Меню Поиск
USD: 79.68 +1.01
EUR: 93.02+1.54
№ 7 / 1185

Умиление, сострадание, страх

Три чувства, на которых паразитируют интернет-мошенники

Коллаж НКК В начале января руководитель красноярских поисковиков-добровольцев Оксана Василишина выступила с опровержением информации об оказавшейся в БСМП девушке, потерявшей память.

Пост в одной из социальных сетей сообщал, что девушка каталась с горки, ударилась головой, после чего забыла все, включая имя и пароль к телефону, так что никуда позвонить было невозможно. Документов при ней, разумеется, не оказалось. Подпись автора «инфы» – Антон – ничего не проясняла. Так же как и фотография девушки.

Поисковики сразу распознали фальшивку, поскольку не были указаны дата и место, где пропал человек, а также контакты автора, родственников пропавшей, отдела полиции, поискового отряда.

По словам Оксаны Василишиной,
если в тексте этого нет – рассылать такое не стоит; даже когда указан телефон, но с кодом другого региона, то вероятность, что это фейк, более чем велика.
Кстати, посты о девушке без памяти появлялись и в соцсетях Иркутска, Бурятии. Сейчас многие из них уже удалены.

Отбиваться от ложной информации приходится не только поисковикам, но и, к примеру, таким солидным организациям, как Пенсионный фонд России. Мошенники копируют символику, дизайн интернет-ресурсов, используют гиперссылки, видеоматериалы – при нынешнем развитии компьютерных технологий и знаний дело это не такое уж мудреное – и распространяют недостоверную информацию, предлагают несуществующие услуги.

ПФР также выступил с официальным предостережением о появлении «двойников».

Вообще подобные случаи, мягко скажем, далеко не единичны – настолько, что в ситуацию вмешался высший законодательный орган страны – принят и вступил в силу закон, который предусматривает блокировку недостоверных и искажающих факты новостей.

Виновным грозит штраф, а если ложная информация повлекла за собой вред здоровью человека или смерть, нарушила работу объектов инфраструктуры, наказание может стать более суровым.

Больше лайков!


Перечислять подобные случаи можно до бесконечности. Но все сводится к одному вопросу: зачем это нужно самим производителям ложной информации? Какую цель, например, преследовал тот самый «Антон», запуская в социальные сети сообщение о «девушке без памяти»?

Если оставить за скобками намерение таким вот образом некрасиво пошутить (бывает и такое), ближайшая рациональная цель – продвижение своей страницы в соцсетях, блогов и прочих персональных ресурсов, «вес» которых зависит от количества просмотров.

Пропажа подростка, ребенка или беда, которая приключилась с каким-нибудь милым зверьком, – простейший способ найти отклик у аудитории, которая с готовностью реагирует на такого рода сообщения.

Тот же «Антон» требовал – большими буквами! – максимального репоста, – и, можно сказать, он его получил. Так бывает и во множестве других подобных случаев.

Критическое мышление у отзывчивых граждан, как правило, просыпается уже после того, как ложная информация пущена ими в дальнейшее плавание, либо его «будят» настоящие официальные инстанции – как те же поисковики или ПФР.

Но понятно и то, что «сетевые» мошенники давно бы бросили свое ремесло, если оно не приносило никаких дивидендов; к примеру, чем больше на мини-блоге посетителей, лайков и репостов, тем выгоднее его можно продать. Есть технически более сложные схемы – пользователь проходит по ссылке, где указан телефонный номер, и после разговора с его счета исчезают деньги.

Сеть и реальность


Всемирная сеть не только радикально повлияла на действительность, но и в немалой степени стала самой действительностью, в которой обитают миллионы людей, некоторые даже переселяются туда на ПМЖ.

Так же как в реальной жизни, там есть не только освещенные улицы и проспекты, где все подметено, вымыто, защищено и лицензировано, но и темные переулки, где могут облапошить, ограбить и даже жизни лишить – вспомним «Синего кита» или реальные убийства, которые начинались с перепалки в соцсетях.

Самое печальное, что многие входящие в сеть живут еще по старинному советскому верованию «неправду не напечатают». Недавно наблюдал, как одна пожилая дама рассказывала двум другим о том, что Госдума собирается принять закон, который отменяет трудовой стаж, полученный при СССР. Спрашиваю – откуда узнали? Отвечает: так в интернете написано.

Я переспросил: где именно и кем именно? – женщина попросту не поняла вопроса. В интернете, говорит… То, что интернет – способ связи, а не газета, до нее так и не дошло, и винить в том пожилого человека не надо.

Кстати, ради любопытства набрал в поисковике тему разговора на скамеечке – да, в самом деле, есть такая «новость»: логотип с триколором, «мнение эксперта», некоего «депутата» неопознанного парламента, и, наконец, сам текст написан хоть и неумелыми юными ручонками, но с явной претензией походить на стилистику солидных СМИ.

Психологическая база интернет-мошенничества – умиление, сострадание и страх. Поэтому обиженные или потерявшиеся детишки с котиками будут работать на мошенников всегда.

Года два назад огромное количество просмотров получила ложная информация, точнее, призыв срочно забрать из подмосковного питомника 150 щенков, которых администрация собирается усыпить.

Регулярно по весне появляются «предостережения» о появлении в наших лесах завозных экзотических клещей или клопов: авторы требуют максимального репоста, иначе эти твари закусают насмерть и всех.

Время от времени публику взбадривают фейками про отравленные мандарины из Турции, лекарства из известки и с проволокой внутри, жевательной резинкой с наркотиком и пр. Но это, в общем-то, цветочки – борьба за лайки и прочие элементы славы.

Из любви к «искусству»


Еще древнекитайский трактат «Искусство войны» (VI–V вв. до н. э.) рекомендовал сеять панику в стане врага, засылая туда опасные слухи. Две с половиной тысячи лет использовался этот метод, а с появлением интернета расцвел.

Враг (часто буквальный, а не просто мошенник) отрабатывает каждое стихийное бедствие, тысячекратно умножая его ужасы, а также сочиняет «новости» про 18 террористов-смертников, засланных в разные города-страны, или про пять тысяч последователей «Синего кита», намеревающихся совершить массовое самоубийство…

Иногда авторов вбросов находят, но чаще они оказываются вне досягаемости правоохранительных органов, поскольку находятся за границей.

А бывает и так, что работает человек из одной бескорыстной ненависти к «этой стране». К примеру, минувшим летом пенсионерка из Смоленска на своей странице в ФБ разместила «инфу» о том, что в Алданском районе Якутии полиция арестовала двух ягодников за то, что у них не было маршрутного листа, разрешения на сбор, квитанции об уплате, справки о прививке от клеща и чего-то еще. Теперь их оштрафуют или даже посадят.

Несмотря на то, где Смоленск и где Якутия, и на снимке, иллюстрирующем сюжет, изображена группа европеоидных граждан, перебирающих на телеге грибы (фото взято с городского портала украинской Полтавы, сентябрь 2012 г.), и никаких официальных комментариев нет – в Якутии, как выяснилось, понятия не имели о таком происшествии, – публикация собрала пять тысяч просмотров, репостов и десятки комментариев в стиле «до чего народ довели, гады».

Знающие люди утверждают, что таким вот манером старушка шалит не в первый раз.


Как распознать фальшивую информацию о пропавших людях?

Специалисты сходятся на том, что ложная информация характеризуется:
  • предельной краткостью: нет примет, описания обстоятельств пропажи, контактов – есть только требование максимального репоста;
  • этой информации нет на официальных ресурсах МВД и поисковых организаций;
  • источник информации не указан совсем либо расплывчато: «ребенок моих знакомых» и т. д.

№ 7 / 1185

Комментарии:

Добавить комментарий

Все поля обязательны для заполнения

Свежий выпуск

Видео