЕТЬЯКОВ, народный артист СССР, один из крупнейших музыкантов современности, «эталонный скрипач» по определению Юрия Башмета, недавно удостоен звания почетного