Меню Поиск
USD: 76.46 -0.61
EUR: 90.41-0.94
№ 53 / 839

Только половину лимита рыбы вылавливают в Красноярском крае

Уровень добычи упал из-за отсутствия переработки

Богат рыбой наш край. Да какой! Не только елец с пескарем у нас водятся, но и нельма, сиг, голец, ряпушка, хариус. Одни северные реки и озера чего стоят. Названия их звучат как музыка. Хатанга, Хета, Котуй, Таймыр, Пясина, Лабаз, Хантайское, Лама...

Вспоминаю разговор с одним старым хатангским рыбаком, который рассказывал, как в этих местах был налажен рыбный промысел «при коммунистах».

– Рыба на Таймыре и сейчас не перевелась. Но рыбзавода уже нет. Он был крупнейшим в крае. В 90-х годах его загубили. А поскольку нет переработки – упала и добыча. Раньше 40 бригад стояло по всему району. Работали они на Хатанге, на озерах. Основной объем давала ряпушка, когда она шла на нерест, ее сотнями тонн ловили. Ледник рыбзавода был завален муксуном, всю зиму его перерабатывали. На озере Таймыр стояло девять бригад. В Золотых Песках было их 11, а сейчас – две! Лодки, сети, избы... Все было оборудовано для работы. Рыбу летом солили, морозили. Зимой ходили санно-тракторные рейсы с углем, продуктами, рыбу забирали, продукты оставляли рыбакам. Было налажено снабжение сетематериалами... Рыбаки весной заезжали и где-то в январе выезжали, когда лед уже два метра, ловить нельзя... Вместе с рыбзаводом погиб и флот. А если еще дальше в историю заглянуть... Таймыр осваивали ссыльные немцы. Это было в 30-х годах и во время войны... На озере Таймыр были построены ледники на 300 тонн. Они до сих пор стоят. Разными способами – по земле, по воде и даже самолетами – со всего Хатангского района рыба доставлялась на рыбзавод. Мы давали 60 процентов всей валовой рыбной продукции края... Самое обидное, потеряли специалистов, которые умели работать. Старое поколение умерло. А молодежь не умеет, не желает, нет навыков. Их воспитывали уже по-другому... – жаловался рыбак.

Этот разговор был года четыре назад. Недавно позвонил в Хатангу местному депутату и оленеводу Олегу Уксусникову. Он с горечью сообщил, что с тех пор если что-то изменилось, то в худшую сторону. Рыбзавод по-прежнему лежит в руинах, рыбу народ ловит в основном для себя. Или сбывает за копейки заезжим коммерсантам, которые вывозят ее по зимнику и перепродают на материке втридорога…

Не знаю, как сейчас, но еще недавно рыбу и оленину из Хатанги отправляли самолетами в Москву и Питер. Как ни парадоксально, это выходило дешевле, чем доставлять ее в Красноярск.

Нет системного, экономически выверенного государственного подхода к добыче и заготовке северной рыбы, как раньше. Одни мелкие коммерсанты край рыбой не накормят. Нужна организация, финансирование, дотации.

– Здесь главное препятствие – отсутствие выстроенной транспортной логистики, – говорит начальник отдела регулирования рыболовства Енисейского территориального управления Росрыболовства Наталья Мурушкина. – Стоимость одного часа самолетного, а особенно вертолетного времени заоблачная, рыбакам никакой скидки не делается. А как иначе вывезешь рыбу с Севера? Поэтому промысловики ловят у нас в основном на Енисее, других крупных реках и озерах, откуда продукцию можно вывезти по воде или по земле, богатейший ресурс северных озер практически не задействован.

Лимиты вылова ценных рыб выбираются на 100 процентов, под угрозой находится даже популяция муксуна. А «черной» рыбой никто не хочет заниматься, ее практически не ловят – невыгодно. Хотя ее в наших водоемах много.

То-то я думаю, почему у нас в Красноярске не продаются живые лещ и карась, окунь и щука? Осетрина-то не всем по карману. Разве горожане отказались бы купить «черной» рыбки на уху да на жареху? Только свежей, чтоб еще трепыхалась? Но нет ее. В лучшем случае мороженая. А это уже не то.

Зато браконьер на водоемах края чувствует себя вполне вольготно. По самым скромным неофициальным прикидкам, ежегодно «бракаши» выгребают из Енисея до 200 тонн осетра. Его и стерлядь по-прежнему добывают варварским способом – самоловами. Некоторых, конечно, ловят, наказывают. Но уследить за всеми невозможно: за последние годы количество инспекторов рыбоохраны сократилось в разы, сегодня во всем краевом управлении Росрыболовства, в зону ответственности которого входят еще Хакасия и Тува, работает всего 125 человек. И это вместе с административным аппаратом. Понятно, такими силами контролировать все водоемы на нашей огромной территории нереально.

А пока имеем то, что имеем: из разрешенных 10 с лишним тысяч тонн в крае вылавливается меньше половины.

Рыба, ты где?

Рыболовам на заметку

Енисейское территориальное управление Росрыболовства напоминает, что река Агул, приток Кана, закрыта для любительской рыбалки! Здесь нельзя рыбачить даже с удочками. За исключением отдельных участков, предоставленных для организации любительского и спортивного рыболовства. Их местоположение и порядок получения путевок можно узнать в ФГУ «Енисейрыбвод» по тел. 236-13-07.

Из чего уху варить будем?

Золотая рыбка

На крючке

Закон о платной рыбалке толкает северян на нарушения

«Поросята» в бассейне стали предметом импортозамещения

№ 53 / 839

Ссылки по теме:

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео