Три восьмерки К очередной годовщине войны с Грузией

Три восьмерки К очередной годовщине войны с Грузией

Известие о войне 8.08.2008 застало меня в самом что ни на есть расслабленном состоянии – в отпуске. Поэтому боевые действия, занявшие всего пять дней – от первого выстрела до победы, – пронеслись мимо внимания.

Александр Григоренко Зато послесловие оказалось длительным – Саакашвили, жующий галстук; Гергиев, дирижирующий на руинах Цхинвала; беспрестанный Лермонтов – «бежали робкие грузины»; бесконечные разборы, что у нашей армии работает, а что нет, и какой молодец тот генерал, приказавший на свой страх и риск, без согласования с Москвой, занять Рокский тоннель; официальное признание Абхазии и Южной Осетии; разрыв дипотношений с Грузией; достойные ответы высшего руководства остолбеневшему от нашей решительности Западу – иначе, мол, поступить не могли, и думайте, как хотите; полупрозрачные намеки, что на Тбилиси идти не собирались, хотя могли бы…

Удивительно, что та война в течение пяти с лишним лет никаких политических вопросов не вызывала, поскольку все и так ясно: была Америка, оснастившая грузинскую армию всем – от пушек до подворотничков, был негодяй Саакашвили (которого на родине собираются судить в полном соответствии с национальной традицией: вчера цветами осыпали, сегодня – в бочку с д…ом), было преступление и – наказание.

Вопросы появились после Украины. Точнее, всего один вопрос: почему ТАМ смогли решиться на войну, разрубить гордиев узел одним ударом, а здесь – нет? Ведь вроде та же ситуация – пусть Украина иностранное государство, но геноцид налицо… Нет, вполне понятно, что зеркально схожих положений в политике не бывает и против ввода войск есть сотни доводов, которые высказывают люди очень компетентные в этих делах.

Но меня, как и тех многих, которые задают этот вопрос, волнует не военная аналитика, а последняя суть – в состоянии ли Россия придавить это зло? И если да – то когда?

Шесть послевоенных лет показали: Россия в Грузии не нуждается. Нам отвечают тем же, говорят, в вас мы не нуждаемся и подавно; в тамошнем телевизоре русских называют «нацией свиней», но невооруженным глазом видно, что это от безысходности, от неимения средств восстановить лицо. Потому что стали они глубоко провинциальной страной, потерявшей все, с чем выходили в большой мир, – неповторимое кино, великий театр, песни, живопись, литературу… Футбол, наконец. Грузия выходила в мир через империю, которую проклинала двадцать лет, а потом подняла на нее руку – и тем самым отшвырнула себя на периферию. Ни тысячелетняя история, ни Сталин, ни даже младший сержант Кантария веса ей не прибавят. Сказать как Расул Гамзатов: «Без русского языка я был бы поэтом одного ущелья» – гордость не позволяет. Грузия теперь и есть – одно ущелье. Ну, и еще кучка национальных ресторанов в Москве, но это, что называется, на любителя.

И Штатам, как выяснилось, Грузия тоже до высочайшей лампочки – иначе лезли бы в каждую щель, как сейчас, завалили бы Россию санкциями, обложили высокотехнологичной брехней. Так ведь никакого кино, кроме собственного, они не признают, футбол тоже домашний, американский, трехсотлетнего привыкания к саперави и чахохбили у них нет. И даже «трубы» у Грузии нет – на фига она нужна? Позорно проиграла войну – пусть сидит и помалкивает. Может, когда-то и пригодится для создания нестабильности, а теперь – все, прием окончен.

Есть подозрения, что с Украиной произойдет то же самое – причем в любом случае. Даже если – в порядке бреда говорю – получится задавить Новороссию, а потом развалить Россию, хозяева выкинут их нэзалэжность как использованное изделие и понастроят военных баз для контроля над территорией. Не получится – тоже выкинут, но уже как непригодный для дела инструмент. Мысль не оригинальная, поэтому часто слышатся призывы войти в положение тех миллионов, одурманенных антироссийской пропагандой. Дождаться, когда жизнь у них в мозгах что-то поправит. Но лично я в их положение входить не хочу. Более того, у себя, у тех, кого знаю, вижу падение былого интереса к украинским событиям – и не потому, что надоело. Просто наступил момент ясности – это враги, а от врагов никаких «прояснений» не ждут. С Грузией этот переход от надежды к безнадежной уверенности произошел почти незаметно. С Украиной и ее хозяевами – все сложнее и дольше, но сути это не меняет.

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

«Северный фольклор – это страшная сказка на ночь»
Евгения и Юлию Поротовых долгане считают своими художниками. Прошлым летом они задумали путешествие на малую родину Евгения – в поселок
18 мая 2022
Будь готов! Всегда готов!
Сто лет назад, 19 мая 1922 года, решением II Всероссийской конференции РКСМ была образована Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина – массовое детское
Деликатесы высоких широт
Как-то случилось побывать на Камчатке, в очень приличном отеле, где обещали кормить деликатесами, и воображение сразу нарисовало красную рыбу в