Меню Поиск
USD: 79.33 +0.46
EUR: 92.62+0.02
№ 51 / 837

Скрипка как благословение

Если у ребенка есть способности…

Отличник, победитель олимпиад, призер творческих конкурсов… Кто из родителей не мечтает, чтобы подобные титулы предназначались именно их ребенку? Но какова цена восторженных аплодисментов?

Мы попросили поделиться своими размышлениями маму 11-летней победительницы музыкальных конкурсов Дарьи Манза, Надежду РАДОВАНОВУ.

– Даша принимала участие во многих конкурсах…

– Очень этот год насыщенный. Одним из значимых событий стало участие в международном телевизионном конкурсе «Щелкунчик» канала «Культура». Там она получила два специальных приза – футляр ручной работы для инструмента и возможность принять участие в мастер-классе академии Захара Брона (знаменитый скрипичный педагог. – «НКК») в Швейцарии. Уникальная возможность увидеть талантливых ребят не на сцене, где они выдают результат, а за занятиями. Для Даши это было очень полезно: она оценила свой уровень, убедившись, что не блекнет на их фоне, выглядит достойно. Весной в Тюмени состоялись очередные Дельфийские игры России – ее выступление было отмечено серебряной медалью. А на фестивале МБФ В. Спивакова «Москва встречает друзей» получила специальный подарок – скрипку французского мастера Алана Карбонара. Мы очень благодарны исполнительному директору фонда Екатерине Ширман и художественному руководителю Петру Гулько. Получить такой инструмент в 11 лет – это просто благословение какое-то на музыкантскую судьбу…

скрипачка_2.jpg– Когда вы заметили, что у дочери есть способности?

– Она всегда опережала сверстников – рано заговорила, информацию схватывала буквально на лету. Желания сделать из ребенка великого музыканта не было. Я просто видела, что есть способности, и важно было их развитие в нужный момент. Она прекрасно лепила: могла бы увлечься скульптурой. Прекрасно рисовала. Мои родители – искусствоведы, художники, я сама работала в художественной школе – могу сказать как специалист: в 4–5 лет ее рисунки были равноценны работам 10-летнего ребенка. Я решила, что в этом направлении и нужно двигаться. Но в школе искусств посоветовали начать с общей подготовки.

По стечению обстоятельств именно в нашей группе рисования не было – там ставили детский мюзикл. Даша впервые увидела скрипку. Педагогу Людмиле Александровне Коломейцевой я и доверила ребенка. И не ошиблась.

– Ваша жизнь изменилась?

– Очень. А у меня когда-то было свое рекламное агентство, в Норильске – должность начальника отдела рекламы и дизайна администрации города. Уже здесь окончила магистратуру СФУ, получила диплом архитектора-реставратора. Но Дашу, как подающую большие надежды, перевели в профгруппу. С ней начал заниматься Михаил Иосифович Бенюмов, профессор академии музыки и театра. Это означало, что дочь нужно возить сначала в обычную школу, потом в музыкальную, потом в академию. Кто кроме меня? И я решила посвятить себя Даше. На первом этапе обучения я присутствовала абсолютно на всех занятиях по скрипке. Вникала в тонкости. Если Даша отвлекалась, я фиксировала это для себя, потом акцентировала внимание на пропущенном. Когда меня выписали из роддома с младшей сестрой Даши, уже через две недели снова была с дочерью на занятиях. Часто ходила туда с младенцем.

– Сестренка тоже талантлива?

– В чем-то даже больше. Но сейчас у меня почти все время уходит на Дашу. В больших городах обычно при консерватории есть обычная школа. В Красноярске такого нет. Это осложняет нашу жизнь. Но педагоги идут нам навстречу.

– Одаренным детям не очень просто выстроить отношения со сверстниками…

– Да, друзей у нее не очень много. Я стараюсь учить правильному общению. Не должно быть такого – музыка и все. Она была хорошо подготовлена к школе, но в 1-м классе кричала: «Мама, забери меня из этого ада!» Для ее музыкальных ушей шум в классе был невыносимой какофонией. Лишить восприимчивости – значит лишить возможности передавать со сцены то, что задумал композитор.

В чем-то она старше сверстников: ей приходится исполнять музыкальные произведения, проникая в эмоции, мысли взрослых людей. Например, какие-то романтичные переживания. Или вот исполняет Телемана – а там есть мотивы покаяния, раскаяния – речь идет уже о религиозном опыте. Профессор может сказать: «Даша, почитай «Семь слов Христа на кресте». Найди их в музыке»... Это надо сесть с ребенком, почитать, самой прочувствовать и объяснить.

– Значит, без вклада родителей сложно рассчитывать на хороший результат?

– Однозначного ответа нет. Я – занимаюсь. Но знаю детей, родители которых не настолько погружены в их жизнь, а результаты не хуже. Для меня успех – от слова «успеть»: в этот период, в это время. Иногда Даша тоже капризничает: устала, хочу гулять. Говорю: «Ну еще чуть-чуть надо, еще шажок». Важен не блестящий итог, а то, насколько можешь заниматься любимым делом, чтобы нести людям радость. Хочется, чтобы она несла ее своим сверстникам, участвовала в благотворительных концертах. Чтоб не только все для себя.

– Многие родители мечтают об одаренном ребенке, не осознавая, что за этим стоит…

– Это очень большая ответственность. Я постоянно сомневалась: то ли делаю? Нужно ли это моему ребенку? Но как-то услышала из уст педагога: «Если мы эту девочку упустим, то там, – он показал пальцем наверх, – нам не простят!» Эта фраза заставила меня задуматься: наверное, жить по-другому я просто не имею права.

Фото: Анатолий Иванов

Талант - божий дар или источник проблем?

№ 51 / 837

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео