Уж замуж за рубеж

Уж замуж за рубеж


История россиянки Анастасии Завгородней, у которой финские власти отобрали детей, вызвала целую волну откликов в прессе и на интернет-форумах. Как ни странно, многие из них касались не столько странностей европейской ювенальной юстиции, сколько самого вопроса «заграничных браков». Если верить статистике, ежегодно в поисках личного счастья Россию покидают более сотни тысяч женщин. Выйти замуж за иностранца и навсегда расстаться с родиной – благо или зло? Такова главная тема нынешней дискуссии.

Право на счастье никто не отменял

Не буду даже пытаться формулировать теории и выводить закономерности. Жизнь во сто крат мудрее и сложнее наших придумок о ней. Расскажу о том, что наверняка знаю сам…


В женихи – по меньшей мере баронета…

Одно из прекраснейших жизненных чудес – таинство превращения угловатой, неловкой, в дрожь застенчивой девочки-подростка в девушку-красавицу. Именно такое чудо произошло с дочерью моего старого доброго приятеля и земляка.

За те полгода, что я у них не бывал, Наташа преобразилась в статную чаровницу, в бездонно-синих глазах которой таилась какая-то загадка.

Вдобавок к очевидным внешним достоинствам она сформировалась как натура глубокая и разносторонне одаренная. От папы унаследовала наблюдательность и любовь к острому словцу, в умении пользоваться которым она родителя даже превзошла. От мамы – недюжинные способности к усвоению иностранных языков. От деда по матери – природные задатки дипломата и переговорщика. В довершение всего наша красавица недурно рисовала, писала вполне зрелые по форме и содержанию стихи, затем увлеклась поделками из керамики… У нее был небольшой, но очень теплый голосок, которым она пела русские романсы. «Что за комиссия, Создатель, быть взрослой дочери отцом! – подтрунивал я над ее папашей. – В женихи Натахе придется выписывать по меньшей мере баронета. Лучше всего – из Шотландии».

Но довольно скоро мои подначки пришлось спрятать подальше. На нашу всеобщую любимицу надвигалась настоящая беда, ее же многочисленными совершенствами и вызванная. Во-первых, не так уж много ее сверстников отваживалось даже просто подойти к ней. Во-вторых, недолго пообщавшись с ними, девушка начинала испытывать смертную скуку, поскольку все они как на подбор оказывались полнейшей пустельгой. В-третьих, Наташа еще в школе начала нравиться мужчинам намного старше себя, которых глубоко презирала за то, что все они были женаты и обременены семейством.

Мой приятель уже почти смирился с тем, что его ненаглядной доченьке уготована судьба синего чулка. Поэтому безропотно строил на садовом участке обжиговую печь для ее керамических поделок, через старые связи пробивал для Наташи участие в выставках, через межбиблиотечный абонемент выписывал ей горы редких книг…

Остановись, мгновенье…

Все радикально и бесповоротно изменилось по воле случая. По Интернету девушка познакомилась с молодым индусом, жителем Нью-Дели, архитектором, увлеченным историей России. Они какое-то время обменивались посланиями на английском, которым наша героиня владеет в совершенстве. Потом Лал Бахадур предложил перейти на русский, и оказалось, что на нем житель знойного Индостана изъясняется почти без ошибок. Затем они встретились в Москве. Наташа вернулась с этого рандеву в полном восторге от ума и обаяния индуса. К тому же он оказался не рядовым гражданином, каковых в Индии миллиард, а отпрыском знатного и отнюдь не бедного брахманского рода (замечу в скобках, что брахманы – высшая из традиционных индийских каст, или варн). Посмотрев видео об их встрече, в столь же однозначный восторг пришли родители Лала Бахадура. Очарование Наташи, ее умение вести себя с благородной простотой покорили этих представителей «высшего слоя средней буржуазии», как они сами себя называют.

Закономерным следствием всех этих очевидных-невероятных событий стала пышная свадьба в фамильном особняке в Нью-Дели.

Затем новая Наташина семья почти полностью повторила это действо в Южной Африке, где живет и процветает еще одна ветвь этого рода. Вернувшись из этого турне, мой приятель еще с месяц признавался мне, что душой он все еще там…

Вы ждете, что под занавес вскроется какая-нибудь каверза? Что Наташу продадут в сексуальное рабство? Должен разочаровать сверхпроницательного читателя: индо-красноярская семья живет и преуспевает. Лал Бахадур, признанный архитектор, занят очередным проектом, который заказало ему семейство миллиардеров Бирла. Наташа работает переводчиком в крупной корпорации. Свекор и свекровь души в ней не чают. Да и она в них тоже. Добавить к этому автору буквально нечего…

Сергей ЗАХАРОВ

Бегство невест

Почему о нем не следует сожалеть

Хочу уточнить. Разные выверты женской судьбы, включая неконтролируемую любовь, которая отечества не разбирает, в данном случае меня не интересуют.

По большому счету речь об упорных клиентках брачных агентств. Примерно о таких: «Знаете, как завидуют мои подруги, что у меня муж – австралиец? Зависть вызывает именно муж, а не дом, машина и комфорт. Мужчины-то в России уже переводятся. Девушки, уезжайте. Ищите до последней капли пота». Вот еще: «Дерзайте, девушки, нечего гробить себя на благо Родине, которая вас ни во что не ставит, и нечего тратить свои лучшие годы на русских алкашей». Это из писем тех, у кого получилось…

О пользе свободной эмиграции

Но сперва не о женщинах. Заявления «Валить надо из этой страны» мне знакомы так же, как междометия из трех-четырех букв, которые произносятся, когда роняют на ногу что-нибудь тяжелое. Правда, сейчас слышу их не столь часто, а лет 10–15 назад – на каждом шагу и по любому поводу. Один мой знакомый на пол-улицы орал: «Ненавижу Россию», когда автобус не остановился там, где он хотел.

В годину суровых испытаний – разных кризисов, дефолтов, массовых столкновений, вызванных некрасивыми поступками власти, и пр. – заявления приобретали характер угроз. Начиная с октябрьских событий 93-го на телевидении регулярно собиралась интеллигенция, и начиналась мантра на тему: эта страна недостойна того, чтобы мы в ней жили. Один властитель дум среднего калибра, помню, разорялся: над Россией опускается ночь диктатуры, и если я раньше подумывал о том, чтобы здесь остаться, то теперь твердо знаю – придется уезжать, к сожалению. Когда я такое слышал, у меня постоянно возникал один и тот же вопрос: действительно что-то изменится, если ты уедешь? Да, конечно, изменится. Из газет исчезнут твои монологи об ублюдочности российской истории и современности. То есть в «этой стране» станет чуточку меньше вони. И чуточку прибавится пространства – ведь ты освободишь жилплощадь, место на парковке – последний момент, особенно для Москвы, архиважен. К тому же и по демографическим соображениям ты бесполезен, поскольку размножаешься вяло, капризно, с тысячью условий, претензий и с великой долей вероятности, что вырастишь такого же, как ты сам. Поэтому твой отъезд на ПМЖ – благо, с какой стороны ни посмотри. При возможности я бы дал тебе пирожков на дорогу, милый друг…

Главная же польза свободной эмиграции в том, что она позволяет выводить из организма страны человеческий шлак. В российском варианте это прежде всего те, кто свято верит: «эта страна» их недостойна и с нетерпением ждет, когда она все-таки загнется. Это не обязательно представители интеллигенции, которую еще полтораста лет назад величали «подкинутым сословием». Это могут быть люди вполне обычные, исповедующие принцип: где биде – там и родина. Дело даже не в патриотизме. Любому человеку, по факту рождения вживленному в традиции, культуру, родную речь (есть замечательные слова Камю: «Меня напрасно ругают космополитом: мое Отечество – французский язык»), саму жизненную органику своей страны, преодолеть все это можно лишь ценой невероятного самонасилия – и под прессом действительно чрезвычайных обстоятельств. Обычно и на чужбине он остается таким же, как дома.

Тот же, кто делает это по доброй воле и, более того, с невероятным энтузиазмом, есть чуждый элемент, канцероген, который следует выводить из организма страны, дабы не отравиться от его избытка. Свободная эмиграция позволяет делать это законно, безболезненно и даже приятно. Я уже говорил, что возгласы «Валить надо…» сейчас слышу значительно реже: не иначе два десятилетия открытых границ стали для России хорошей клизмой.

Во деревню чужую…

Вот типичная цитата из типичного американского исследования: «Женская брачная миграция стала уникальным способом адаптации российских женщин к новым условиям. Им оказалось проще адаптироваться в совершенно чужой стране, чем в своей собственной. Для России этот процесс при дальнейшем развитии может иметь несколько следствий: некоторое выравнивание демографического дисбаланса между женским и мужским населением за счет оттока женского населения (ежегодно из России уезжают сотни тысяч женщин); значительная потеря национального генофонда; ослабление жизненных сил русского суперэтноса».

Анекдотизм ситуации в том, что типичный западный покупатель (без кавычек) хочет от этих принцесс качеств, им в принципе не свойственных, – скромности, покладистости, терпения и пр. Наверное, поэтому, если верить статистике, половина заграничных браков распадается. Так что пусть едут и портят нервы потенциальному противнику. Ведь мужики – где же я это слышал? – везде одинаковы.

Александр ГРИГОРЕНКО

Читать все новости

Реплики


Видео

Фоторепортажи

Также по теме

27 июня 2022
Что круче: Кызыл-1997 или Кызыл-2022?
Чемпионат России по вольной борьбе пришел в Кызыл спустя ровно 25 лет. Тогда, в 1997 году, он проходил вообще под
27 июня 2022
Одеяло из Сибири
На подушках какого производителя вы спите? А укрываетесь одеялом, привезенным из какой страны? В какое белье одеваете свою кровать? У
26 июня 2022
Фигаро здесь, Фигаро там!
На этой неделе вся Сибирь гуляет на свадьбе. «Свадьбе Фигаро» Моцарта в исполнении студентов и оперных солистов трех регионов, объединившихся