Уборку в Красноярске завершили героическими усилиями Глава растениеводства «Сибагро» Сергей Мамонов об особенностях земледелия в Сибири

Уборку в Красноярске завершили героическими усилиями Глава растениеводства «Сибагро» Сергей Мамонов об особенностях земледелия в Сибири
Фото: Александр Прусаков

По итогам уборочной кампании растениеводческие предприятия «Сибагро» намолотили свыше 800 тысяч тонн зерна на площади около 240 тыс. га. Из них 83 тысячи гектаров находятся в Красноярском крае. Несмотря на убийственную погоду, растениеводам удалось поставить рекорды в некогда заброшенном хозяйстве. Об особенностях «борьбы за урожай» рассказал первый заместитель председателя правления по растениеводству компании «Сибагро» Сергей МАМОНОВ. 

– Уборка в Красноярском крае в этом году далась очень тяжело: нас заливали дожди, влажность в зерне была запредельная – свыше 35 %. Были риски большую часть урожая оставить под снегом. Площадь посева в нашем основном красноярском хозяйстве, «Сибиряке», была в этом году 70 тыс. га (в прошлом – 40 тысяч), намолотили с нее около 250 тысяч тонн. У нас там рекордная (за всю историю предприятия) урожайность по яровой пшенице – на площади 36 тысяч гектаров урожайность составила 42,2, такой и близко никогда не было! В прошлом году она была 33 ц/га, а в 2020 году, когда мы принимали хозяйство, вообще 10–15 центнеров. То есть нам удалось реанимировать хозяйство. При этом мы видели, что биологическая урожайность составляет даже больше 50 центнеров, но начали нести потери из-за погоды: дожди не давали убирать, и культура просто осыпалась, покрывала колосьями поле…

Второе – большая часть зерна вообще не дозрела. Лета не было в этом году в Красноярске вообще. Весь сезон мы шли на какой-то осенне-весенней погоде… Но, несмотря на это, до 1 ноября все убрали, получили достойный результат. Битва за урожай прошла успешно. Как я написал сотрудникам в чате, спасибо всем за патриотизм и волю к победе.

– Что человеческий фактор мог противопоставить погоде? 

– Главное – это готовность убирать тогда, когда можно. Например, по прогнозу видим: сегодня погода позволяет работать до четырех утра (температура подходит, есть промежуток между дождями). И мы работаем. Каждый действовал по принципу «Я делаю чуть больше, чем могу», от руководителей до механизаторов. Нередко спали по 2–3 часа в сутки. Стратегию и план действий приходилось перестраивать ежедневно.

Помогло еще то, что два наших крупнейших растениеводческих предприятия – в Красноярске и Новосибирске – не попали в одну погоду. Они являются балансодержателями земли – в них в двух посев был более 160 тысяч (из 240 по всему холдингу). И когда я понял, что Красноярск начинает «заваливаться», мы начали переходить на другой режим работы. Так, не дожидаясь конца уборки в Новосибирске, постепенно снимали оттуда технику, грузили в тралы и вместе с экипажем оперативно перемещали в Красноярск. С конца сентяб­ря мы начали поэтапную переброску и таким образом переместили 50 комбайнов. Плюс на помощь в Красноярск отправили 40 КамАЗов – зерно-то надо было в чем-то возить!

– А что сделали в итоге с влажностью зерна?

– В этом году в Красноярске в достаточно трудной геополитической обстановке мы сумели ввести пять мощных сушилок, это позволило нам вовремя просушивать зерно с высокой влажностью, плюс мы оперативно купили 15 зернометов для переметывания зерна. Спасала также технология «зерновых рукавов» – мы сушили зерно до 18–19 % влажности и закладывали в рукава. Дополнительно из Новосибирска перевезли трактора, бункера-перегрузчики.

– Новосибирск не пострадал, что вы оттуда забирали много техники?

– Нет, ведь мы выводили ее постепенно, по мере высвобождения. В Новосибирске тем более у нас все шло по плану: да, там у нас попали под засуху посевы, потом погода нас дождем побаловала, а на время уборки установилась погода приемлемая. В итоге по первому цеху (в Криводановке), который мы полностью перевели на интенсивную технологию, мы получили 50 центнеров с гектара (на площади 20 с лишним тысяч гектаров). Как в Белгороде!

– Расскажите в двух словах об интенсивной технологии. В чем суть?

– В ней несколько составляющих: 1) высокоинтенсивный сорт семян; 2) необходимые дозы внесения мине­ральных и органических удобрений; 3) применение специализированных средств защиты растений (от болезней, сорняков, вредителей); 4) строгое соблюдение всех агротехнологических операций.

– Извините, но почему эту технологию нельзя применять на всех полях «Сибагро»?

– Под нее должна быть готова земля, готовы поля, готовы люди и техника. Плюс на конкретном поле технологию надо оттестить в течение года-двух. Не каждые условия подойдут. Плюс расширение земельного фонда идет в основном за счет залежных земель, то есть тех, которые 10, 15, 20 лет не обрабатывались, а на их подготовку требуется время, как минимум год.

– Берете залежи, потому что они недорогие?

– Конечно, ценовой показатель важен. Лучшие, готовые под обработку куски земли быстро разбираются – никому не хочется лишний раз заморачиваться, но мы идем нестандартным путем. Зачем платить за землю 80–100 тысяч рублей, когда можно взять за адекватную цену брошенную землю и получить на ней хороший результат уже через год? В Назаровском районе, например, мы ввели уже 50 тыс. га залежей, в Сухобузимском – уже более 10 тысяч.  А в общем итоге – 250 тысяч тонн зерна мы Красноярскому краю плюсом даем. Это же продовольственная безопасность страны!

– Как вы в целом оцениваете перспективы сибирского кластера в российском АПК?

– В Сибири, конечно, намного тяжелее делать показатели, чем на юге или в центре страны. С определенным перио­дом созревания должны быть семена культур, линейка их относительно небольшая, так как она ограничена климатическими условиями… Приходится много сушить зерна (когда я работал в центральной полосе, зерновые культуры сушили в небольшом количестве и по мере необходимости, а в основном сушили подсолнечник и кукурузу на зерно). Выход на посевную, завершение работ – все ограничено по срокам… Поэтому если оценивать по пятибалльной шкале, то по условиям для сельского хозяйства юг России – это пять, центр – четыре, Сибирь – три.

Но при этом потенциал у Сибири – на пять! Если ты грамотно распоряжаешься ресурсами, то здесь можно превышать средние показатели в центре и на юге. И вход здесь дешевле, потому что дешевле земля (по сравнению с ЮФО и ЦФО, где цены просто космические). В перспективе двух-трех лет, когда мы все залежи в порядок приведем, будем показывать в среднем 45–50 центнеров с гектара по зерновым культурам. Потенциал есть куда раскачивать!

Читать все новости

Видео

Фоторепортажи

Также по теме

1 февраля 2023
«Мы русские, деревенские…»
В прошлом году, готовя материалы для нашего проекта «200 лет Енисейской губернии», познакомился я с одним интересным человеком. Так случилось,
Где в Красноярске научат ухаживать за тяжелобольными
В Красноярском крае работает единственная в России «Академия ухода за маломобильными людьми». Обучаются в ней родственники, ухаживающие за лежачими больными,
31 января 2023
Какие услуги оказывает Социальный фонд
В России с нового года работает Социальный фонд – структура, в которую объединили Пенсионный и Фонд социального страхования. Рассмотрим, что