Три революции Таймыра Долгано-Ненецкий район готовится к своему 90-летнему юбилею

Три революции Таймыра Долгано-Ненецкий район готовится к своему 90-летнему юбилею

Конечно, за этот срок административный статус территории не раз изменялся, но суть оставалась неизменной – самая северная оконечность Евразии при всем своем малолюдстве имеет богатую, славную историю, и все же остается землей, таящей бесчисленное множество тайн.

Один из самых ценных экспонатов Таймырского краеведческого музея в Дудинке – останки мамонта.

Вроде бы не такая уж большая редкость для Крайнего Севера, где кости «земляного оленя» (так называли исчезнувшего зверя коренные обитатели тех мест) находили и находят в изобилии. Уникальность же этого мамонта не только в том, что он имеет собственную, чудом сохранившуюся кожу, но и свою «биографию», которую можно восстановить спустя 40–45 тысяч лет.

Этот мамонт имел врожденный недостаток – у него не было одного из бивней, о чем свидетельствует представленный тут же скелет. По всему был он не жилец, но тем не менее дожил примерно до 11–13 лет – того возраста, когда заканчивается мамонтово детство, надо уходить от матери, кормить себя самому. Последнее было не по силам, но уйти все же пришлось…

Вероятно, бедняга умер от голода – таким вот его и нашли спустя четыреста с лишним веков.

Конечно, эта история не представляет собой ничего необычного – законы природы суровы, но все же она каким-то таинственным образом очеловечивает, хоть речь вовсе не о человеке, бездонную историю жизни на той земле. Она не менее драматична, чем всякая другая история.

Арктический литейный цех

Наверное, любой человек, впервые оказавшийся на Таймыре, обязательно задаст себе простой до наивности вопрос: как здесь вообще можно жить, когда сплошная ночь длится полтора месяца, почти весь год – свирепый холод и ветра, а лето – одно мгновение? Разве мало земель, где все не так, где все наоборот?

Но между тем люди пришли на Таймыр около семи тысяч лет назад, когда в странах «плодородного полумесяца» еще только появлялись зачатки будущих великих цивилизаций.

В ту эпоху климат был мягче, граница тундры и тайги пролегала на 300–400 километров севернее, чем сейчас, в центре полуострова росли березы и сосны.

Однако эти «льготные» условия все равно невозможно сравнивать с климатом тех краев, куда стремились древние люди. Тем не менее охотники и рыболовы уже в V тысячелетии до нашей эры заселяли берега Хатанги, Пясины, Хеты.

По данным археологии, первые жители Таймыра, охотники и рыболовы, пришли с востока, с территории современной Якутии. Постепенно здесь сформировалась своя неолитическая культура с особым типом керамики и жилищ, непохожих на те, в которых будут жить их далекие потомки, это было нечто среднее между землянкой и чумом.

Первые люди, облик и язык которых неизвестны, достигли большого искусства в тончайшей обработке камня, который они умели распиливать, шлифовать, сверлить.

В конце второго тысячелетия до нашей эры здесь произошла подлинная технологическая революция – появилась металлургия. Самая северная из известных археологам литейных мастерских, где изготавливали изделия из бронзы, обнаружена именно в этих краях (стоянка Абылаах-1), она датируется 1 150 г. до н. э.

Тех таймырских мастеров можно считать современниками героев Гомера, которые также знали только сплавы меди, а, кстати, древние американцы не знали металла вплоть до появления европейцев в Новом Свете.

В конце первого тысячелетия здесь появляются люди с Северного Урала, ставшие предками нынешних ненцев, энцев, нганасан, внесшие свой особый вклад в формирование уникальной арктической цивилизации. Правда, в отличие от современников великого греческого поэта, письменности она не знала. Но отголоски той далекой истории остались в мифах и сказаниях.

Может быть, именно о тех древних кузнецах и литейщиках повествуют ненецкие легенды о сихиртя, арктических нибелунгах – людях очень маленького роста, обитателях подземных жилищ, владевших тайнами выделки совершенных изделий из металла и даже приручивших «земляного оленя»…

Так или иначе далекое прошлое Таймыра есть уникальный источник знаний о человеке как таковом, о его поразительной способности освоить практически любой земной ландшафт.

Битва за подданных

Следующий после появления металла крутой поворот в истории Таймыра произошел более чем через две с половиной тысячи лет – на полуостров пришли русские.

В первой половине XVII столетия сюда добираются первые люди из «златокипящей» Мангазеи. Первые зимовья промышленников появляются на берегах Хатанги, Авама, Волочанки, Хантайки начиная с 1626 года. Новые люди пришли сюда на судах по рекам и начали основательно закрепляться на этой земле.

Здесь стоит отметить, что вообще освоение пространств «за камнем» в то время уже не было всего лишь постепенным продвижением на восток – это была гонка. Сегодня нам кажется невероятным, что Сибирь могла принадлежать какой-либо другой стране, кроме России, но в ту эпоху это был вопрос, мягко говоря, спорный.

Европейцы, особенно англичане, начали прощупывать арктические морские пути еще во времена Ивана Грозного, искали путь в Индию и Китай. По представлениям тогдашних британских географов, к востоку от Новой Земли должно быть устье некой реки, которая, если подняться по ней, приведет прямо в Китай.

Как видим, географы почти не ошибались в своих умозаключениях. Конечно, в высоких широтах уже давно ходили наши поморы, однако вопрос сводился именно к тому, кто быстрее закрепится на материке.

Поэтому русское продвижение на Таймыр было не только оправданным, но и неизбежным. Основным населением полуострова в то время были тавги – предки нганасан, которые вели войны с продвигавшимися на север тунгусами.

Причем и здесь надо избавиться от иллюзии, заключающейся в том, что русские пришли на исторически пустое место – и до них история этих земель была не менее кипучей и драматической, чем всякая другая, с той лишь особенностью, что сохранилась она не в летописях и хрониках, а в фольклоре коренных народов Севера. Впоследствии эти предания будут собирать, публиковать, изучать, пытаясь хотя бы примерно определить их историческую основу.

Так или иначе в той «гонке на восток» мы англичан опередили, на материке закрепились, а энцы, ненцы, нганасаны, долганы стали российскими подданными.

Разумеется, несколько столетий, прожитых вместе, не были сплошной идиллией, всякое случалось. Но все же надо помнить принципиальное различие европейского и русского освоения новых земель: для европейцев это была борьба за территорию, для русских – борьба за подданных.

В том числе поэтому ненцы (которые живут не только в ТМР) являются самым многочисленным народом Крайнего Севера – их более 40 тысяч, а долганы – самым молодым этносом, в чьих жилах есть и русская кровь.

В начале 30-х годов прошлого века произошла третья революция – коренные жители Таймыра обрели свою письменность. Она была разработана сначала на основе латиницы, потом – кириллицы, но это был огромный шаг вперед в сохранении национальной памяти. Можно разве что пожалеть о том, что это не произошло чуть раньше, хотя бы на тысячу лет, – это была бы потрясающая история!

СПРАВКА

Таймырский Долгано-Ненецкий район занимает площадь 879 900 кв. км, является самым большим по территории муниципальным и административным районом в России, занимая около трети территории Красноярского края. Население –31 627 человек (данные 2019 г.).

Административный центр – г. Дудинка.

Фото Елены Лалетиной и Олега Кузьмина

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Енисей»: матч с «Велесом» – зеркало сезона
Вот и завершился сезон для футболистов «Енисея». Получился он очень разным – от безнадежно скучного в начале до сказочно фееричного
22 мая 2022
Что растет в морских грядках?
А вы в курсе, откуда к нам привозят морепродукты? Вот и я не знала, пока не побывала во Владивостоке. В
Решаем вместе!
В крае продолжается голосование по выбору общественных пространств для благоустройства городских территорий. Оно проходит по национальному проекту «Жилье и городская