Сила женщины в ее счастье

Сила женщины в ее счастье

Анна ГЛУШЕНКОВА всю себя посвящает семье и детям. Говорит, общаться с малышами для нее особое удовольствие. Потому и открыла в Красноярске детский сад, где учит ребятишек быть счастливыми и самостоятельными. Анна считает, что эти качества помогут им в жизни, как помогли когда-то ей самой, оказавшейся ребенком в детском доме.

Место, где тебя забывают

Про таких, как Анна Глушенкова, говорят – жизнью битая. Ей с детства пришлось испытать предательство, одиночество, незащищенность.

Родилась Аня в Новосибирской области. До трех лет жила с мамой и папой, а потом что-то произошло между родителями: мама собрала дочек (у Ани есть еще старшая сестра) и уехала к бабушке в Красноярский край. Деревня Степановка Ирбейского района навсегда стала родиной для Анны. Ей нравился этот таежный уголок, оторванный от мира.

– Я до 10 лет жила с мамой в Степановке, а потом мама нарушила закон и ее посадили. Я тогда не понимала, что происходит. Приехали из райцентра люди, маму в наручниках посадили в машину, даже обняться нам не дали, – вспоминает Анна. – Помню, у меня мысль в голове крутилась: «Где же конфеты». Я побежала за машиной, которая увозила маму. Конвоиры сжалились и разрешили ей выйти.

Старшая сестра тогда уже училась в Канском техникуме, а Аня осталась на попечении бабушки, жившей в этой же деревне. До сих пор девочка была отличницей в школе, а после маминого ареста стала прогуливать уроки, плохо себя вести. И бабушка, посоветовавшись с сельсоветом, решила определить внучку в детский дом.

– Бабушка тогда не осмелилась сказать мне, что я еду в детдом. Уверяла, что отправляет в санаторий на отдых. И меня, действительно, на первый месяц оформили в лагерь. А потом перевели в приют, где дети ждут определения в детские дома.

С собой Ане бабушка собрала все ее вещи и игрушки. Девочка тогда недоумевала: зачем?

– Я всегда была веселая, и тут – ехала в приют и песни пела, – улыбается Анна. – Думала, что в санаторий везут. Вышла – спрашиваю ребятишек: «Как вам в санатории живется?» А они: «Какой санаторий, это приют!» «Что это?» – спрашиваю. Тогда ко мне подошла маленькая девочка Ира: «Это место, где тебя забывают навсегда».

«Прости, дочка!»

В приюте она провела год. Первые месяцы надеялась: бабушка узнает и приедет. Сидела на ступенечке перед общим телефоном в холле приюта и ждала звонка. Но бабушка так и не позвонила. Приехала она только через два года уже в Ивановский детский дом, в который перевели Аню. Девочка тогда училась в девятом классе.

– Я спросила ее, почему так случилось, – вспоминает женщина. – Она ответила: «Я не смогла бы тебя поднять. Прости». И я простила. Еще в приюте решила: я сама себе помогу. С тех пор надеюсь только на себя.

В детдоме было непросто. Ребятишки здесь жили разные, в том числе и с особенностями развития. Взрослые пацаны приставали к девчонкам, и чтобы защищать себя, Аня научилась драться. Она, в отличие от других сверстников, не курила и не пила. Читала книги, занималась с педагогами и психологом.

Красноярский педагогический институт взял шефство над Ивановским детским домом, и Аня решила получить высшее образование, стать педагогом. Это был нонсенс. Еще никто из детдомовцев не дотягивал даже до 10-го класса, а тут – вуз!

Деревенский детдом был на особом счету у местных жителей. К ребятам без родителей здесь относились настороженно: что с них взять – неизвестно от кого рожденные, с плохой биографией. Это заставляло детей стыдиться себя и своих родных и близких.

– Маму я увидела в 10-м классе. Она освободилась и начала собирать документы, чтобы забрать меня. А я уже училась на факультете довузовской подготовки Красноярского педуниверситета, готовилась к поступлению, – вспоминает Анна Глушенкова. – На каникулы я поехала к маме, прожила у нее несколько дней, попросила: «Не забирай. Мне это уже не нужно». Эти четыре дня я запомнила на всю жизнь. Мама ухаживала за мной с такой любовью!

Последний раз маму Аня видела в тот же год весной. Девушка и женщина встретились случайно на автовокзале райцентра – каждая ждала своего автобуса. Аня в Ивановку, мама в Степановку.

– Мама подошла ко мне: «Дочка!» А мне стало очень стыдно стоять с ней вот так на перроне, я боялась, что нас вместе увидят. И под каким-то предлогом убежала. Она поняла. Когда я садилась в автобус, подошла, сунула мне в руку флакон духов в виде поцелуя и прошептала: «Прости!» Я уезжала, а она стояла и смотрела мне вслед каменным взглядом. Через месяц мама умерла. Просто не проснулась утром. Я до сих пор жалею, что так вела себя в тот момент.

Должен добиться сам

Поступив в педуниверситет, девушка сразу же устроилась на работу: мыла полы. Получив диплом, устроилась в школу, но зарплаты не хватало даже на съемное жилье. Уехала в Шарыповский район – исполняла обязанности директора школы. Спустя год вернулась. Определилась в семью няней с проживанием.

– Я хорошо зарабатывала няней. За год накопила денег и открыла свой детский сад, – рассказывает женщина. – Всегда мечтала работать с детьми, а еще хотелось создать свой мир, которого у меня не было в детстве.

К 2020 году у Анны было уже четыре детских сада в Красноярске. Но во время пандемии услуги воспитателей и логопедов оказались не востребованы. Сейчас остался только один досуговый центр «Левушка». Но какой! Многие родители отказываются от государственных детсадов, доверяют детей только Глушенковой.

В своем детском саду Анна создала творческую атмосферу, в которой ребенок может раскрыться. Но главное, считает педагог, – дети учатся самостоятельности.

– Это им необходимо. За них ничего нельзя делать, должны научиться всему сами. Знаю это на примере собственной жизни: выходцы из детдомов ведут жизнь приспособленцев и потребителей. А это неверно. Я так воспитываю и своих детей.

Сцена – человеческое сердце

Сейчас у Анны любимый муж, двое детей – семилетний Лев и четырехлетний Леонид, свой дом в пригороде. К семейному благополучию она шла все эти годы, стараясь перебороть детдомовские установки.

С отцом первого ребенка у Анны не сложилось. После расставания она пошла на курсы к психологу: понимала, что семья необходима. Составила себе психологический портрет будущего мужа. И встретила его – рукастого, мастеровитого и ответственного. Сразу поженились.

– Сейчас у меня осознанный муж, – улыбается женщина. – И в жизни все замечательно!

Два года назад появилось у Ани новое увлечение. Она пишет песни и сама их исполняет. Освоила гитару. Так появилась колыбельная для сына. Затем песни «Мама», «Родина», «Я сама себе помогу». Все они о детдомовском детстве, о тоске по матери, о таежном уголке, в котором выросла Аня. Даже творческий псевдоним взяла – Таежная.

А в марте 2021 года ее нашли организаторы всероссийского авторского конкурса. Она приехала в Москву и взяла Гран-при. Жюри плакало под ее пронзительные песни. «На какой сцене вы мечтаете выступать?» – спросили ее тогда. «Моя главная сцена – человеческое сердце», – ответила красноярка.

– Сейчас у меня 135 песен. Хочу создать проект помощи детям-сиротам «Равный равному», – делится планами Анна Таежная. – Буду выступать в детских домах и морально поддерживать ребятишек. Через творчество хочу создать диалог: выпускника детдома и того, кто сейчас в нем живет. Надеюсь, это поможет детям поверить в себя.

Фото из архива Анны ГЛУШЕНКОВОЙ

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

26 октября 2021
Без вины виноватые
Удивительно, но зачастую человек, дающий жесткий отпор злоумышленнику, в глазах правоохранительной и судебной системы выглядит нарушителем закона, а нападающий превращается
26 октября 2021
Помочь упасть на дно
«Ходила в церковь, просила, чтобы он уже скорее умер», – такое откровение пожилой женщины, матери алкоголика, поражает. Но правда в
26 октября 2021
Егор Корчагин: от ковида умирают чаще и быстрее
В Красноярскую краевую больницу поступают самые «тяжелые» пациенты с COVID-19 со всех районов края. И когда главный врач больницы Егор

Советуем почитать