Уничтожая вечность

Уничтожая вечность
Фото visitsiberia

Писаницы, древняя наскальная живопись – это уникальные исторические артефакты, которыми богата Енисейская Сибирь. Они встречаются во многих районах края, а особенно в южных – в Новоселовском, Шарыповском, Курагинском, Каратузском, Минусинском, по берегам Красноярского водохранилища.

В последние годы археологи бьют тревогу – произведения древнего наскального искусства беспощадно и безвозвратно уничтожаются современными варварами.

Эта малообразованная публика, абсолютно глухая к истории своей земли, оставляет на скалах безобразные «автографы» вроде «Киса и Ося тут были». Надписи выцарапывают гвоздем и наносят краской прямо рядом с древними историческими рисунками, которым тысячи лет, а очень часто – поверх них.

Петроглиф после этого утрачивается безвозвратно, восстановить его прежний облик уже нельзя. Невозможно зашлифовать глубокие царапины в камне – после этого пропадет и сам артефакт. А краска так глубоко въедается в песчаник, что смыть или стереть ее практически нереально.

Минусинский краеведческий музей имени Мартьянова снимает просветительские фильмы, объединенные в цикл «Древнейшее наследие Сибири». Один из них называется «Уничтожая вечность». В нем научные сотрудники музея с болью говорят о проблеме повреждения писаниц и рассказывают, что в Минусинской котловине это явление приобретает, к сожалению, катастрофические масштабы.

Здесь, например, находится гора Шишка, на которой множество древних рисунков эпохи бронзы, в том числе изображений фантастических существ и животных. Археологи считают, что гора использовалась древними людьми, скорее всего, в культовых целях.

Сегодня сюда наблюдается настоящее паломничество – приходят группы неорганизованных туристов, школьники, местные жители и «эзотерики» разных мастей.

Почти каждый норовит оставить «память» о себе – что-нибудь выбить или написать краской на каменных плоскостях. Легкая пешая доступность этой горы убивает древнюю наскальную живопись: дикие (в прямом и переносном смысле) туристы натоптали сюда хорошо заметную тропу.

Страдает от вандалов и самая знаменитая писаница Енисейской Сибири – Шалоболинская, это целый комплекс петроглифов разных эпох, вплоть до неолита, их здесь пять сотен, и каждый год ученые находят новые.

Достается петроглифам на Георгиевской горе, что близ села Тесь. Потихоньку добираются вандалы до писаницы «Улазы» в Новоселовском районе, рассказал нам директор местного краеведческого музея Михаил Пьянков. Но там петроглифы спасает только то, что не все туристы знают, где они находятся.

– В отличие от памятников археологии – погребений, древних поселений и стоянок, которые спрятаны под землей, – наскальная живопись находится в открытом доступе. Она и так подвержена природным разрушениям – мхи и лишайники, дождь и ветер… А тут еще и люди, которые не понимают, какие бесценные сокровища древности у них перед глазами, в каком уникальном историческом месте они живут, сколько народов и племен жило до них на этой благодатной земле, и все оставили о себе память, – рассказывает старший научный сотрудник «мартьяновского» музея Владимир Конохов. – Видимо, в школах на уроках истории детям плохо объясняют, почему исторические памятники надо беречь как зеницу ока. У нас на древних могильниках песок и камень добывают… Почему во Франции смогли добиться того, что палеолитические росписи в пещерах – таких как Ласко, Шове – это национальное достояние? Там из этого свою фишку сделали, туристы со всего мира едут туда, пещеры находятся под физической защитой государства, а у нас на писаницах даже сторожа нет! Это только на бумаге – исторические памятники, а на деле… Приходи, царапай.

– Наши люди слышали про египетские пирамиды, про Колизей и руины Баальбека. Но памятники Минусинской котловины по своему значению для мировой истории им не уступают! – вторит коллеге научный сотрудник музея Артем Охальников. – Например, Шалоболинская писаница – это и исторический документ, и картинная галерея под открытым небом. Каждая разрушенная писаница, каждый разграбленный курган, каждый наконечник стрелы, варварски поднятый из земли, будет навсегда утрачен для науки.

Уничтожая прошлое, эти люди уничтожают и будущее, навсегда лишая потомков возможности изучать наши памятники и наслаждаться их первозданным видом.

Слушал молодых ученых и вспоминал, как впервые поднялся на Георгиевскую гору, какой священный трепет испытал, увидев петроглифы. Стоял, обдуваемый древним степным ветром, смотрел на рисунки с изображением животных, сцен охоты, и мне тогда пришла в голову мысль, которая не отпускает до сих пор: человек каменного, бронзового века смог донести до нас информацию о себе, а мы, все такие цифровые, вооруженные гаджетами, спутниками и интернетом, вряд ли донесем до потомков, которые придут через пару тысяч лет, свои слова, идеи, изображения.

Вся наша «цифра» может быть уничтожена одним мощным электромагнитным импульсом. А камень практически вечен. Если, конечно, вовремя остановить нынешних вандалов со смартфоном в кармане, гвоздем в руке и ветром в башке.

Просветительскую работу среди молодежи вести, конечно, надо. Ученые и музейщики этим занимаются в меру своих сил и возможностей.

Но здесь и государство должно предпринять решительные шаги. Причем не на бумаге. Важнейшие исторические памятники края, которые находятся на открытом воздухе, нуждаются в элементарной физической охране.

Три трезвых сторожа, работающих посменно сутки через трое за 15 тысяч в месяц на той же Шалоболинской писанице, могли бы сделать больше, чем любые охранные грамоты, которые ни от чего не защищают. Одни только дорогостоящие «концепции» о создании туристической привлекательности края не помогут. Наше историческое наследие надо просто охранять от дураков, отгоняя их от сокровищ палкой, без всяких концепций и долгих обсуждений на конференциях.

МНЕНИЕ

Александр ЗАИКА

археолог, кандидат исторических наук (Красноярск)

– Ситуация двойственная. С одной стороны, мы стараемся пропагандировать наше историческое наследие, рассказывать о нем, чтобы люди гордились прошлым родной земли. Но с другой… Чем больше все это рекламируешь, тем больше народу приезжает на те же писаницы и просто уничтожает их. Поэтому иной раз найдешь что-то новое, и не хочется давать об этом информацию в открытом доступе, чтобы сохранить от варваров древние артефакты.

Мы, археологи, бьемся за то, чтобы к писаницам был только экскурсионный доступ, чтоб там развивался организованный туризм, чтоб охрана памятников истории была не на бумаге, а реальная.

Музеефикация таких объектов – это сложно, долго, затратно. Надо искать какие-то другие форматы – может, через природоохранные зоны. Как это сделано в Хакасии, где существует Хакасский заповедник, и на его территории тоже петроглифы. Есть егеря, кордоны, обходы – в природоохране этот алгоритм давно отработан. Охраняют природу – заодно охраняют и историческое наследие.

Что говорит закон?

Согласно статье 243 УК РФ, уничтожение или повреждение объектов культурного наследия или культурных ценностей наказывается штрафом в размере до трех миллионов рублей либо лишением свободы до трех лет.

Те же действия, совершенные в отношении особо ценных объектов, включенных в список всемирного наследия, историко-культурных заповедников или музеев-заповедников, либо в отношении объектов археологического наследия, наказываются штрафом до пяти миллионов рублей либо лишением свободы до шести лет.

Фото Минусинского музея им. Мартьянова, Олега Кузьмина

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

26 октября 2021
Без вины виноватые
Удивительно, но зачастую человек, дающий жесткий отпор злоумышленнику, в глазах правоохранительной и судебной системы выглядит нарушителем закона, а нападающий превращается
26 октября 2021
Помочь упасть на дно
«Ходила в церковь, просила, чтобы он уже скорее умер», – такое откровение пожилой женщины, матери алкоголика, поражает. Но правда в
26 октября 2021
Егор Корчагин: от ковида умирают чаще и быстрее
В Красноярскую краевую больницу поступают самые «тяжелые» пациенты с COVID-19 со всех районов края. И когда главный врач больницы Егор

Советуем почитать